Дополнительный выпуск акций АО: как миноритарию защитить права

Кто такие миноритарии

И в чем их отличие от мажоритариев

Миноритарные акционеры — это владельцы акций, которые, в отличие от мажоритарного акционера, не являются контролирующими лицами общества. Например, мажоритарный акционер, которому принадлежит больше 50% акций компании, может сам решить, что компания не будет платить дивиденды. А миноритарный акционер будет вынужден с этим смириться.

Размер пакета акций и их вес

К тому, кого относить к миноритариям, два подхода. Одни относят к миноритариям тех, кто владеет менее чем 50% акций. Для нашего правопорядка это более актуально, поскольку в России большая часть уставного капитала концентрируется, как правило, у одного мажоритарного акционера.

Второй подход встречается в правопорядках с распыленной системой владения, где акционеров очень много. Например, почти 100% акций McDonald’s Corporation находятся в свободном обращении. Мажоритарным акционером при такой структуре владения может стать обладатель 20—30% акций, потому что остальные акции распределены среди слишком большого числа миноритарных акционеров, которым сложно согласовать общее решение.

Особенности статуса миноритарных акционеров

Миноритарии обладают меньшими возможностями по управлению компанией. Например, если мажоритарный акционер владеет 50% и еще хотя бы одной акцией и принял какое-то решение, то в большинстве случаев миноритарии не смогут заблокировать принятие этого решения.

Но это не означает, что мажоритарий всегда единолично принимает решения. По некоторым вопросам требуется квалифицированное большинство — 75 или 95% голосов — или вовсе единогласие. В этих случаях, если у миноритария больше 25 или 5% соответственно, решения, для которых требуется квалифицированное большинство, могут быть заблокированы.

Некоторые права у миноритариев возникают только при достижении определенного количества акций. Например, по п. 5 ст. 91 закона «Об акционерных обществах» акционер должен владеть не менее чем 25% голосующих акций общества, чтобы запросить документы бухгалтерского учета.

Какими бывают миноритарии

Миноритарными акционерами могут быть основатели компании, которые продали основную часть пакета акций, топ-менеджеры , другие сотрудники, институциональные инвесторы — банки, инвестиционные фонды, пенсионные фонды, страховые организации. Миноритарии различаются и по виду акций, которыми они владеют: обыкновенные или привилегированные.

Чем различаются мажоритарные и миноритарные акционеры

Как было сказано выше, мажоритарные акционеры могут в большей степени влиять на принятие решений в обществе. Но это не значит, что миноритарии вообще не участвуют в управлении. В некоторых случаях, например, требуется квалифицированное большинство для принятия решения, а иногда мажоритарий вообще отстраняется от голосования.

В чем конфликт между мажоритариями и миноритариями. Интересы мажоритария и миноритария могут как совпадать, так и вступать в противоречие. Миноритарий может стремиться к получению сиюминутной прибыли в виде больших дивидендов, а мажоритарий, наоборот, может быть заинтересован в долгосрочном развитии — и решит перенаправить прибыль на открытие новых направлений.

Иногда мажоритарий заинтересован в том, чтобы миноритарий получил меньше, чем должен получить. Для этого мажоритарий может инициировать заключение сделки между обществом и другим подконтрольным мажоритарию юридическим лицом. Такие сделки называются сделками с заинтересованностью и заключаются при соблюдении определенной процедуры.

Права миноритарных акционеров

Объем прав зависит от того, какими акциями и в каком количестве владеет акционер.

Обыкновенные акции. Одна акция предоставляет право требовать выкупа акций обществом в определенных случаях, запрашивать годовые отчеты, протоколы общих собраний акционеров, утвержденные общим собранием акционеров внутренние документы общества, регулирующие деятельность его органов и т. д. Полный перечень того, что может запросить акционер с одной акцией, указан в п. 1 ст. 91 закона «Об акционерных обществах».

Владение 1% акций позволяет запрашивать список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, подавать иск о признании крупной сделки или сделки с заинтересованностью недействительной, требовать получения согласия на совершение таких сделок, запрашивать о них информацию, в том числе отчеты оценщиков об оценке имущества, в отношении которого обществом совершались эти сделки, протоколы заседаний совета директоров.

Владение 2% акций предоставляет право вносить вопросы в повестку дня, выдвигать кандидатов в совет директоров, коллегиальный исполнительный орган, ревизионную комиссию и счетную комиссию общества.

Владение 10% акций позволяет требовать созыва внеочередного общего собрания акционеров.

Владение 25% акций дает право получать протоколы заседаний коллегиального исполнительного органа общества и документы бухгалтерского учета.

Привилегированные акции. Владельцы привилегированных акций обычно не имеют права голоса на общем собрании акционеров, но есть исключения. Например, владельцы привилегированных акций участвуют в общем собрании акционеров с правом голоса при решении вопросов о внесении в устав общества изменений, ограничивающих права акционеров, реорганизации, ликвидации общества.

В уставе общества должны быть определены размер дивидендов и/или стоимость, выплачиваемые при ликвидации общества по привилегированным акциям каждого типа.

Размер дивиденда и ликвидационная стоимость могут быть выражены в установленной денежной сумме, в процентах к номинальной стоимости привилегированных акций или в процентах от чистой прибыли. Владельцы привилегированных акций, по которым не определен размер дивиденда, имеют право на дивиденды наравне и в равном размере с владельцами обыкновенных акций.

Определение размера дивидендов в уставе не всегда гарантирует их получение. Например, в одном из определений Конституционный суд РФ указал, что даже если у общества в уставе определен размер дивидендов, подлежащих выплате, и общество получило прибыль, то это не подразумевает обязанность выплатить дивиденды.

Риски миноритарных акционеров

Принудительный выкуп акций у миноритариев. В некоторых случаях акции могут принудительно выкупить без согласия их владельца. Например, если мажоритарный акционер выкупил в результате добровольного предложения 10% акций и стал в итоге владельцем 95% акций.

Корпоративный шантаж миноритариев может преследовать разные цели. Например, миноритариев могут вынудить продать акции по заниженной цене: не платить дивиденды, размыть их долю в уставном капитале или угрожать выводом активов подконтрольным лицам.

Но и миноритарии могут намеренно создавать препятствия работе общества, чтобы общество или мажоритарий выкупили их акции по завышенной стоимости, — это называется гринмейлом.

Гарантии интересов миноритариев

При реорганизации АО в ООО. При любой реорганизации, в том числе в форме присоединения, акционер имеет право требовать выкупа своих акций. Есть условие: нужно проголосовать против или не участвовать в общем собрании акционеров, на котором принимается решение о реорганизации.

Общество обязано проинформировать акционеров о возможности требовать выкупа. Цена выкупа не может быть ниже рыночной и определяется оценщиком.

Если акционер хочет остаться в бизнесе, то он может обменять акции на долю в ООО в том порядке, что определен в решении о реорганизации.

При присоединении у акционеров действует то же право требовать выкупа своих акций. Если миноритарии не требуют выкупа, то их акции конвертируются в акции общества, которое осуществляет присоединение. Порядок и коэффициент конвертации определяются договором о присоединении, который заключается между реорганизуемыми обществами.

При консолидации и дроблении акций. В результате этих процедур меняется количество акций — увеличивается или уменьшается. Например, в обществе 10 000 акций номинальной стоимостью 1 рубль каждая. При консолидации можно уменьшить количество акций, увеличив номинальную стоимость акции. Допустим, теперь она составляет 2 рубля — тогда количество акций сократится в два раза. Или можно уменьшить номинальную стоимость и увеличить количество акций. Доля в уставном капитале при этом не меняется.

Последствия конфликтов между акционерами

Конфликт может быть выгоден или, наоборот, приносить вред. Например, если речь о гринмейле, то в плюсе «злой» миноритарий, который затрудняет деятельность общества. В минусе от конфликтов акционеров, как правило, само общество. За время конфликта может меняться топ-менеджмент , задерживаться принятие ключевых решений. В это время конкурент может воспользоваться ситуацией и забрать часть рынка.

Дополнительный выпуск акций АО: как миноритарию защитить права

Миноритарию, который хочет эффективно защищать свои права, нужно активнее интересоваться жизнью общества и действиями других акционеров. Когда интересы владельца небольшого пакета ценных бумаг все же нарушили, то ему следует объединиться в группу с другими миноритариями, выработать совместную тактику и попробовать разрешить конфликт с обществом и мажоритариями в досудебном порядке. Если дело все же дошло до суда, то бояться не стоит — главное набраться терпения и попробовать дойти до вышестоящих инстанций.

Как нарушают права акционеров

Ущемление прав миноритарных акционеров в России – это, пожалуй, «притча во языцех», говорит Анастасия Савельева, партнер Saveliev,Batanov&Partners. Одно из популярных нарушений – невыставление обязательной оферты мажоритарным акционером после приобретения крупного пакета акций. По закону лицо, которое перешагнуло установленный законом порог владения голосующих акций (30, 50, 75%), должно направить миноритариям обязательное предложение о выкупе их акций. Но в реальности мажоритарий этого либо совсем не делает, либо отправляет документ со значительным опозданием, из-за чего цена бумаг снижается, рассказывает Савельева.

По ее словам, сейчас у владельцев небольшого количества акций отсутствуют адекватные способы защиты: они не могут потребовать у мажориатрия направления обязательного предложения по выкупу акций или оспорить последующую цену этой сделки. Законопроект, предоставлявший акционерам подобные механизмы, Госдума отклонила во втором чтении летом 2018 года. В последнее время усложняется для миноритариев и механизм доступа к документам общества, добавляет юрист. Учитывая это, юрист АБ Линия права Кирилл Коршунов выделяет сразу несколько самых популярных нарушений со стороны мажоритарных акционеров:

Читать еще:  Юридическое заключение по проверке контрагента

Исходя из судебной практики, Яна Cалата, старший юрист Precedent Consulting выделяет еще несколько видов нарушений:

Отстоять интересы можно несколькими путями

Акционеру, который хочет защитить свои права в подобных ситуациях, необходимо совершать сразу несколько действий, рассказывает адвокат S&K Вертикаль Иван Бабин. Во-первых, следить за актуальностью адреса, на который приходят уведомления о предстоящих собраниях акционеров. Во-вторых, знакомиться с материалами, которые предоставляются перед участием в собраниях. Особенно это касается документов, которые фигурируют на годовых собраниях, говорит Бабин. Законодательство и судебная практика, рассчитывая срок исковой давности, исходит из того, что о большинстве значимых обстоятельствах участники обществ узнают именно на этом мероприятии, объясняет юрист.

По его словам, крупным акционерам важно решить вопрос со структурой организации своего бизнеса: «Если она строится по принципу «матрешки», то необходимо учитывать, что действующая практика качнулась в сторону отказа бенефициару в реализации его прав. Оспаривать сделки, требовать от менеджмента убытки могут только акционеры». В такой ситуации необходимо решить – превышают ли преимущества такой структуры связанные с ней риски, говорит Бабин: «Возможно, стоит оставить миноритарный пакет акций (более 1%) непосредственно себе, чтобы иметь формальный статус акционера».

«В большинстве корпоративных споров основной проблемой является невозможность акционерам оперативно и объективно получить информацию о деятельности общества. Действующее законодательство и судебная практика лишь в последние несколько лет начала шаги в сторону улучшения этой ситуации. Доктрина срывания корпоративной вуали, внедрение аналога французского института «астрент», перенос бремени доказывания на недобросовестный менеджмент обществ и появление широкой возможности оспаривания сделок — все это существенно изменило картину корпоративных конфликтов. Пожалуй, главной проблемой является пока ещё боязнь судов пользоваться новыми институтами. Зачастую миноритариям удаётся переломить ход борьбы лишь в вышестоящих судах, где судьи, видимо, смелее», — Сергей Солдатенко, Партнер АБ Павлова и партнеры.

Да и вообще, акционерам необходимо быть активнее, настаивает Сергей Ермоленко из ФБК-Право: «Больше интересоваться и пользоваться своими правами, внимательнее следить за жизнью компании и поведением других акционеров». Только благодаря систематическому отслеживанию жизни общества акционер сможет при голосовании на общем собрании принять решение, действительно соответствующее его интересам, утверждает Яна Салата. Кроме того, миноритарий сможет определить, необходимо ли объединяться в группу с другими владельцами небольших пакетов бумаг для защиты своих интересов, выдвижения вопросов повестки дня и выбора членов совета директоров, отмечает эксперт.

Ермоленко говорит, что у нас в стране нет развитой культуры корпоративного управления: «Люди зачастую не чувствуют ответственности и не знают о всех возможностях, которыми их наделяет факт владения акциями». Часто именно такое пассивное отношение становится предпосылкой к ущемлению прав акционеров, поводом к корпоративному конфликту, замечает юрист.

Судебная защита и разные миноритарии

Если конфликт все же дошел до суда, то эффективными методами защиты акционеров от злоупотреблений со стороны менеджмента компании Александр Попелюк партнер Lidings называет иски об оспаривании решений исполнительных органов и совершенных сделок. В таких ситуациях заявителям придется доказать, что оспариваемые решения выносились с нарушением порядка (не было кворума, не извещали всех участников и т.п.), либо компетенции органа управления и без необходимого одобрения (совета директоров или собрания акционеров), поясняет юрист.

Тем не менее, в последнее время в российском законодательстве и правоприменительной практике наметился устойчивый тренд на соблюдение баланса интересов сторон между миноритарными акционерами, бенефициарными владельцами и основным обществом, считает старший юрист VEGAS LEX Кирилл Никитин.

К тому же, миноритарии тоже бывают разные, обращает внимание Коршунов. По его мнению, нужно отличать инвестиционных акционеров, которые покупают мизерную долю бумаг общества исключительно для получения прибыли, от тех, кто с достаточно большой долей и может влиять на управление обществом. Если не защищать общества и мажоритарных акционеров от первых, то компания с большим количеством инвестиционных акционеров может просто утонуть в жалобах, которые парализуют его деятельность, предупреждает эксперт.

Защита миноритариев при допэмиссии акций и начало применения амортизации // Интересные дела президиума ВАС 30 октября

В сегодняшней повестке президиума ВАС наибольшего внимания заслуживают три дела. В первом деле (№ 6936/12) суд указал, что решение об увеличении уставного капитала за счет допэмисии акций не нарушает прав миноритариев. Во втором деле (№ 7709/12) суд определил, в каких случаях сохраняется обязанность по направлению публичной оферты при приобретении более 30% акций. В третьем деле (№ 6909/12) президиум ВАС решил, с какого момента возможно применять амортизацию.

Увеличение уставного капитала за счет допэмиссии акций не наделяет миноритарных акционеров, голосовавших против такого увеличения, правом требовать выкупа принадлежащих миноритариям акций.

По итогам собрания акционеров ОАО «Труд» подавляющим большинством голосов было одобрено решение об увеличении уставного капитала компании за счет допэмиссии акций. Акционеры «Труда», владеющие около 11% акций, посчитали, что в результате допэмиссии произошло значительное сокращение доли принадлежащих им акций, что привело к уменьшению объема их прав по участию в управлении делами компании. Поскольку решение общего собрания ограничивает права этих акционеров, то согласно закону об акционерных обществах «Труд» должен был проинформировать таких акционеров о праве требовать от компании выкупить принадлежавшие им акции. Однако такая информация компанией не направлялась, и миноритарии обратились в арбитражный суд с иском о признании решения недействительным.

Арбитражные суды Дальневосточного округа признали доводы истцов убедительными и удовлетворили исковые требования.

Компания, обжалуя судебные акты в порядке надзора, в своей жалобе указала, что только размещение ценных бумаг по закрытой подписке может уменьшить объем корпоративного контроля акционеров. Поэтому акционеры, голосовавшие против принятия такого решения, имеют право на преимущественное приобретение новых акций. Однако принятие решения об увеличении уставного капитала за счет объявленных акций само по себе прав акционеров не нарушает. По мнению судей ВАС, изложенные доводы служат основанием для передачи дела в президиум.

Президиум ВАС решения нижестоящих судов отменил и отказал в удовлетворении иска.

Похожее дело (N А04-9129/04-15/406) уже было предметом рассмотрения президиума ВАС в марте 2006 года. Тогда с требованиями о выкупе акций к ОАО «Бурейская ГЭС» обратился его миноритарный акционер — фонд имущества Амурской области. По мнению истца, в результате принятых общим собранием акционеров решений о допэмиссии акций его доля в уставном капитале уменьшилась с 5% до 1%, что привело к уменьшению объема его прав как владельца акций. В ходе судебного заседания выяснилось, что «Бурейская ГЭС» предоставила своему акционеру преимущественное право на покупку новых акций, однако он такой возможностью не воспользовался. В итоге президиум ВАС удовлетворить требования акционера отказался, посчитав, что допэмиссия акций не предоставляет акционеру право требовать выкупа его акций (постановление от 21 марта 2006 г. № 13683/05).

Продажа более 30% акций аффилированным лицам не освобождает таких лиц от направления акционерам компании обязательного предложения о покупке акций, если предыдущий владелец пакета акций такого предложения не направлял.

В 2007 году супруги Малаховы приобрели более 30% акций ОАО «Речное пароходство Нефтегаза», однако обязательное предложение миноритарным акционерам о покупке их акций супруги не направили. Год спустя данный пакет акций был продан супругам Ошкуковым, один из которых приходился братом Малаховой.

В 2011 году на годовом собрании акционеров компании было принято решение о выплате дивидендов по привилегированным акциям за 2010 год. За принятие решения акционеры Ошкуковым отдали 53% голосов. Акционер Сандулов с решением не согласился и обратился в арбитражный суд. В заявлении он, в частности, сослался на то, что поскольку акционеры, одобрившие решение о выплате дивидендов, не направили другим акционерам обязательное предложение о приобретении акций, то они не могли голосовать всеми принадлежавшими им акциями.

Суды первой и апелляционной инстанций Западно-Сибирского округа согласились с доводами истца. Суд кассации решения нижестоящих судов отменил, посчитав, что обязанность по направлению предложения у акционеров, голосовавших за выплату дивидендов, не возникала, поскольку они приобрели акции у аффилированных лиц.

Решение суда кассации Сандулов обжаловал в надзор. По мнению акционера, Малаховы с момента приобретения более 30% акций и до момента направления обязательного предложения могли голосовать лишь 30% акций. При этом продажа пакета акций Ошкуковым не освободила нового владельца акций от направления такого предложения. Следовательно, Ошкуковы на общем собрании могли голосовать лишь 30% акций, поэтому решение о выплате дивидендов является недействительным.

Коллегия судей ВАС посчитала, что изложенные в надзорной жалобе доводы являются основанием для передачи дела в президиум.

Президиум ВАС оставил в силе решения судов первой и апелляционной инстанций.

Обязанность приобретателя крупных пакетов акций направить оферту миноритариям вызвала серьезную дискуссию среди участников обсуждения проекта информационного письма по вопросам применения гл. XI.1 закона «Об акционерных обществах». Обсуждение прошло в марте этого года в Президиуме ВАС. Тогда ни члены президиума, ни участвующие в деле юристы к однозначному варианту прийти не смогли (см. подробнее на Закон.ру здесь). Информационное письмо пока не принято, и президиум ВАС, скорее всего, пошел по пути формирования практики в рамках конкретного дела.

Налогоплательщик вправе применять амортизацию с 1-го числа месяца, следующего за месяцем введения объекта в эксплуатацию.

Налоговый кодекс (НК) предусматривает возможность уменьшения налогооблагаемой прибыли за счет отнесения к расходам сумм амортизации по объектам основных средств. Однако НК однозначно не определяет, с какого момента возможно включение амортизации в состав расходов в отношении объектов, права на которые подлежат регистрации. Так, согласно ст. 258 НК, амортизация по основным средствам возможна с момента подтверждения подачи документов для такой регистрации. В тоже время ст. 259 НК предусматривает возможность начисления амортизации с 1-го числа месяца, следующего за месяцем введения объекта в эксплуатацию.

Читать еще:  Как определить, когда начал течь срок исковой давности

С такой проблемой столкнулось и ОАО «Шахта Большевик», которое по результатам выездной налоговой проверки было привлечено к ответственности. Налоговая инспекция посчитала, что «Шахта» незаконно отнесла к расходам амортизацию на сумму около 7 млн руб. По мнению налоговых органов, налогоплательщик мог отнести амортизацию к расходом лишь при подтверждении факта подачи документов для регистрации прав на основные средства. «Шахта» с решением не согласилась и обратилась в арбитражный суд.

Арбитражные суды Уральского округа подошли к решению спора по-разному. Так, суды первой и апелляционной инстанции удовлетворили требования налогоплательщика. Суд кассации, напротив, согласился с доводами налогового органа.

Коллегия судей ВАС, передавая дело в президиум, отметила, что Методические указания по ведению бухгалтерского учета с 1 января 2011 года позволяют относить к основным средствам те объекты недвижимости, права на которые не зарегистрированы. Судьи ВАС также отметили, что единообразная судебная практика по данному вопросу не сложилась.

При этом арбитражные суды, в основном, связывают возможность учета амортизации с моментом введения объектов в эксплуатацию.

Президиум ВАС оставил в силе решения судов первой и апелляционной инстанций.

Кто такой Миноритарный Акционер и как он влияет на Эмитента

Что означает миноритарный акционер. Виды и права миноритариев в реальности.

  • Aa
  • Aa
  • Aa

Если вы владеете акциями, то скорее всего, вы миноритарный акционер.

Что такое миноритарный инвестор

Нетрудно догадаться, что такое миноритарный акционер, так как слово минор (меньший) говорит само за себя, подразумевая инвестора с небольшим количеством ценных бумаг.

Миноритарный акционер – это совладелец, не имеющий права влиять на управление компанией из-за незначительного по объему пакета акций. Этот статус актуален и для человека с единственной акцией или пакетом акций, который называется “неконтролирующим”, не дающим право управлять компанией и быть в составе совета директоров.

Посмотрите видео о том, что означает миноритарный инвестор, в чем его сильные и слабые стороны:

Насколько существенны права миноритарных акционеров

На первый взгляд, невозможность участия в управлении предполагает, что «горькая» миноритарная доля – терпеливое ожидание подачки от мажоритариев, но это не совсем так.

Права у меньшинства есть, в первую очередь – это получение дохода (дивидендов), если компания доработалась до ликвидации, то у мелкого инвестора появляется возможность получить часть остатка средств, далее, идет право на получение любой информации по деятельности АО и защиту от размытия пакета в виде акций дополнительной эмиссии.

В том случае, когда мелкий акционер не согласен с ключевыми решениями совета директоров и выразил свое несогласие посредством голосования, закон позволяет ему требовать от владельцев контрольного пакета выкупа своих акций по цене рынка.

Помимо вышеперечисленных прав, закон о миноритарных акционерах дает возможность в той или иной форме влиять на работу компании, один из способов – кумулятивное голосование, которое заключается в передаче своих голосов одному кандидату.

При принятии ключевых решений, закон требует большинства не менее 75% от всех участников собрания, более того, он позволяет обозначить в уставе уровень, превышающий 3/4 при совершении таких действий, как:

  1. заключение контракта на сумму более 50% от стоимости активов объединения,
  2. приобретение собственных ценных бумаг,
  3. регулирование количества и цены на активы в выпуске,
  4. ликвидация,
  5. реорганизация и редактирование устава.

Не менее актуально соблюдение права миноритарных акционеров при выборе состава совета директоров, кумулятивное голосование позволяет выбрать часть совета директоров в процентном отношении, соответствующего количеству акций.

При принятии решения общим собранием о дроблении или консолидации акций при неизменном уставном капитале, включается механизм сохранения доли мелких акционеров, при дроблении увеличивается количество активов, а при консолидации появляются дробные акции.

  • При наличии у миноритария пакета в 1% и более, у него появляется возможность обращаться к руководству с иском от имени части акционеров по поводу убыточных действий руководящих структур.
  • Владение 25% акций позволяет взять под контроль бухгалтерские документы и протоколы заседаний руководителей.

И еще один немаловажный пункт в списке прав мелких инвесторов – сейл-аут (Sell Out) – возможность требования выкупа своих акций при концентрации в одних руках пакета от 95%. Это право обосновано тем, что такое количество акций у одного лица или нескольких аффилированных лиц, ведет к резкому снижению интереса к акциям компании на бирже, соответственно и цена акций падает.

Перечисленный список рычагов косвенного влияния на управление АО со стороны миноритариев, позволяет ответить на вопрос – что значит миноритарный акционер, что это инвестор с целым комплексом возможностей для изменения экономической политики акционерного общества.

Посмотрите еще одно интересное видео об интересах миноритариев:

Принудительный выкуп акций у миноритарных акционеров

У процесса Sell Out есть противовес – Squeeze Out (сквиз-аут), он защищает права владельцев крупного пакета (для России 95% и более), позволяя им проводить вынужденный выкуп оставшихся акций.

Экономическая сторона сквиз-аут – это возможность аккумулирования всех активов в одних руках на выгодных условиях для всех участников процесса.

Положения закона о вынужденном выкупе позволяют преодолеть препятствия в виде «мертвых душ» в реестре и необоснованного завышения цен на активы со стороны мелких владельцев при приобретении 100% акций.

К сожалению, для этого закона очень актуальна поговорка: «Гладко было на бумаге, но забыли про овраги».

Мажоритарии по одной из стандартных схем, выводят прибыль, лишая дивидендов мелких инвесторов, а далее выкупают обесценивающиеся акции и доводят свой пакет до 95%, после чего следует процесс сквиз-аут и уход с биржи.

Разрез Томусинский

Выведенные средства не только окупят все расходы, но и позволят владельцам получить солидную прибыль. А следующий шаг – возврат на биржу с другими ценами за акцию. Яркий пример такого поведения – действия компании Мечел по отношению к своей «дочке» – разрезу Томусинский.

Метчел закупает уголь у дочерней компании по цене более чем в два раза меньшей цены реализации, лишая прибыли акционеров добывающего предприятия, несложно предугадать дальнейшие шаги владельцев Метчел, они укладываются в стандартную схему обмана.

Но есть примеры некорректного поведения и со стороны миноритариев. Перечисленные в законе права этой категории инвесторов, позволяют им шантажировать основных владельцев угрозой многочисленных судебных исков, которые зачастую приводят к полной остановки всей работы АО. Требования выдвигаемые шантажистами, обычно ограничиваются неоправданно высокой ценой акций, предназначенных для выкупа основным владельцем у инициаторов судебных разбирательств.

Возможна ли защита прав миноритарных акционеров

Несмотря на то что мажоритарный и миноритарный акционер стремятся к увеличению дохода от предприятия, то есть имеют одну цель, ущемление прав миноритарных акционеров в России – явление распространенное.

Некорректные, а подчас и преступные действия по отношению к мелким владельцам возможны даже со стороны крупных государственных компаний, в качестве подтверждения можно привести незавидную долю мелких акционеров компании ТНК-BP, приобретенную Роснефтью.

ТНК-BP приносила своим акционерам неплохой доход, ее даже называли «дойной коровой». Владельцы – английская BP и объединение крупных российских акционеров исправно выплачивали солидные дивиденды миноритариям, пока не перессорились. Роснефть после приобретения компании, присвоила себе всю наличность на счетах ТНК-BP, оставив мелких инвесторов без выплат. Результат таких действий – стремительное падение биржевых котировок – за полгода стоимость компании уменьшилась в три раза. Глава Роснефти Сечин, предложил миноритариям ТНК-BP вынужденный выкуп акций по цене 67 рублей за одну бумагу, в то время как сами акционеры хотели минимум 90 рублей, но их мнение никого не интересовало, и оферта была признана законной.

Вывод прибыли из АО и вытеснение миноритарных акционеров инициировали создание обществ защиты миноритариев. Такие организации, представляя права меньшинства, могут многого добиться.

Шведский предприниматель и крупный инвестор в предприятия России Маттиас Вестмен в 1996 году создал фонд Prosperity Capital Management (PCM), в качестве аналитика он взял молодого финансиста Александра Браниса, и Вестмен не ошибся в выборе. При реорганизации РАО ЕЭС, именно жесткая позиция Браниса и его обращение к правительственным структурам, позволило допустить к руководству энергохолдинга миноритариев, а Prosperity стать миноритарным акционером нескольких энергетических предприятий.

Кто такой миноритарный акционер в реальности

После появления на биржевых торгах акций Роснефти и ВТБ в составе мелких инвесторов произошли значительные изменения.

Раньше небольшими пакетами ценных бумаг владели в основном работники АО, но после выхода народных акций ВТБ и Роснефти в составе миноритариев появились студенты, пенсионеры и обычные граждане с весьма смутным представлением об инвестициях.

Годовые собрания перестали быть рутиной, поток новых людей обеспечил непредвиденные ситуации и скандалы.

В зависимости от поведения миноритариев, их можно разделить на несколько типов.

Скандалисты

Главный признак этого типа – изменчивость требований и непреодолимое желание их высказывать. Для таких людей важен сам процесс высказывания претензий к руководству, а не конечный результат, обычно, они имеют склонность к разговору на повышенных тонах и употреблению ненормативной лексики.

Читать еще:  Как убедить суд уменьшить размер неустойки

Например, один участник собрания Газпрома громогласно требовал возможности задать вопросы руководству в приватной беседе, когда Миллер назначил время для такой беседы скандалист просто исчез, а требования так и остались не озвученными.

Романтики и альтруисты

Обычно, люди подобного типа не участвуют в собраниях, они неконфликтны и зачастую бескорыстны, процесс приобретения акций, в их понимании – это форма участия в развитии родного предприятия или всей страны.

Чаще всего, акции достаются им при приватизации предприятия или по наследству, больших доходов от ценных бумаг альтруисты не ожидают, а при достаточной мотивации готовы пожертвовать акциями, впрочем, не откажутся и от продажи если сделка не доставит много хлопот.

Коммерческий тип

Миноритарии коммерческого направления – наиболее многочисленный тип инвесторов, самые известные представители этого типа – профессиональные трейдеры, а также люди, покупающие акции для сбережения и умножения своих накоплений.

К инвесторам-коммерсантам относятся и журналисты, специализирующиеся на новостях экономики, эти люди покупают ценную бумагу, чтобы без проблем получать информацию о собрании АО из первых рук.

Карьеристы – защитники

Сделать грамотный пиар и обеспечить себе известность, подняться по карьерной лестнице, таковы основные задачи миноритариев-карьеристов. Чаще всего, среди подобных людей встречаются хорошо образованные юристы, представляющие себя защитниками «бедных и обманутых» мелких акционеров.

Настоящие они защитники или «липовые» не всегда понятно, а вот цель, к которой они стремятся, совершенно очевидна.

В 2011 году Андрей Прохоров затеял судебное разбирательство по поводу создания Арктического альянса компаниями BP и Роснефть. Он заявил свои права миноритария на полное информирование по предполагаемому проекту, а свои переживания из-за отсутствия информации, истец оценил в «скромные» 409 миллиардов, но, правда не долларов, а всего лишь рублей. Денег он, конечно, не получил, да и проект не состоялся, но зато Прохоров приобрел известность борца за справедливость.

Любители тусовок

Накрытые столы, шанс пообщаться с известными людьми или хотя бы видеть их, зажигательные патриотические речи и даже народные песни – набор мероприятий, привлекающих на собрание акционеров-тусовщиков. Для них инвестиции не только вариант извлечения дохода, но и возможность неплохо провести время, а по окончании мероприятия получить фирменные подарки и набить едой пакет для родных и близких. Их экстравагантное поведение на собрании не всегда корректно, но оживляет скучное мероприятие, делая его запоминающимся.

Вместо вывода

Появление среди миноритариев большого количества людей далеких от биржевой торговли – явление закономерное, вложение средств в акции предприятий, при всех рисках и минусах, намного выгоднее банковских депозитов или хранения под подушкой. А ликвидность и надежность бумаг «голубых фишек» – крупнейших корпораций, таких как Газпром, Лукойл, Сбербанк, Роснефть или ВТБ, снижает уровень риска до самых минимальных значений.

Получение дивидендов и рост рыночных цен на акции привлекают даже пенсионеров советской «закалки» и молодых людей с «очень средним» образованием.

Как изменения в законе об акционерных обществах ущемили права миноритариев

— разбирается Владислав Цепков

1 августа 2017 года вступил в силу федеральный закон №233-ФЗ, внёсший изменения в закон об акционерных обществах и закон об обществах с ограниченной ответственностью.

Новый закон ограничил доступ акционеров к документам публичных компаний, затруднил оспаривание нелегитимных решений и сделок, снизил прозрачность и привлекательность рынка акций публичных обществ.

Споры вокруг этих изменений будут продолжатся ещё долго.

На что теперь могут рассчитывать акционеры

Раньше миноритарии обладали правом на получение всей информации (за исключением документов бухгалтерского учёта и протоколов правления). Сейчас всё гораздо сложнее.

Владельцы менее 1% акций больше не могут получить:

документы, подтверждающие права общества на имущество, которое находится на его балансе;

протоколы заседаний совета директоров;

внутренние документы (за исключением документов, утверждённых общим собранием, регулирующих деятельность его органов);

отчёты оценщиков (за исключением случаев выкупа акций обществом по требованию акционера).

Есть и другие ограничения.

Владельцы более 1% акций имеют право на получение информации о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, протоколов заседаний совета директоров (наблюдательного совета) и отчётов оценщиков об имуществе, которое участвовало в крупных сделках и сделках с заинтересованностью.

Деловая цель

Появилась ещё одна проблема: в законодательство ввели понятие «деловая цель». Она должна быть у любого миноритарного акционера, который запрашивает информацию.

Под деловой целью понимается законный интерес акционера в получении сведений. Они должны быть объективно необходимы ему для надлежащей реализации своих прав.

При этом закон устанавливает, что деловая цель не считается разумной, в частности, в следующих трёх случаях.

Если общество обладает сведениями о фактах недобросовестности акционера. Например, если миноритарий хочет использовать полученные документы во вред компании или фактически не заинтересован в них.

Если в получении совладельцем документов или информации есть необоснованный интерес. Пример обоснованного интереса — намерение продать акции компании.

Если акционер является конкурентом (либо его аффилированным лицом) и запрашиваемый им документ содержит конфиденциальную информацию, распространение которой может причинить вред коммерческим интересам общества. Например, акционеру-конкуренту могут отказать в предоставлении протоколов совета директоров, содержащих конфиденциальные планы компании. Это может быть, например, изменение технологии производства товара или смена поставщика.

Как и ранее, владельцы минимум 25% акций имеют привилегированное право на получение протоколов заседаний правления (дирекции) и бухгалтерских документов.

Уставом общества этот порог можно снизить. Но очевидно, что из публичных акционерных обществ на это вряд ли кто-либо решится. Миноритариев у нас не любят, а экономического смысла в раскрытии лишней информации лицам, от решения которых ничего не зависит, нет. Разве что компания захочет разместиться на одной из иностранных бирж (у них более жёсткие, чем у российских площадок, требования к раскрытию информации) или продать большой пакет акций (от 10% до 25%) стратегическому инвестору.

Шесть оснований отказать в раскрытии информации

Теперь законом определено шесть условий, при которых компания вправе отказать акционеру в доступе к корпоративной информации.

Запрашиваемый документ уже раскрыт в интернете.

Информация запрашивается повторно в течение трёх лет.

Документ относится к прошлым периодам деятельности общества (три года до момента обращения и ранее). Исключение — информация о сделках, которые продолжают исполняться на дату обращения акционера.

Не указана деловая цель, либо она не является разумной, либо состав и содержание запрошенных документов явно не соответствуют указанной в запросе цели. Например, если акционер обосновал деловую цель подготовкой к годовому собранию акционеров, а запросил документы позапрошлого года, компания вправе отказать в их предоставлении.

Обратившееся лицо не обладает правом доступа к соответствующей категории документов.

Запрашиваемые данные относятся к периоду, когда у акционера не было акций компании. Исключение — информация о сделках, которые исполнялись в период, когда у обратившегося ещё были акции.

Кому это выгодно

Новый закон защищает прежде всего интересы акционерных обществ. В большей мере — публичных. В 2011 году его внесли в Государственную думу на волне громких судебных процессов, вызванных рейдерскими конфликтами и корпоративным шантажом (гринмейлом).

В 2000-х требования предоставить массу документов и обжалование всех возможных решений были стандартными инструментами миноритариев-шантажистов, желавших заработать сверхприбыль на продаже своих пакетов.

Но новый закон ударил и по добросовестным миноритариям. Фактически он лишил их гарантий на получение корпоративной информации, установив понятие «деловая цель» и запретив требовать документы, относящиеся к периодам, когда у них не было акций. Последнее противоречит духу статьи 65.2 Гражданского кодекса. Она устанавливает, что любой акционер, обжалующий сделки или решения компании, действует от её имени, что даёт ему возможность обжаловать её действия за любой период.

Последствия

Из положительного — усиливается защита компаний от гринмейлеров и рейдеров. Кроме того, компания теперь может отказать акционеру-конкуренту в предоставлении информации, что затруднит недобросовестную конкуренцию и использование коммерческой тайны или инсайдерской информации. Обойти это ограничение можно продажей акций формально не аффилированным лицам, но это не всегда возможно.

С другой стороны, принятый закон не соответствует принципам гражданского права, обычно защищающего слабую сторону правоотношений. В данном случае защищается явно не слабая сторона. Есть ощущение, что закон принят в угоду ограниченной группы госкомпаний, желающих скрыть от миноритариев информацию о своей реальной деятельности. Однако публичные АО потому и называют публичными, что их акционерами может стать кто угодно. Правила просты: хочешь привлекать деньги с рынка неквалифицированных инвесторов — раскрывай информацию.

Одним из возможных последствий принятия этого закона я вижу объединение миноритариев для получения документации. Возможно появление более или менее устойчивых групп акционеров, владеющих более чем 1% акций. Однако это не избавит их от указания правильной деловой цели, которую им надо будет сообщить в запросе.

Нормальная деловая цель в получении информации и документов — намерение акционера продать пакет акций либо подготовиться к собранию акционеров. Правомерным интересом также можно признать и намерение проверить законность и экономическую целесообразность принятых компанией решений для выявления потенциальных рисков, которые могут снизить стоимость акций.

Фотография на обложке: Alan Travers / Flickr

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector