В каком случае владелец насаждений сможет отклонить суброгационное требование страховой

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 октября 2016 г. N 14-КГ16-21 Суд оставил без изменения судебные акты о возмещении ущерба в порядке суброгации, поскольку на основании договора страхования страховщик выплатил страховое возмещение, в связи с чем к нему перешло право требования в порядке суброгации к причинителю вреда

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Момотова В.В.,

судей Романовского С.В. и Гетман Е.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело

по иску общества с ограниченной ответственностью «Зетта Страхование»

о возмещении ущерба в порядке суброгации

по кассационной жалобе Сычева М.A.

на решение Павловского районного суда Воронежской области от 23 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 1 марта 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения Сычева М.А., поддержавшего доводы жалобы, представителя ООО «Зетта Страхование» Гришиной Е.А., просившей оставить судебные постановления в силе, установила:

ООО «Зетта Страхование» (далее — страховщик) обратилось в суд с иском к Сычеву М.А. о возмещении ущерба в порядке суброгации.

В обоснование исковых требований страховщик указал, что 30 апреля 2013 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобилей . » под управлением Сычева М.А. и «. » под управлением В. Виновным в указанном дорожно-транспортном происшествии признан Сычев М.А.

На момент дорожно-транспортного происшествия автомобиль «Фольксваген Поло» был застрахован страховщиком (прежнее наименование ООО СК «Цюрих») по договору страхования транспортных средств по риску «КАСКО», включающему в себя страховое покрытие ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Стоимость восстановительного ремонта транспортного средства, принадлежащего В. составила 246 164 руб. 50 коп. и была выплачена страховщиком на основании указанного выше договора страхования.

Решением мирового судьи судебного участка N 3 Центрального района г. Воронежа от 31 марта 2014 г. с ООО СК «Цюрих» в пользу В. в том числе, взыскана сумма ущерба в виде утраты товарной стоимости транспортного средства в размере 17 360 руб.

Принимая во внимание выплату ООО «БИН Страхование», в котором была застрахована гражданская ответственность Сычева М.А., по полису ОСАГО страхового возмещения в размере 120 000 руб. в пользу СК «Цюрих», истец просил взыскать ущерб в порядке суброгации с причинителя вреда Сычева М. А.

Решением Павловского районного суда Воронежской области от 23 ноября 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 1 марта 2016 г., иск удовлетворен.

В кассационной жалобе Сычев М.А. просит отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 сентября 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу не подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таких оснований Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не выявлено.

Как установлено судом, 11 августа 2012 г. ООО СК «Цюрих» (принципал) и ООО «ГАУС» заключили агентский договор, согласно которому ООО «ГАУС» (агент) обязуется за вознаграждение совершить от имени и за счет принципала юридические и иные действия в соответствии с условиями договора и полномочиями, предоставленными доверенностью.

5 апреля 2013 г. между В. и страховщиком заключен договор страхования транспортного средства по программе страхования «КАСКО» (хищение, ущерб) со страховой суммой 500 000 руб. сроком на 1 год (полис . N . ). Указанный договор вступает в силу с момента единовременной уплаты страховой премии.

В соответствии с условиями договора страхования В. произвел оплату страховой премии в размере 22 696 руб. в кассу агента, что подтверждается квитанцией об оплате от 5 апреля 2013 г.

Таким образом, договор страхования начал действовать с 5 апреля 2013 г.

В дополнение к договору страхования по согласованию сторон с В. было заключено дополнительное соглашение по программе «Оптимальное КАСКО», являющееся неотъемлемой частью договора страхования, в котором обозначены условия применения безусловной франшизы по риску «Ущерб».

Франшиза в КАСКО — это часть ущерба по страховке, которую при наступлении страхового случая владелец возмещает самостоятельно. В данном случае это фиксированная страховая сумма в размере 21 427 руб. Владелец транспортного средства обязуется компенсировать определенную сумму при наступлении страхового случая. При безусловной франшизе ущерб во всех случаях возмещается за вычетом установленной суммы.

Согласно пункту 2 дополнительного соглашения владелец транспортного средства вправе отменить действие указанной в полисе безусловной франшизы в течение всего срока действия, оплатив указанную дополнительную страховую премию размере 21 427 руб. В этом случае (при наличии квитанции об оплате) возмещение ущерба производится страховщиком в полном объеме.

Вишневицкий М.В. в рамках дополнительного соглашения произвел оплату безусловной франшизы в размере 21 427, что подтверждается квитанцией об оплате от 7 мая 2013 г.

30 апреля 2013 г. по вине Сычева М.А. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю . В. причинены механические повреждения, страховщик признал событие страховым случаем и на основании договора страхования выплатил страховое возмещение.

Возражая против иска, Сычев М.А. указал на то, что на момент дорожно-транспортного происшествия договор страхования от 5 апреля 2013 г. в полном объеме не действовал, а потому страховое возмещение по указанному договору не подлежало выплате страховой компанией и не могло быть взыскано в порядке суброгации с него.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что поскольку страховщик на основании договора страхования выплатил страховое возмещение, то к нему перешло право требования в порядке суброгации к причинителю вреда Сычеву М.А.

Суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, указал также на то, что довод Сычева М.А. о незаключенности договора страхования между В. и страхователем является несостоятельным, поскольку стороны исполнили условия данного договора и с требованиями о его оспаривании не обращались.

В соответствии со статьей 965 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

Страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования.

Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

Из данной статьи следует, что лицо, ответственное за убытки, вправе представлять страховщику, выплатившему страховое возмещение, возражения относительно имевшего место страхового случая, но не относительно правоотношений по страхованию между страховщиком и застрахованным им лицом.

В связи с этим возражения Сычева М.А., высказанные при рассмотрении дела и содержащиеся в кассационной жалобе о том, что на момент дорожно-транспортного происшествия договор страхования от 5 апреля 2013 г. был заключен с условием применения безусловной франшизы и потому у страховщика отсутствовали основания для выплаты Вишневицкому М.В. страхового возмещения в полном размере, не могут быть приняты во внимание и служить основанием для освобождения ответчика от выплаты им страхового возмещения в порядке суброгации, поскольку эти возражения не относятся к обстоятельствам, связанным со страховым случаем, в частности, с наличием вины Сычева М.А., спором о размере ущерба, причиненного потерпевшему.

Суды первой и апелляционной инстанций правильно определили обстоятельства, имеющие значение для дела, и надлежащим образом применили нормы материального права, существенных процессуальных нарушений при рассмотрении дела ими допущено не было, в связи с чем обжалуемые постановления следует оставить в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Павловского районного суда Воронежской области от 23 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 1 марта 2016 г. оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Обзор судебной практики по суброгации в страховании

Статья 965 ГК РФ утверждает, что страховая организация, выплатившая возмещение страхователю в рамках нанесенного ущерба, имеет право требовать с причинителя этого ущерба компенсацию в рамках своих затрат. При этом лицо, имеющее страховой полис и получившее ущерб, обязано предоставить своему страховщику все доказательства и документы о происшествии, чтобы СК могла инициировать судебное разбирательство. Осуществляется право на суброгацию только посредством предъявления иска к виновному в происшествии лицу и его страховщику. На примере нескольких судебных дел рассмотрим, как на практике реализуется законодательство о суброгации.

В иске отказано

Страховая компания №1 обратилась в суд с исковым заявлением к Гиберту В.Ф. с требованием о взыскании убытков в порядке суброгации. В своем заявлении СК указала, что в результате нарушений ПДД (п.13.8) было совершено ДТП, виновником которого оказался гражданин Гиберт, управлявший автомобилем ГАЗ. Потерпевшая сторона, застрахованная в СК №1, управляла автомобилем Hyundai Tucson. Возмещение ей было выплачено в полном объеме по полису КАСКО. После этого СК №1 обратилась с претензией к Гиберту, но последний требования о возмещении убытков не выполнил. В исковом заявлении истец требовал взыскать компенсацию своих затрат, а также госпошлину. Ответчик с иском не согласился и ходатайствовал об истечении срока исковой давности. Суд рассмотрел материалы дела и сделал следующие выводы:

  • Виновность в ДТП ответчик не оспаривал;
  • Действия потерпевшей на дороге не предполагали нарушения ПДД;
  • Происшествие произошло в период действия страхового договора между потерпевшей и СК №1, и было признано страховым случаем;
  • Истец по заявлению страхователя выплатил возмещение в размере восстановительного ремонта авто;
  • Истец в соответствии со статьей 965 ГК РФ имеет право на возмещение своих убытков от виновной в страховом случае стороны;
  • Срок исковой давности по делу согласно статье 966 ГК РФ (п.1) составляет 2 года;
  • Истец обратился в суд после истечения срока исковой давности.
Читать еще:  Верховный суд о сроке давности по сделке купли-продажи

Таким образом, не имея заявления от СК №1 о восстановлении пропущенного срока, а также не имея доказательств уважительной причины такого пропуска, и учитывая ходатайство Гиберта, суд, руководствуясь положениями ГК РФ (ст.199, ст. 966, ст. 201, ст. 200) и ГПК РФ (ст. 194-199) вынес решение по делу №2-3403/10 в иске СК №1 отказать.

Требования частично удовлетворены

СО ЖАСО обратилось с иском к жителю г. Сочи и клиенту СК Ресо-Гарантия Чикнаеву В.С. В обосновании истец заявил, что имущество (автомобиль) его клиента получило ущерб в размере 205 096 рублей (с учетом износа) в результате ДТП, виновником которого стал Чикнаев (нарушение п.9.10 ПДД). ЖАСО выплатило компенсацию в полном объеме, при этом потерпевший обратился в СК Ресо-Гарантия с претензией о возмещении утраты товарной стоимости своего автомобиля в размере 33 248 рублей. В свою очередь СО ЖАСО выставило перед РЕСО-Гарантией суброгационное требование о выплате 86 751 рубля материального ущерба. Гражданину Чикнаеву была направлена претензия на выплату оставшихся убытков в размере 118 314 рублей (то есть фактический размер ущерба в 205 096 минус оставшаяся страховая сумма по договору — 86 751 руб.). Требования СК удовлетворены виновником не были, тогда было подано заявление в суд. Чикнаев вину в ДТП не оспаривал, но не согласился с названной суммой ущерба, оплатил независимую экспертизу. Ее результатом стало название истинной суммы убытков в размере 129 089 рублей. Ответчик также заявил, что предлагал потерпевшему приобрести у него аварийный автомобиль, но получил отказ. Чикнаев просил взыскать с истца 6 000 рублей, затраченные им на проведение экспертизы и был согласен выплатить потерпевшему 9 089 рублей в качестве возмещения.

Суд изучил материалы дела, ознакомился с первоначальной и повторной (независимой) экспертизами. Судебная экспертиза признала все повреждения, полученные автомобилем, однако потребность в замене деталей не подтвердила. Суд установил, что в порядке суброгации Ресо-Гарантия выплатила СО ЖАСО и потерпевшему совокупную сумму, не превышающую 120 000 рублей, предусмотренных законодательством об ОСАГО. Суд постановил, что оставшаяся некомпенсированная сумма составляет 9 089 рублей. Именно в этом размере суд признал иск обоснованным, таким образом удовлетворил его частично. Кроме того, решением по делу №2-7/2011 было установлено требование взыскать с истца в пользу ответчика судебные расходы в размере 5 400 рублей.

Положительное решение

СК Росно обратилась с иском в Сафонову В.Н., который стал виновником ДТП и причин ущерб имуществу клиента страховой компании. Из-за аварии автофургон страхователя был разрушен. После проведенной экспертизы Росно выплатила полную сумму возмещения потерпевшему и по суброгационному требованию обратилась к страховой компании виновника, которая в свою очередь выплатила сумму компенсации, не превышающую 120 000 рублей, как того и требовал Закон об ОСАГО. Претензия о возмещении оставшейся суммы компенсации была направлена к гражданину Сафонову, но требования он не выполнил.

Изучив материалы дела, суд пришел к выводу, что Сафонов не является прямым ответчиком, поскольку в момент аварии исполнял свои трудовые обязанности на служебном автомобиле. Таким образом, было признано, что отвечающим за возмещение ущерба является ОАО «Завод». Новый ответчик подал ходатайство об истечении срока давности, которое было отклонено судом как несостоятельное (то есть законодательство нарушено не было, а срок давности не истек). Руководствуясь положениями ГК РФ, ГПК РФ уполномоченный орган вынес судебное решение об удовлетворении требований по суброгации, а также о взыскании с ответчика судебных издержек (в том числе оплаты госпошлины).

Апелляционная практика

Суд первой инстанции в 2016 году удовлетворил иск СК Ренессанс Страхование к Рудакову С.В. и СК СДС о компенсационных выплатах в порядке суброгации. Ленинск-Кузнецкий горсуд постановил взыскать с гражданина Рудаков С.В. 1 838 788 рублей (за ущерб) и 16 893 рубля (за госпошлину), а с СК СДС — 400 000 рублей в порядке суброгации и 3 000 рублей за госпошлину. Рудаков с решением не согласился и подал апелляционную жалобу, в которой заявил:

  • Сумма возмещения является завышенной, поскольку была определена без учета износа деталей пострадавшего авто;
  • Установление стоимости восстановительного ремонта осуществлялось некорректно, без специальных знаний;
  • Согласие на возмещение истинной суммы восстановительного ремонта, которую должна определить судебная экспертиза.

Заслушав материалы дела суд изменил решение первой инстанции, поскольку посчитал, что были нарушены нормы материального права, а именно неверно истолкована 15 статья ГК РФ, в которой говорится о невозможности уменьшения размера убытков, понесенных истцом. Но поскольку сумма возмещения, выплаченная СК Ренессанс Страхование своему клиенту была определена без учета износа деталей, то в случае удовлетворения иска за счет причинителя вреда потерпевший получил бы безосновательное улучшение состояния своего имущества. По результатам судебной экспертизы стало понятно, что размер возмещения не может превышать 1 529 245 рублей.

С решением о взыскании 400 000 рублей с СК СДС суд также не согласился, мотивируя это условиями страхового договора, который был заключен между Рудаковым и СК СДС. По полису была установлена безусловная франшиза размером 120 000 рублей, следовательно, возмещение выплачивается за вычетом указанного лимита ответственности страховой компании, то есть в размере 280 000 рублей. И поскольку размеры сумм взыскания были изменены, уменьшились и размеры госпошлин — до 10 970 и 2 719 рублей соответственно. Решение по делу №33-16412 вступило в силу в январе 2017 года.

Заключение мирового соглашения

Страховая компания обратилась с иском к Борискиной Л.И. о компенсации материального ущерба в порядке суброгации. В обосновании истец заявил, что в результате поломки водопроводного вентиля в квартире ответчика была затоплена квартира, застрахованная в СК. На основании проведенной экспертизы СК выплатила возмещение страхователю и обратилась с претензией к виновнику, но компенсацию так и не получила. Решение об удовлетворении требований СК было принято заочно, однако гражданка Борискина обратилась к мировому судье с просьбой отменить решение, мотивируя свое требование тем, что не была вовремя оповещена о судебном разбирательстве. Поскольку судья решение не отменил, гражданкой была подана апелляционная жалоба.

Борискина Л.И. предоставила доказательства косвенности своей вины в произошедшем заливе соседней квартиры. Исходя из документов, апелляционный суд сделала вывод, что при замене водопроводного крана компанией ООО были использованы бракованные материалы, что и привело к причинению ущерба. Суд отменил оба решения мирового судьи, а также установил дату нового судебного заседания, на котором истец и ответчик ходатайствовали о прекращении производства по делу, поскольку заключили мировое соглашение. Оно предусматривало уменьшение исковых требований к Борискиной Л.И., обязательство последней выплатить СК указанную сумму компенсации, оставление судебных издержек сторон за собой. Поскольку стороны больше не имели претензий друг к другу, апелляционный суд утвердил мировое соглашение о возмещении средств по суброгации и прекратил судебное производство в отношении Борискиной Л.И.

Заключение

Для того, чтобы подавать исковое заявление, связанное с суброгацией, истцу необходимо удостовериться и подготовить доказательства ряда фактов, в том числе наличия заключенного страхового договора, подтвержденного страхового случая, размера убытка, выплаты страхового возмещения, а также факта вины ответчика. Для успешности процедуры нужно убедиться, что срок исковой давности не истек. В целом все разбирательства по суброгации достаточно однообразны, а решения предсказуемы.

Суброгация при страховании ответственности

Суброгация при страховании ответственности является предметом многочисленных дискуссий и как показывает практика, в том числе судебная, все равно остается предметом малопонятным. В связи с чем предлагаю Вашему вниманию небольшое исследование данного вопроса.

Как известно страхование ответственности в гражданском праве, подразделяется на:

  • Страхование ответственности из причинения вреда (внедоговорная ответственность или деликтная) (931 ГК РФ).
  • Страхование ответственности за нарушение договора (договорная ответственность) (932 ГК РФ).

Рассмотрим случаи возможности суброгации по каждому виду страхования ответственности.

1. Деликтная ответственность возникает у виновника, причинившего вред кому-либо своими собственными действиями, например, путем случайного затопления соседей снизу, повреждения чьей-либо машины в ДТП или повреждения перевозимого груза по своей собственной вине. Регулируется этот вид страхования ст. 931 ГК РФ:

В соответствие с ч. 1 ст. 931 ГК РФ «По договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена».

То есть страховым случаем по такому договору является возникновение ответственности либо самого страхователя, либо застрахованными им лицами, вследствие причинения вреда третьим лицам. Для возможности суброгации, в соответствие с ч. 1 ст. 965 ГК РФ, необходимо возникновение у страхователя права требования, которое должно будет перейти к страховщику. Какое же в этом случае у страхователя возникло право требования и к кому он имеет право предъявить претензию о возмещении ему ущерба? Очевидно, что только к самому себе. В свою очередь, право требования к самому себе является совпадением должника и кредитора в одном лице, и влечет как известно прекращение обязательства. Еще у страхователя возникла обязанность возместить вред потерпевшему. Соответственно кроме обязанности возместить ущерб третьим лицам к страховщику ничего больше перейти не может.

Однако мне могут возразить, что в ст. 965 ГК РФ речь идет о переходе к страховщику права не только от страхователя, но еще от выгодоприобретателя, которым по договорам страхования любой ответственности, всегда является потерпевший. Ну, допустим. Тогда к страховщику переходит право требование от выгодоприобретателя к страхователю. Однако суброгация к страхователю невозможна, так как в этом случае обязательство по защите имущественных интересов страхователя страховщиком не исполнено. Об этом я уже писал тут.

Соответственно вывод: право которое переходит к страховщику при страховании деликтной ответственности, в порядке суброгации, отсутствует и, следовательно, суброгация невозможна.

2. Второй разновидностью страхования ответственности, является страхование ответственности по договору, которая как известно допускается в случаях, предусмотренных только Законом: ч. 1 ст. 932 ГК РФ «Страхование риска ответственности за нарушение договора допускается в случаях, предусмотренных законом».

2. «По договору страхования риска ответственности за нарушение договора может быть застрахован только риск ответственности самого страхователя. Договор страхования, не соответствующий этому требованию, ничтожен».

Исходя из данной нормы, страхуется только персональная ответственность страхователя. При причинении договорных убытков страхователь должен возместить их контрагенту за неисполнение обязательства, но если непосредственным виновником в причинении убытков является не страхователь, а какое-либо третье лицо, вправе ли страховщик после выплаты возмещения предъявить суброгационное требование к этому лицу? Рассмотрим для примера следующую ситуацию: у страхователя, застраховавшего свою договорную ответственность, вдруг по вине третьего лица, эта самая ответственность наступила. Право требования которое у него может появиться это право регрессного (обратного) требования к непосредственному причинителю вреда, которое возникнет у страхователя только после возмещения им ущерба.

Читать еще:  Когда заказчик может не оплачивать дополнительные работы подрядчика

В свою очередь к страховщику это право в порядке суброгации переходит, только после выплаты страховщиком страхового возмещения, о чем прямо указывается в ст. 965 ГК РФ. Но если выплату по убытку произвел страхователь, а не страховщик, откуда у страховщика возьмется право на суброгацию?

Если же выплату произвел страховщик потерпевшему лицу, то к страховщику никакого права перейти не может, так как права регресса у страхователя нет, он ведь никому ничего не платил, за него это сделал страховщик. А как мы помним, право регресса возникает только после возмещения убытков.

Однако, как я уже писал, право требования переходит не только от страхователя, но и от выгодоприобретателя, то есть от потерпевшего лица, а в этом случае потерпевшее лицо, как обычно будет иметь какие-либо требования только к страхователю. А суброгация к страхователю невозможна.

3. Если договор страхования ответственности был заключен в нарушение ст. 932 ГК РФ и по такому договору к третьему лицу были предъявлены суброгационные требования, то в этом случае вступает в силу ч. 2 ст. 168 ГК РФ, в соответствие с которой «Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки».

Из этого следует, что заключение Страхователем и Страховщиком такого договора и предъявление третьим лицам суброгационных или регрессных требований прямо посягает на имущественные интересы этих самых третьих лиц, и соответственно является ничтожной. А раз так, то в этом случае невозможны ни регресс, ни суброгация.

Таким образом, в любом случае, суброгация по договору страхования ответственности невозможна ввиду отсутствия передаваемого права.

Обзор судебной практики по суброгации в страховании

Статья 965 ГК РФ утверждает, что страховая организация, выплатившая возмещение страхователю в рамках нанесенного ущерба, имеет право требовать с причинителя этого ущерба компенсацию в рамках своих затрат. При этом лицо, имеющее страховой полис и получившее ущерб, обязано предоставить своему страховщику все доказательства и документы о происшествии, чтобы СК могла инициировать судебное разбирательство. Осуществляется право на суброгацию только посредством предъявления иска к виновному в происшествии лицу и его страховщику. На примере нескольких судебных дел рассмотрим, как на практике реализуется законодательство о суброгации.

В иске отказано

Страховая компания №1 обратилась в суд с исковым заявлением к Гиберту В.Ф. с требованием о взыскании убытков в порядке суброгации. В своем заявлении СК указала, что в результате нарушений ПДД (п.13.8) было совершено ДТП, виновником которого оказался гражданин Гиберт, управлявший автомобилем ГАЗ. Потерпевшая сторона, застрахованная в СК №1, управляла автомобилем Hyundai Tucson. Возмещение ей было выплачено в полном объеме по полису КАСКО. После этого СК №1 обратилась с претензией к Гиберту, но последний требования о возмещении убытков не выполнил. В исковом заявлении истец требовал взыскать компенсацию своих затрат, а также госпошлину. Ответчик с иском не согласился и ходатайствовал об истечении срока исковой давности. Суд рассмотрел материалы дела и сделал следующие выводы:

  • Виновность в ДТП ответчик не оспаривал;
  • Действия потерпевшей на дороге не предполагали нарушения ПДД;
  • Происшествие произошло в период действия страхового договора между потерпевшей и СК №1, и было признано страховым случаем;
  • Истец по заявлению страхователя выплатил возмещение в размере восстановительного ремонта авто;
  • Истец в соответствии со статьей 965 ГК РФ имеет право на возмещение своих убытков от виновной в страховом случае стороны;
  • Срок исковой давности по делу согласно статье 966 ГК РФ (п.1) составляет 2 года;
  • Истец обратился в суд после истечения срока исковой давности.

Таким образом, не имея заявления от СК №1 о восстановлении пропущенного срока, а также не имея доказательств уважительной причины такого пропуска, и учитывая ходатайство Гиберта, суд, руководствуясь положениями ГК РФ (ст.199, ст. 966, ст. 201, ст. 200) и ГПК РФ (ст. 194-199) вынес решение по делу №2-3403/10 в иске СК №1 отказать.

Требования частично удовлетворены

СО ЖАСО обратилось с иском к жителю г. Сочи и клиенту СК Ресо-Гарантия Чикнаеву В.С. В обосновании истец заявил, что имущество (автомобиль) его клиента получило ущерб в размере 205 096 рублей (с учетом износа) в результате ДТП, виновником которого стал Чикнаев (нарушение п.9.10 ПДД). ЖАСО выплатило компенсацию в полном объеме, при этом потерпевший обратился в СК Ресо-Гарантия с претензией о возмещении утраты товарной стоимости своего автомобиля в размере 33 248 рублей. В свою очередь СО ЖАСО выставило перед РЕСО-Гарантией суброгационное требование о выплате 86 751 рубля материального ущерба. Гражданину Чикнаеву была направлена претензия на выплату оставшихся убытков в размере 118 314 рублей (то есть фактический размер ущерба в 205 096 минус оставшаяся страховая сумма по договору — 86 751 руб.). Требования СК удовлетворены виновником не были, тогда было подано заявление в суд. Чикнаев вину в ДТП не оспаривал, но не согласился с названной суммой ущерба, оплатил независимую экспертизу. Ее результатом стало название истинной суммы убытков в размере 129 089 рублей. Ответчик также заявил, что предлагал потерпевшему приобрести у него аварийный автомобиль, но получил отказ. Чикнаев просил взыскать с истца 6 000 рублей, затраченные им на проведение экспертизы и был согласен выплатить потерпевшему 9 089 рублей в качестве возмещения.

Суд изучил материалы дела, ознакомился с первоначальной и повторной (независимой) экспертизами. Судебная экспертиза признала все повреждения, полученные автомобилем, однако потребность в замене деталей не подтвердила. Суд установил, что в порядке суброгации Ресо-Гарантия выплатила СО ЖАСО и потерпевшему совокупную сумму, не превышающую 120 000 рублей, предусмотренных законодательством об ОСАГО. Суд постановил, что оставшаяся некомпенсированная сумма составляет 9 089 рублей. Именно в этом размере суд признал иск обоснованным, таким образом удовлетворил его частично. Кроме того, решением по делу №2-7/2011 было установлено требование взыскать с истца в пользу ответчика судебные расходы в размере 5 400 рублей.

Положительное решение

СК Росно обратилась с иском в Сафонову В.Н., который стал виновником ДТП и причин ущерб имуществу клиента страховой компании. Из-за аварии автофургон страхователя был разрушен. После проведенной экспертизы Росно выплатила полную сумму возмещения потерпевшему и по суброгационному требованию обратилась к страховой компании виновника, которая в свою очередь выплатила сумму компенсации, не превышающую 120 000 рублей, как того и требовал Закон об ОСАГО. Претензия о возмещении оставшейся суммы компенсации была направлена к гражданину Сафонову, но требования он не выполнил.

Изучив материалы дела, суд пришел к выводу, что Сафонов не является прямым ответчиком, поскольку в момент аварии исполнял свои трудовые обязанности на служебном автомобиле. Таким образом, было признано, что отвечающим за возмещение ущерба является ОАО «Завод». Новый ответчик подал ходатайство об истечении срока давности, которое было отклонено судом как несостоятельное (то есть законодательство нарушено не было, а срок давности не истек). Руководствуясь положениями ГК РФ, ГПК РФ уполномоченный орган вынес судебное решение об удовлетворении требований по суброгации, а также о взыскании с ответчика судебных издержек (в том числе оплаты госпошлины).

Апелляционная практика

Суд первой инстанции в 2016 году удовлетворил иск СК Ренессанс Страхование к Рудакову С.В. и СК СДС о компенсационных выплатах в порядке суброгации. Ленинск-Кузнецкий горсуд постановил взыскать с гражданина Рудаков С.В. 1 838 788 рублей (за ущерб) и 16 893 рубля (за госпошлину), а с СК СДС — 400 000 рублей в порядке суброгации и 3 000 рублей за госпошлину. Рудаков с решением не согласился и подал апелляционную жалобу, в которой заявил:

  • Сумма возмещения является завышенной, поскольку была определена без учета износа деталей пострадавшего авто;
  • Установление стоимости восстановительного ремонта осуществлялось некорректно, без специальных знаний;
  • Согласие на возмещение истинной суммы восстановительного ремонта, которую должна определить судебная экспертиза.

Заслушав материалы дела суд изменил решение первой инстанции, поскольку посчитал, что были нарушены нормы материального права, а именно неверно истолкована 15 статья ГК РФ, в которой говорится о невозможности уменьшения размера убытков, понесенных истцом. Но поскольку сумма возмещения, выплаченная СК Ренессанс Страхование своему клиенту была определена без учета износа деталей, то в случае удовлетворения иска за счет причинителя вреда потерпевший получил бы безосновательное улучшение состояния своего имущества. По результатам судебной экспертизы стало понятно, что размер возмещения не может превышать 1 529 245 рублей.

С решением о взыскании 400 000 рублей с СК СДС суд также не согласился, мотивируя это условиями страхового договора, который был заключен между Рудаковым и СК СДС. По полису была установлена безусловная франшиза размером 120 000 рублей, следовательно, возмещение выплачивается за вычетом указанного лимита ответственности страховой компании, то есть в размере 280 000 рублей. И поскольку размеры сумм взыскания были изменены, уменьшились и размеры госпошлин — до 10 970 и 2 719 рублей соответственно. Решение по делу №33-16412 вступило в силу в январе 2017 года.

Заключение мирового соглашения

Страховая компания обратилась с иском к Борискиной Л.И. о компенсации материального ущерба в порядке суброгации. В обосновании истец заявил, что в результате поломки водопроводного вентиля в квартире ответчика была затоплена квартира, застрахованная в СК. На основании проведенной экспертизы СК выплатила возмещение страхователю и обратилась с претензией к виновнику, но компенсацию так и не получила. Решение об удовлетворении требований СК было принято заочно, однако гражданка Борискина обратилась к мировому судье с просьбой отменить решение, мотивируя свое требование тем, что не была вовремя оповещена о судебном разбирательстве. Поскольку судья решение не отменил, гражданкой была подана апелляционная жалоба.

Борискина Л.И. предоставила доказательства косвенности своей вины в произошедшем заливе соседней квартиры. Исходя из документов, апелляционный суд сделала вывод, что при замене водопроводного крана компанией ООО были использованы бракованные материалы, что и привело к причинению ущерба. Суд отменил оба решения мирового судьи, а также установил дату нового судебного заседания, на котором истец и ответчик ходатайствовали о прекращении производства по делу, поскольку заключили мировое соглашение. Оно предусматривало уменьшение исковых требований к Борискиной Л.И., обязательство последней выплатить СК указанную сумму компенсации, оставление судебных издержек сторон за собой. Поскольку стороны больше не имели претензий друг к другу, апелляционный суд утвердил мировое соглашение о возмещении средств по суброгации и прекратил судебное производство в отношении Борискиной Л.И.

Читать еще:  Нужно ли подрядчику членство в СРО

Заключение

Для того, чтобы подавать исковое заявление, связанное с суброгацией, истцу необходимо удостовериться и подготовить доказательства ряда фактов, в том числе наличия заключенного страхового договора, подтвержденного страхового случая, размера убытка, выплаты страхового возмещения, а также факта вины ответчика. Для успешности процедуры нужно убедиться, что срок исковой давности не истек. В целом все разбирательства по суброгации достаточно однообразны, а решения предсказуемы.

Суброгация в страховании — что это простыми словами?

Когда случается ДТП, то каждая из сторон с облегчением вздыхает, когда в процесс компенсации вмешивается страховая компания. Пострадавшее лицо радуется, что компания компенсирует ему причиненный ущерб, а виновник аварии доволен, что ему удалось избежать дополнительных расходов. Каково же удивление виновника ДТП, когда через какое-то время к нему обращаются за возмещением причиненного ущерба. И самое интересное: претензии выдвигает не сам виновник, а страховая компания или третье лицо. И именно здесь возникает суброгация.

Суброгация это

Сама категория «суброгация» имеет латинское происхождение и буквально означает замену. В страховом поле суброгация – это переход к страховой компании права взыскать с виновника ДТП компенсацию, которую выплатил страховщик пострадавшему в результате аварии лицу. Право требования возникает только в рамках той страховой суммы, которая была выплачена пострадавшему лицу. Простыми словами: если страховая выплата превышает максимальную сумму (в ОСАГО она 400 тысяч), тогда страховщики имеют права заставить вас возмещать эту разницу.

В России существует два типа суброгации:

  1. Требование к страховой компании виновника ДТП. Применяется метод к страховщику, где приобретен полис ОСАГО. Поскольку именно ОСАГО предоставляет гарантии относительно выплаты пострадавшей стороне компенсации в размере 400 000 руб.;
  2. Требования непосредственно к виновнику ДТП, если сумма нанесенного вреда превышает 400 000 руб.

Может быть и ситуация, когда страховая компания – плательщик возмещения сначала обратится в страховую компанию виновника ДТП, а потом разницу постарается в судебном порядке взыскать у виновного субъекта.

Суброгация в страховании. Как это работает?

По факту ДТП события могут развиваться по-разному. Но суть остается одной: виновник ДТП не выплачивает самостоятельно возмещение пострадавшему лицу, а спокойно живет себе и радуется жизни. Для пострадавшего же лица не принципиально, кто ему оплатил ремонт или другие повреждения: главное получение компенсации, вот и все. Два участника ДТП решают конфликт с помощью страховой компании.

Сколько времени может продолжаться такой штиль, вопрос открытый. Это может быть и несколько лет, учитывая срок исковой давности. И в один прекрасный момент виновник аварии получит так называемое «Письмо счастья». Это будет мотивированная претензия страховой компании относительно возмещения ей средств, которые она выплатила по ДТП. Это и будет суброгацией.

Суброгация – это вполне законное требование страховой компании. Такое полномочие ей предоставляет Гражданский Кодекс. В ГК РФ в статье 965 говорится о том, что суброгация – это право страховщика требовать от виновника ДТП вернуть ему убытки, которые понесла СК в результате выплаты компенсационных выплат.

Должен ли виновник ДТП оплачивать сумму претензии? Да, должен. Но здесь нужно внимательно ознакомиться с условиями суброгации. Нужно побеседовать со своим страховщиком, узнать, а запрашивали ли выплату по ОСАГО и т.д.

Например, если по ДТП общая сумму компенсации составила 480 000 рублей, то на виновное лицо должны переложить обязательство только в 80 000 рублей. Оставшиеся же 400 000 рублей взыскивают со страховщика по ОСАГО.

Что делать ответчику по суброгации

Но не стоит свято верить в том, что претензии страховщика всегда обоснованы. На практике встречаются ситуации, когда компании требуют от виновника ДТП дополнительные компенсационные выплаты. Например, общий размер ущерба составил 400 000 рублей. В рамках ОСАГО страховщик возместил другой страховой компании такие выплаты, но и этого недостаточно. Страховщик пострадавшего начинает требовать от виновного лица каких-то других выплат, не вошедших в размер оцененного ущерба.

Конечно, это прямое нарушение. И страхователь должен об этом знать. Только полное осведомление с принципами суброгации поможет защитить себя и свои финансовые интересы.

Срок исковой давности

Начнем со срока исковой давности. Как только виновник ДТП получает претензию, то он должен проверить срок исковой давности. Интересно: страховщики не сразу выдвигают претензию к виновному лицу, поскольку желают, чтобы подробности дела забылись, некоторые доказательства были уничтожены и т.д. Такие письма получить можно через несколько лет после ДТП, вплоть до предельного срока исковой давности.

И здесь есть положительный момент: четко установленных временных рамок по суброгации КАСКО нет. Страховщики ориентируются на 3 года, используя стандартные временные рамки. И, как правило, суды и устанавливают такой срок исковой давности. Но не такое редкое явление, когда срок исковой давности устанавливается на уровне 2-х лет. Поэтому претензия, присланная через 24 месяца, может и потерять свою актуальность.

Особенности установления срока исковой давности по гражданским делам:

  • срок исковой давности по всем имущественным соглашениям, кроме тех, что страхуют здоровье и жизнь человека, составляет 2 года;
  • срок исковой давности по договорам, которые страхуют жизнь и здоровье субъекта, составляет 3 года.

Кстати, не стоит уклоняться от обязательств, никак не реагировать на претензию, не посещать заседания суда и т.д. При таких действиях суд может встать на сторону страховщика и обязывать виновника погасить долг, а здесь уже будут работать судебные приставы.

Досудебное разбирательство

Рассмотрение дела в суде – это инициатива, как правило, виновника ДТП. Страховая компания пытается урегулировать конфликт на этапе досудебного следствия. Виновнику направляется досудебная претензия и предложение урегулировать конфликт в досудебном порядке.

Поэтому, если виновник ДТП реально виноват, сумма возмещения не так велика, то лучше самостоятельно оплатить долг перед страховой компанией и не посещать судебные заседания. Но если правда на стороне субъекта, то нужно обязательно предоставить мотивированный ответ на письмо страховой компании. Страховщики не будут подавать дело в суд по тем лицам, которые спорно могут компенсировать задолженность. Если дело изначально не перспективное, ответчик имеет все доказательства, бумаги, привлекает к делу опытного юриста, то в своей затее компания может и отказаться.

Претензия должна быть правильно оформлена

Любая претензия должна быть правильно оформлена. Письмо о суброгации не исключение. На практике бывает обратная ситуация: виновник ДТП получает письмо, где просто указывается информация о ДТП, сумме ущерба и просьбе оплатить задолженность. Это неправильно составленная претензия. И она должна обратить на себя внимание. Если страховщик изначально не имеет грамотного юриста, который может составить корректную претензию, то вряд ли он сможет и отстоять интересы СК в суде.

К претензии страховщик обязан представить дополнительно и документы:

  • подтверждающие размер ущерба. Это может быть акт о ремонте автомобиля, акт приемки-передачи, акт о техническом осмотре и смете ремонта;
  • подтверждающие вину виновника ДТП, то есть лица, к которому предъявляют претензию. Это может быть справка ГИБДД, постановление или решение суда;
  • подтверждающие право страховой компании на суброгацию. Это может быть квитанция об уплате возмещения, копия полиса страхования, копия заявления застрахованного субъекта о наступлении события.

Если страховщик пожелает, то он может приложить к претензии и дополнительные бумаги.

Виновник ДТП также должен знать, что:

  • суброгация возникает только тогда, когда страховая компания уже выплатила пострадавшему лицу компенсацию. До момента выплаты такое право отсутствует;
  • претензия к виновнику ДТП не должна выходить за рамки той суммы, которая выплачена пострадавшему лицу. Поэтому требовать покрыть другие расходы СК невозможно.

И еще не забываем о таком важном моменте, как ДТП во время рабочего процесса. Если водитель стал виновником ДТП на работе, то страховая компания не может применять к нему право суброгации. Выдвигать претензию она должна к предприятию, где такой сотрудник работает.

Коварство страховщиков

Проблема отечественного страхового рынка заключается в том, что до 30% от требований по суброгации не имеют под собой оснований. Страховщики используют разные методы, как обмануть виновника ДТП и взыскать с него указанную сумму средств. Предъявляются сомнительные сметы на ремонт, акты, квитанции. Поэтому, если есть сомнения в адекватности расчетов, в предъявленных требованиях, то не стоит спешить и удовлетворять их.

Бывает и ситуация, когда к претензии подкладываются вообще подделанные документы. Страховщики надеются на то, что виновник ДТП не помнит уже деталей дела, а тем более не знает, сколько выплачено пострадавшему лицо.

Можно самостоятельно составить мотивированное письмо-ответ на претензию, где обосновать свое видение проблемы. Можно привлечь к составлению письма грамотного юриста, который сможет «спугнуть» не сильно честного страховщика. При таком варианте дело до суда может и не дойти или претензия может уменьшиться в несколько раз.

Но лучше решать проблему не пост фактум, а до ее появления.

Поэтому эксперты советуют:

  • если Вы стали виновником ДТП, то нужно вникнуть в детали аварии и реально узнать сумму причиненного вреда;
  • если сумма вреда больше 400 000 рублей, а помимо ОСАГО, есть и полис КАСКО, то нужно обязательно брать дело под свой контроль;
  • нужно обязательно принимать участие в экспертизе транспортного средства; запрашивать все документы о причиненном ущербе, собирать их копии;
  • хранить полис ОСАГО и КАСКО в течение трех лет после того, как прошел срок их действия.

Именно такой подход к делу позволит не просто познать детали ДТП, но и насторожит нерадивого страховщика, который захочет обмануть виновника ДТП и взыскать с него большую сумму.

Не попадайтесь в ловушку

Но если вы приняли для себя решение компенсировать предъявленную претензию, то никогда не стоит передавать средства в наличной форме без каких-либо документов. Конечно, попасть на такую уловку сложно, но можно. Это и подтверждают прецеденты на практике. Если Вы готовы погасить задолженность, то делайте это безналичным способом, переводя средства по реквизитам страховой компании.

Можно ли избежать суброгации. Буквально недавно такая возможность существовала. Был полис ДСАГО, где сумма причиненного ущерба превышала и 500 000 рублей. Но сейчас почти все страховые компании прекратили продавать такие полисы, что связано с затруднительной ситуацией даже по обычному ОСАГО. Со временем ситуация может измениться, а пока свои интересы виновник ДТП должен защищать самостоятельно.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector