Как налоговики доказывают суду, что контрагент — однодневка

Как доказать свою добросовестность, если ИФНС посчитала контрагента однодневкой

Что делать, если налоговая инспекция подозревает вашего контрагента в недобросовестности? Например, его могут посчитать однодневкой из-за отсутствия активов и персонала, регистрации по массовому адресу и транзита денежных средств через его счета. Сделки, которые компания проводила с таким контрагентом, могут посчитать нереальными, а ее саму обвинить в получении необоснованной налоговой выгоды. Результатом станут доначисления, пени и штрафы.

Если это произошло, и ваш бизнес пострадал из-за ненадежного контрагента, есть возможность отстоять свою правоту в суде. В этой статье рассмотрим, с помощью каких доводов и документов налогоплательщикам в последнее время удавалось убедить суд в том, что сделки с подозрительными партнерами носили реальный характер.

Больше документов, хороших и разных

Когда речь идет о реальности сделки и добросовестности контрагента, целесообразно представить суду как можно больше различных документов, подтверждающих это.

В ход могут пойти счета-фактуры, договоры и прочие документы, подтверждающие взаимоотношения спорного контрагента с его другими партнерами по бизнесу.

Именно такой подход выбрала компания из Северо-Кавказского ФО, пытаясь доказать, что сделка на самом деле была проведена. Помимо обычных документов, которые подтверждали отношения между ним и ненадежным (по мнению ИФНС) контрагентом — договоров, счетов-фактур, товарных накладных — в суд были представлены бумаги, подтверждающие перевозку товара:

  • счет на оплату услуг перевозчика;
  • акт оказанных услуг;
  • счет-фактура;
  • распечатки из 1С рекламации по поводу брака;
  • фотографии бракованного товара и другое.

В данном случае суд также расценил, что компания проявила должную степень осмотрительности — это подтверждалось отчетом о предварительной проверке поставщика на основе различных ресурсов Налоговой службы. В итоге суд посчитал, что компания и спорный контрагент провели реальные сделки, поскольку ИФНС не доказала обратного (постановление АС Северо-Кавказского округа от 20.03.2018 года по делу №А53-25393/201).

Похожий подход применила компания из Москвы, однако она пошла еще дальше. К суду были приобщены сведения в виде ведомостей, в которых налогоплательщик отразил покупку строительных материалов у разных поставщиков. Среди них был и тот, относительно добросовестности которого у налоговой инспекции возникло сомнение. К таблице были приложены первичные документы — договоры, счета-фактуры, акты, справки, накладные и прочие, которые подтверждали содержащиеся в ведомости сведения.

Тем самым налогоплательщик продемонстрировал суду, что приобретал строительные материалы как у спорного контрагента, так и у множества других. И эти материалы использовались в строительных работах, которые компания осуществляла для заказчиков (постановление АС Московского округа от 16.02.2018 года по делу №А40-249120/2016).

Итак, не стоит останавливаться на стандартном наборе документов, пытаясь доказать реальность сделки или другие обстоятельства, из-за которых ИФНС начисляет налоги и штрафы. Тем более что судебная практика показывает — сами налоговики, пытаясь доказать свою правоту, привлекают всевозможные доказательства.

Например, доказывая нереальность факта перевозки товара, они могут предоставить сведения от оператора мобильной связи о том, что аппарат водителя не покидал домашнего региона, а также данные с видеокамер наружного наблюдения и из журналов пропуска о том, что он на территорию покупателя не въезжал.

Доказательства реальности поставщика

Если ИФНС настаивает на том, что контрагент существует лишь на бумаге, нужно убедить суд в обратном. В качестве доводов можно привести показания других его партнеров по бизнесу. Естественно, это не отменяет необходимости представить все документы, в том числе и такие, о которых сказано выше.

Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-260/18 от 19.03.2018 года по делу № А76-32147/2016. В этом споре налогоплательщику удалось доказать, что он произвел налоговый вычет обосновано. Подтверждая реальное существование и ведение деятельности спорными контрагентами, налогоплательщик указал следующие:

  • все сделки были отражены в налоговом и бухгалтерском учете;
  • товары, которые закуплены у спорных поставщиков, были использованы в хозяйственной деятельности компании;
  • сами эти контрагенты ведут реальную деятельность, о чем говорят заключенные ими договоры на транспортировку топлива, их исполнение и оплата;
  • ИП, с которыми указанные в предыдущем пункте договоры были заключены, подтвердили то, что осуществляли перевозку топлива.

Налоговая же настаивал на том, что спорными контрагентами руководили номинальные лица, а суммы НДС в сделках с ними не отражались в счетах-фактурах. Кроме того, документы от этих компаний были подписаны неустановленными лицами, а сами компании не находились по адресам регистрации.

По мнению арбитров, представители ИФНС не смогли убедительно доказать свои предположения, как и того, что компания и контрагент действовали в сговоре и осуществляли номинальные сделки, имея целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Другой пример — постановление АС Северо-Западного округа от 08.02.2018 года по делу № А13-12372/2016. В этом деле компания заключила договор с перевозчиком через посредников. Это стало причиной внимания со стороны ИФНС — проверяющие посчитали посредников звеном номинальным. Исход дела решил предприниматель, который в итоге осуществлял перевозку в интересах налогоплательщика. Он рассказал о подробностях сделки и убедил суд в том, что посредники не были номиналами.

Чтобы подтвердить реальность деятельности контрагента, можно использовать самую разную информацию. Например, сведения из интернета и СМИ. Помимо сайта организации, можно использовать отраслевые и региональные ресурсы, каталоги, справочники и так далее. Хорошим подспорьем станут отзывы покупателей или клиентов, особенно если они оставлены в разные годы.

Учет ранее вынесенных решений суда

В постановлении АС Северо-Кавказского округа от 13.02.2018 года по делу № А53-32464/2016 в качестве доказательства надежности контрагента выступило другое судебное решение. Проверяя налогоплательщика, ИФНС углядела в его сделках связи с однодневками. Однако сгоряча к разряду таковых проверяющие отнесли вполне добропорядочных партнеров организации. Подтверждая их надежность, компания представила доказательства своего долгосрочного с ними сотрудничества. Кроме того, их добросовестность ранее уже была подтверждена судом в других разбирательствах.

Похожая ситуация сложилась и в другом деле, в отношении которого вынесено постановление АС Поволжского округа №Ф06-30805/2018 от 03.04.2018 года по делу №А12-17016/2017.

Доказательство реальной потребности в товарах и услугах

Иногда налогоплательщики придерживаются такой тактики: доказывают, что сделка была, поскольку закупленные товары были ей нужны для осуществления деятельности. И главное — показывают, что эти товары действительно использовались для дела: были реализованы или пошли в производство. Причем в качестве доказательства целесообразно представить не только документы, но и показания сотрудников — как собственных, так и контрагента, поставившего спорные точки зрения ИФНС товары.

Приведем пример — постановление АС Поволжского округа №Ф06-28668/2017 от 13.02.2018 года по делу № А12-10631/2017. ИФНС подозревала компанию в приобретении продуктов у недобросовестных поставщиков. Однако налогоплательщику удалось доказать, что приобретенный товар — овощи и фрукты — были поставлены в торговые сети.

Были выборочно проверены товарные накладные и фрагментарные карточки счета по спорным поставщикам. В итоге выяснилось, что в сети были поставлены именно те продукты, покупка которых вызвала у ИФНС сомнения.

Дополнительным доказательством реальности поставки послужил тот факт, что налогоплательщик арендовал специальные помещения для хранения приобретенных овощей и фруктов.

Налоговая приводила стандартные аргументы — отсутствие у поставщиков имущества, транспорта, сотрудников и их нахождение не по адресу регистрации. Суд указал, что все это не говорит о нереальности контрагентов и сделок, и встал на сторону налогоплательщика.

Помощь поставщика спорного контрагента

Хорошо, если удастся привлечь к разбирательству организацию или ИП, которые осуществляли поставку спорному контрагенту товаров, впоследствии попавших к налогоплательщику. В судебной практике последнего времени есть пример, как это смогло перевесить чашу весов на сторону компании (постановление АС Уральского округа №Ф09-197/18 от 15.02.2018 года по делу №А76-31970/201).

ИФНС обвинила налогоплательщика в работе с лишним посредником. Однако поставщик этого посредника рассказал суду, что он является их региональным представителем и работает добросовестно. Факт сотрудничества подтверждался договорами об организации поставок и дилерским соглашением. В итоге суд признал решение ИФНС недействительным.

Лучшая защита — нападение

ИФНС убеждена в том, что компания сотрудничает с однодневками. Налогоплательщик решается на неожиданный ход — вместо того, чтобы отпираться, сам нападает на налоговый орган и указывает на его недоработки. Такая тактика была применена в ходе разбирательства по делу №А71-2901/2017, по которому АС Уральского округа вынес постановление № Ф09-66/18 от 08.02.2018 года.

Налогоплательщик настаивал: ИФНС не приняла во внимание, что Налоговый кодекс не ставит право на применение вычета НДС в зависимость от действий контрагента. Он указал на следующее:

  1. То что контрагент нарушил свои налоговые обязательства, не подтверждает получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
  2. Заявляя свое право на вычет, налогоплательщик не должен представлять документы, подтверждающие фактическую уплату налога всей цепочкой поставщиков.
  3. Налоговый орган не доказал, что спорные контрагенты не включили в базу по НДС выручку, полученную от налогоплательщика.
  4. ИФНС не доказала, что налогоплательщик и его контрагент действовали в сговоре с целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Суд признал правоту компании и отметил, что ИФНС не смогла доказать его недобросовестность.

Доказать проявление должной осмотрительности

Если налогоплательщик серьезно подходит к выбору подрядчиков и поставщиков, это всегда ему на руку — суды принимают во внимание проявление должной осмотрительности.

В следующем примере из судебной практики (постановление АС Уральского округа №Ф09-8685/17 от 08.02.2018 года по делу №А60-9439/2017) компания искала подрядчиков для ремонта торгового центра. Был объявлен открытый конкурс, рассмотрены заявки и выбран победитель, который впоследствии показался ИФНС номинальным. Ремонт он выполнял не сам, а привлек для этого субподрядчиков.

Налоговики указывали на то, что у субподрядчиков отсутствовали квалифицированные кадры, техника и прочее мощности для проведения ремонтных работ. Суд установил, что это не имеет правового значения, поскольку ИФНС не доказала, что налогоплательщик об этом знал.

К выводу о том, что подрядчик является номинальной организацией, инспекция пришла на основании показаний руководителя, который отрицал какое-либо причастие к деятельности этой компании. Однако документально подтвердить этот факт ИФНС не смогла. Также не были приняты во внимание бездоказательные доводы инспекции о том, что компания-контрагент обналичивала денежные средства либо осуществляла их транзит.

А вот налогоплательщик смог доказать, что работы реально были проведены. На помощь пришли охранники и прочие сотрудники Торгового центра, которые письменно подтвердили проведение ремонта.

Забыть события трехлетней давности не грех

Надо признаться, выглядит довольно странно, когда сотрудники компании слово в слово повторяют обстоятельства, имевшие место 2-3 года назад. Подспудно возникает мысль, что дело тут вовсе не прекрасной памяти, а в тщательной подготовке.

Между тем суды признают: забыть обстоятельства, которые произошли 3 года назад, вполне нормально. Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-1549/18 от 03.04.2018 года по делу №А76-18751/2016. В нем судьи сослались на то, что с момента сделки прошло более 3 лет, поэтому участники и путаются в показаниях. Арбитры решили, что это не говорит о нереальности сделки.

О применении статьи 54.1 НК РФ

Многие налогоплательщики уповают на статью 54.1 НК РФ. Но не стоит забывать, что она распространяется на правоотношения, возникшие после 19 августа 2017 года. Правда, иногда суды этот момент упускают и применяют эту норму закона в делах, относящихся к более ранним периодам, что играет на руку налогоплательщикам. Но не стоит на это рассчитывать, собираясь в суд. Пример тому — постановление АС Уральского округа №Ф09-8934/17 от 17.02.2018 года по делу №А50-11339/2017.

Лучший способ — тщательно выбрать контрагента

Чтобы избежать необходимости доказывать свою правоту, целесообразно заранее проверить контрагента. Ярким примером служит компания из постановления АС Центрального округа от 04.04.2018 года по делу №А35-9246/2016. Она проявила полнейшую осмотрительность при подготовке сделки, запросив у контрагента:

  1. Документы о подготовке регистрации юрлица — решение единственного участника, гарантийное письмо арендодателя о предоставлении юридического адреса, заявление по форме Р11001, расписку в получении документов инспекцией, решение о регистрации.
  2. Документы, подтверждающие регистрацию — свидетельство, выписка из ЕГРЮЛ, лист записи о создании юридического лица, копию письма из статистики.
  3. Сведения об учредителях и директоре, включая копию приказа о назначении последнего, а также копию паспорта представителя компании.
  4. Документы, касающиеся финансово-хозяйственной деятельности контрагента — договор аренды нежилого помещения, письмо о расторжении договора аренды, договор на оказание бухгалтерских услуг, книгу продаж, скриншоты из программы электронного документооборота о подаче деклараций по НДС, выписку об операциях по расчетному счету.

В итоге суд убедился в проявлении компанией должной осмотрительности.

Налоговики настаивали на том, что сделка на поставку товаров носила формальный характер. Однако у налогоплательщика была в порядке вся «первичка», плюс он подтвердил наличие спорной продукции и то, что она применяется в хозяйственной деятельности. В итоге суд встал на сторону налогоплательщика.

Сомнительные связи: как избежать налоговых санкций, если контрагент – однодневка

Фирма-однодневка – это юридическое лицо, которое создано не для ведения реальной предпринимательской деятельности. Эта компания не обладает фактической самостоятельностью, не представляет отчетность в налоговые органы.

Вычислить такую фирму довольно просто:

  • по юридическому адресу компания отсутствует;
  • множественный учредитель;
  • отсутствует персонал;
  • фирма не имеет расходов по аренде помещения, транспорта;
  • налоговая отчетность отсутствует, либо нулевая или минимальна, при этом на расчётных счетах крупные денежные обороты.

Проверять хозяйственную деятельность фирмы-однодневки для налоговиков бессмысленно. Поэтому часто налоговые инспекторы действуют от обратного: при проверке однодневки получают банковские выписки с её счетов и таким образом выходят на её контрагентов. Далее налоговиками проводится анализ деятельности этих компаний по налоговой отчетности, бухгалтерскому балансу, размеру уставного капитала и прочему. По результатам анализа контрагента могут включить в план налоговых проверок.

Читать еще:  Неустойка: ГК РФ регулирует условия применения меры

Чем могут грозить «сомнительные» связи?

Сотрудничество с фиктивными организациями может обернуться для вашей компании большими неприятностями. Особенно уязвимы компании, имеющие крупный оборот наличных средств. Под прицел налоговиков попадают последние 3 года работы фирмы. Законодательством предусмотрены следующие меры ответственности за связь с однодневками:

  • Налоговая ответственность. При установлении факта налоговых нарушений фирму не только обязывают доплатить налоги, но и накладывают штрафные санкции в виде пеней и штрафов. Согласно ст. 72 НК РФ пени взыскиваются в бесспорном порядке. Налоговики также могут приостановить операции на банковском счете.
  • Административная ответственность. Суд может наказать представителей власти, ответственных лиц организации (руководителя, бухгалтера), индивидуального предпринимателя, сотрудничающих с фирмой-однодневкой, в том числе путем приостановления деятельности до 90 суток.
  • Уголовная ответственность. Уклонение от уплаты налогов влечет уголовную ответственность для руководителя организации, бухгалтера или другого лица, которое уполномочено подписывать налоговую отчетность.

Но не всё так печально. Ведь сначала налоговые органы должны доказать, что сделка с однодневкой была фиктивной, налоговая выгода была получена не обосновано или налогоплательщик не проявил должную осмотрительность. А если в налоговом законодательстве существуют неясности или возникают неустранимые сомнения, противоречия, то это трактуется в пользу налогоплательщика (пп. 7 ст. 3 НК РФ).

Какие аргументы предъявляют налоговые инспекторы

Наши специалисты проанализировали арбитражную практику и предлагают наиболее распространенные аргументы налоговиков и реальные примеры судебных решений. Условно доказательства, предъявляемые налоговой инспекцией, можно разделить на 3 группы.

Легко оспариваемые аргументы:

  • массовый адрес регистрации, т.е. по юридическому адресу контрагента зарегистрировано множество фирм;
  • юридический адрес контрагента является фиктивным, фактический адрес неизвестен;
  • фирма-контрагент не отчитывается в ИФНС либо сдаёт нулевую отчётность или отчётность с небольшими показателями;
  • контрагент не отразил в своей отчётности финансово-хозяйственные операции, по которым проверяемая компания заявила вычет по НДС;
  • на руководство контрагента заведено уголовное дело или оно объявлено в розыск;
  • контрагент уклоняется от проверки, не представляет документы.

Эти аргументы доказывают, что контрагент нарушает свои налоговые обязанности. Однако сами по себе они не являются достаточным доказательством получения проверяемой компанией необоснованной налоговой выгоды. Налоговикам еще необходимо доказать, что компания хорошо знала об этих нарушениях, то есть действовала без должной осмотрительности (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ №53 от 12.10.2006).

Пример 1:

В ООО “Нефтегазинвест“ проводилась выездная налоговая проверка, по результатам которой обществу были доначислены 5 663 161 руб. НДС, 132 632,2 руб. штраф и пени. ИФНС мотивировала свои требования тем, что контрагенты по различным сделкам:

  • не представляли документов по требованию налоговой инспекции для проведения встречной проверки;
  • представляли нулевые отчетности не уплачивали НДС в бюджет.

Общество предоставило договора, документы об оплате, накладные, акты и отчёты. Суд учёл, что условия, необходимые для возмещения НДС, были выполнены:

  • товар был принят на учёт;
  • товар был приобретён для перепродажи;
  • наличие счетов-фактур.

На основании Определения Конституционного Суда РФ №329-О от 16.10.2003 нельзя возложить на налогоплательщика ответственность за неисполнение налоговых обязанностей других организаций, т.е. Общество не отвечает за действия своих контрагентов. ИФНС не доказала, что сделки были фиктивны и направлены лишь на уклонение от налоговых платежей. Решением суда требования налоговой по доначислению НДС, штрафов и пеней были признаны недействительными (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа №А32-15701-70/159 от 25.09.2009).

Пример 2:

По результатам камеральной налоговой проверки ООО “Лого-Медиа“ обществу было отказано в возмещении 231 844 руб. НДС, а также было доначислено 275 972 руб. НДС. Налоговая инспекция аргументировала решение тем, что Общество не проявило должную осмотрительность при выборе своих контрагентов, у которых выявлены признаки однодневок: ООО «Леге Артис» не располагается по своему юридическом у адресу; руководитель не явился в налоговый орган для дачи показаний.

Общество оспорило решение в суде. Судом установлено, что заявитель получил копии учредительных документов, копии свидетельств о постановке на учет, государственной регистрации, лицензий. Таким образом, довод о неосмотрительности Общества был отклонен. Необоснованная налоговая выгода не была доказана. Кассационная жалоба, поданная инспекцией, была отклонена (Постановление ФАС Московского округа №КА-А40/13417-08 от 02.02.2009).

Аргументы с неоднозначной судебной практикой

Решения судов разнятся по таким аргументам:

  • и массовый руководитель, и массовый адрес регистрации контрагента;
  • крупные денежные суммы на счетах контрагента, не отражённые в налоговой отчётности;
  • платежи на счета контрагента поступают за совершенно не связанные товары и услуги (например, за кондитерские изделия, печатные услуги, ГСМ);
  • у контрагента нет платежей, подтверждающих реальное ведение деятельности: арендных, коммунальных платежей, оплаты транспортных услуг, услуг связи и прочее;
  • в штате числится 1 человек;
  • большинство платежей проверяемой компании осуществлены в адрес недобросовестных контрагентов, и количество недобросовестных партнеров больше добросовестных.

Решение суда по таким фактам зависит от того, какие доказательства представит ИФНС. Если налоговики не смогут доказать, что сделка была фиктивна, то исход дела для налогоплательщика будет положительным. Поэтому в таких случаях в суде следует делать акцент на недоказанности фактов.

Пример 3:

ИФНС проводила проверку ООО «Стройтекс плюс», в ходе которой выявило, что контрагенты Общества ООО «Стромус» и ООО «Арктел», имеют массовый адерс регистрации и массовых директоров, бухгалтерская и налоговая отчетность у них отсутствует, численность работников 1-2 человека, а основных средств, складов и транспорта нет. ООО «Стройтекс плюс» было доначислено 938 263 руб. налога на прибыль, 704 386 руб. НДС, а также пени и штрафы.

Компания оспорила решение налоговиков в суде, представив договора, платежные документы, счета-фактуры. Контрагенты внесены в ЕГРЮЛ, счета-фактуры и бухгалтерские документы соответствуют требованиям. ИФНС не представила доказательств, что Общество знало о нарушениях, которые были допущены его контрагентами. А НК РФ не требует от налогоплательщика проверять деятельность контрагентов. Суд вынес решение в пользу ООО «Стротекс плюс».

Трудно оспариваемые аргументы

На практике очень трудно оспорить в суде следующие обстоятельства и аргументы:

  • руководитель фирмы-контрагента отказывается от своей причастности к деятельности фирмы, и этот отказ запротоколирован в установленном порядке;
  • первичные документы контрагента подписаны неустановленным лицом, что подтверждено почерковедческой экспертизой;
  • на момент подписания первичных документов руководителя компании-контрагента не было в живых, что подтверждается свидетельством о смерти;
  • подпись на первичных документах сделана не тем лицом, который зарегистрирован в качестве руководителя организации-контрагента в едином государственном реестре юридических лиц;
  • имеются показания свидетелей, опровергающие реальность сделки или подлинность документов, полученных от компании-контрагента.

Однако имеются положительные решения для компаний и по таким весомым доводам налоговиков.

Пример 1. Открытому акционерное общество «Муромский стрелочный завод» в результате налоговой проверки было доначислено 1 144 539 рублей НДС и более 100 тыс. руб. штрафа и пеней. ИФНС отказало в применении вычетов по НДС за товары, приобретенные у 2 контрагентов: ООО «ПромБизнесТрейд» и ООО «Техноком», аргументируя отказ недостоверными сведениями в первичных документах, которые были подписаны неустановленными лицами. В суде не была оспорена реальность совершения хозяйственных операций, однако суд решил, что Общество не проявило должную осмотрительность и не может воспользоваться правом на вычеты.

Компания оспорила это решение, и Президиум Высшего арбитражного суда сделал вывод, что при соблюдении требований ст. 171-172 НК РФ налогоплательщик имеет право на получение вычета по НДС. Обязанность по оформлению первичных документов лежит на продавце, следовательно, при удовлетворении документов ст. 169 НК РФ оснований о недостоверности счетов-фактур нет, если не доказано, что налогоплательщик знал или должен был знать о нарушениях контрагента.

В суд были представлены выписки по счетам контрагентов, свидетельствующие, что они в проверяемый период производили торговые и хозяйственные операции, в том числе с другими организациями, оплачивали услуги по перевозкам и налоги. Общество получило выписки из ЕГРЮЛ своих контрагентов, то есть проявило должную осмотрительность. Доначисленный НДС, пени и штрафы были отменены (Постановление №18162/09 от 20.04.2010).

Такая правовая позиция дала шанс компаниям, наказанным налоговой инспекцией по аналогичным обстоятельствам.

Пример 2. ОАО «Черемушки» налоговой инспекцией были доначислены штрафы за неуплату налога на прибыль и НДС, наложены штрафы и пени, так как оспаривались операции с ЗАО «Литстрой» и «Строй Меридиан», имеющими признаки фирм-однодневок, и первичный документы от которых были подписаны неустановленными лицами.

Инспекция не представила доказательств, что Общество знало о недобросовестности контрагентов, в свою очередь фактическое исполнение хозяйственных операций было подтверждено. Налоговики ссылались на не проявленную должную осмотрительность, однако Общество до заключения договоров получило копии регистрационных документов и лицензии. Кассационный суд принял вышеописанную позицию Президиума ВАС РФ, решение Инспекции было отменено (Постановление Федерального арбитражного суда №А40-70420/08-143-352 от 19.03.2012г.)

Оспорить сложные аргументы можно используя и другие методы: например, заявить о признании экспертизы подписи недопустимым доказательством, в случае если эксперта не предупредили об ответственности за выдачу ложного заключения. Или, если подпись на первичных документах произведена лицом, не указанным в ЕГРЮЛ, можно предъявить решение учредителей о назначении нового директора. Полномочия у вновь назначенного руководителя появляются с момента назначения, а не с момента регистрации в ЕГРЮЛ, а следить за своевременным обновлением данных в реестре юрлиц является обязанностью контрагента, а не налогоплательщика.

Выстраиваем защиту

Обобщая всё вышесказанное, мы предлагаем строить свою защиту по следующему алгоритму:

  1. Докажите, что хозяйственные операции с контрагентом реальны.
    Предъявляйте договора, первичные документы, банковские выписки, документы об оплате, акты и отчёты. Собирайте показания сотрудников: водителей, работников склада, бухгалтеров. Возможно, потребуется запросить документы из ЦБ РФ.
  2. Предъявите доказательства проявления должной осмотрительности.
    Изученная нами судебная практика показала, что суд можно убедить в своей осмотрительности, если были затребованы у контрагента следующие документы: устав, учредительный договор; свидетельство о постановке на учёт в налоговом органе; свидетельство о государственной регистрации юридического лица; лицензии на осуществление деятельности; выписка из ЕГРЮЛ; документ, удостоверяющий личность руководителя.
    Кроме того, может потребоваться подробное объяснение об обстоятельствах выбора контрагента и заключения и исполнения договора.
  3. Опровергайте доводы налоговиков на основе их процессуальных нарушений
    Сложно оспариваемые аргументы налоговиков можно попробовать признать недопустимыми, если со стороны Инспекции были допущены процессуальные нарушения.

Если налоговая инспекция уличила вашу организацию в связях с фирмами-однодневками, не стоит опускать руки. Решение налоговиков может быть обжаловано в суде. Некоторые доводы оспариваются легко, против других действовать трудно, но шанс есть всегда.

Как выиграть суд, если ваши 5 контрагентов с признаками однодневок?

Уголовное преследование — Налоговые проверки — Подготовка к допросу — Оптимизация налогов

Продолжаем серию статей о должной осмотрительности и том, как победить ФНС в суде. Предыдущая статья получалась грустной: налогоплательщики проиграли. Сегодняшний текст будет положительным. Разберём дело, где налогоплательщик доказал, что проявил должную осмотрительность и победил ФНС.

ФНС обвиняет завод в связях с 5-ю однодневками

Дело было в Свердловской области.

МИФНС провела выездную проверку ОАО «Каменск-уральский завод по обработке цветных металлов». Инспекция нашла спорных контрагентов и доначислила 4 924 338 рублей. Завод пошёл в суд.

  • Первая инстанция: АС Свердловской области. Решение от 21 апреля 2016 года по делу № А60-60601/2015 . В пользу завода.
  • Апелляция: 17 арбитражный апелляционный суд. Постановление от 28 июля 2016 №17АП-8179/2016-АК . В пользу завода.
  • Кассация: АС Уральского округа. Постановление от 8 декабря 2016 года №Ф09-10115/16 . В пользу завода.

Претензии ФНС касались 5-ти контрагентов завода (всё банально до невозможности — налоговая решила, что контрагенты — однодневки):

  • ООО «СК Екатеринбург АльянсСтрой»;

компания заключила с заводом договор подряда на сумму 9 080 000 рублей. ФНС нашли признаки «однодневности»: «номинальный» директор, нет основных средств, мощностей, нет складов и офисов, как и транспорта, и земли. Никаких данных о персонале компании никогда в ФНС не предоставлялись.

по договору с заводом «УралПромСтрой» ремонтировал санузлы на кабельном участке, стоимость работ — 106 000 рублей. ФНС установила, что у «УралПромСтроя» «номинальный» руководитель, нет основных средств, офисов, складов, нет земли, транспорта и т.д.

договор с заводом о демонтаже оборудования. Стоимость услуг — 1 413 000 рублей. Все те же самые признаки однодневки.

договор с заводом о монтаже, пусконаладочных работах и сдаче в эксплуатацию системы видеонаблюдения турникета. Стоимость работ — 29 000 рублей. «Массовый» адрес регистрации, «массовый» руководитель. Нет ничего для оказания соответствующих услуг, НДФЛ с работников не платился.

договор о поставке металлов, сплавов, металлопродукции на сумму 126 221 239 рублей. «Перспектива» имеет признаки однодневки: «номинальный» руководитель, «массовые учредители», у компании ничего нет, чтобы оказывать услуги: ни офиса, ни склада, ни транспорта, ни земли.

Казалось бы, с такими контрагентами от доначислений никуда не деться. Но завод выиграл все 3 судебные инстанции.

Сейчас разберёмся, как это произошло.

Завод сделал самое важное: доказал реальность операций и должную осмотрительность

Как доказали реальность операций?

По каждому спорному контрагенту завод предоставил массу документов:

  • акты о приёмке выполненных работ (форма КС-2);
  • справки о стоимости выполненных работ (форма КС-3);
  • счета-фактуры;
  • платёжные поручения;
  • письма на разрешение ввоза на территорию завода товарно-материальных ценностей, разрешения на вход-выход работникам контрагента;
  • документы на получение материалов на центральный склад, перемещение материалов с центрального склада на другие склады;
  • приходные ордера;
  • акты на списание ТМЦ в производство.
Читать еще:  Восстановление права собственности на объект недвижимости

Сотрудники завода давали свидетельские показания, в которых подтверждали, что все работы проводились в реальности.

Суды сделали вывод: ФНС не доказала, что операции были «на бумаге». А значит (помним про добросовестность налогоплательщика), операции проводились реально.

Как доказали должную осмотрительность?

Опять же при помощи документов. Завод доказал, что при заключении договоров контрагенты представили:

  • свидетельства о внесении записи в ЕГРЮЛ;
  • свидетельства о постановке на учёт юридического лица;
  • уставы;
  • документы налоговой отчётности;
  • документы, подтверждающие полномочия единоличного исполнительного органа.

Провели проверку программой «СПАРК-Профиль», которая оценила работу с контрагентами как «низкий риск».

Завод также убедился, что в базе данных ФНС нет информации о том, что контрагенты реорганизуются или прекращают работу.

Аффилированности установлено не было.

Суду ничего не осталось, как встать на сторону налогоплательщика. ФНС не доказала фиктивность операций, а завод доказал осмотрительность.

Мы хотели бы предостеречь вас. В предыдущей статье мы рассказывали про 2 случая, где запись в ЕГРЮЛ, свидетельство о постановке на учёт контрагента и его устав не доказали должную осмотрительность. Суд доначислил налоги. Те дела слушались в Краснодаре и Москве. Вот такая разница в судебной практике от региона к региону.

Что ещё хорошего для компаний указали суды?

В решении первой инстанции есть фразы, которые хочется повесть в рамку на стену, настолько они прекрасны.

Суд первой инстанции указал, что ФНС должна начинать исследовать налоговые дела компании с выяснения: соблюдает компания императивные нормы НК или нет. И только если выяснится, что компания НК соблюдает, но при этом пытается получить необоснованную налоговую выгоду, ФНС должна разбираться с этой незаконной выгодой.

Если этого не сделать, то в действиях ФНС возникает “обвинительный уклон”, при котором компания должна доказывать свою «добросовестность», указал суд.

Недобросовестность компании и получение необоснованной выгоды не доказываются тем, что у контрагента:

  • нет условий для работы;
  • нет персонала;
  • нет основных средств;
  • нет складов, помещений;
  • нет транспорта;
  • не платятся налоги;
  • есть признаки анонимной структуры.

Всё это не опровергает реальность операций. Ведь компания может привлекать людей и технику по гражданско-правовым договорам.

Если человек, который от имени контрагента подписал документы, отрицает, что он их подписывал, то это тоже не свидетельствует однозначно о необоснованной выгоде.

И ещё важнейший вывод суда по должной осмотрительности, мы это процитируем: «границы проявления должной осмотрительности определяются, в том числе доступностью сведений, которые могут быть получены налогоплательщиком о своих контрагентах».

Закон не требует у компании проверять, платят ли контрагенты налоги и находятся ли они по месту регистрации.

Нельзя требовать от налогоплательщика, чтобы он подменял собой налоговую и правоохранительные органы.

Заключение

Хочется поблагодарить суды за столь прекрасные решения. В этом решении очень многое в пользу налогоплательщиков.

И в то же время возникает неопределённость. Как быть, ведь есть решения, где суды не верят уставу контрагента, его учредительным документам и доначисляют налоги? Практика противоречива, как обезопасить себя?

  • Нужно понимать, что суды в Москве и суды в регионах могут понимать (и понимают, как показывает практика) признаки однодневок по-разному. Налоговая и суды в Москве более требовательны. Отсюда и разные решения по похожим делам.
  • Нужно собирать как можно больше доказательств того, что контрагенты не однодневки. Устава, выписки из ЕГРЮЛ и свидетельства о постановке на учёт мало. Это однозначно мало, это доначисления с вероятностью 99%.
  • Дело, о котором мы рассказал сегодня, нетипично положительное. И оно не создаёт прецедента. Так что расслабляться нельзя.

Надеемся, вы извлекли полезное для себя из этой статьи. Подписывайтесь на нас в facebook , подписывайтесь на рассылку, чтобы чаще получать хорошие новости.

Как дробление бизнеса привело бизнесмена под арест и штрафу в 220 млн рублей?

Пример из судебной практики: как отстоять расходы на оборудование?

Предприниматель? Продал недвижимость? Вырученные деньги — доход от предпринимательства!

ФНС: мы не проконтролировали вашего контрагента, а виноваты вы

Как инспекции взыскивают налоги с взаимозавивимого бизнеса и людей?

121 млн руб за беспечность и топорную схему

Обратитесь в нашу компанию за консультацией и мы расскажем, как обезопасить себя и свой бизнес от налоговых обвинений

Напишите нам письмо

Наши услуги

Подпишитесь на новости

Присоединяйтесь к нам

Thank you! Your submission has been received!

Oops! Something went wrong while submitting the form

Thank you! Your submission has been received!

Oops! Something went wrong while submitting the form

Компаниям под силу опровергнуть любые обвинения в связи с однодневками

Вполне возможно, что сейчас компания не работает с однодневками, но она могла сотрудничать с ними раньше. А под налоговую проверку попадают последние три года работы компании.

Более того, зачастую компания даже не подозревает о том, что ее реальный поставщик работает с нею через «помойку». Ведь при большом количестве поставщиков, многие из которых находятся в других городах, невозможно встретиться с каждым лично.

Поэтому я расскажу о том, как спокойно пройти налоговую проверку и отбиться от претензий в связях с однодневками.

Инспекторы находят контрагентов однодневок по выпискам из банков.

В попытке обвинить компанию в связях с однодневками инспекторы будут собирать доказательства и анализировать их различными способами. Так, обнаружив сомнительного контрагента, инспекторы начнут доказывать намеренную связь с ним. Для этого будет оцениваться не только количество сделок с ним, но и их качество. Также налоговики попытаются обосновать неосмотрительность компании в выборе контрагента. Затем перейдут к доказыванию экономической необоснованности расходов по сделке, обращая внимание на ее нецелесообразность и отсутствие экономического эффекта. И в конце концов придут к доказыванию нереальности сделки, так как сделки с однодневками существуют только на бумаге, а в действительности они не могли быть совершены.

Как правило, налоговики не проверяют сами однодневки, так как проверять их хозяйственную деятельность с точки зрения налоговых поступлений бессмысленно. Но зачастую они действуют в обратном порядке – проверяют однодневку для того, чтобы получить выписки по ее счетам и добраться до ее контрагентов. Обнаружить однодневку очень просто по следующим признакам: это массовый учредитель, заявитель или адрес компании. По полученным выпискам выявляются контрагенты, перечислявшие значительные суммы, и дальше налоговики анализируют деятельность этих компаний. В частности, смотрят их бухгалтерский баланс, наличие имущества, размер уставного капитала, налоговую отчетность. После чего компания признается «неблагонадежной» и инспекторы включают ее в план выездных налоговых проверок.

Аргументы налоговиков, которые не срабатывают в суде.

Несмотря на то что в законодательстве нет определения однодневки и ее признаков, налоговики приводят целый ряд аргументов в суде в пользу того, что контрагент компании – однодневка. Эти же аргументы пишут в своих решениях по итогам проверки. Мы условно разделили их на три группы: легкие, средней сложности и сложные. Имеется в виду, насколько легко или сложно компании опровергнуть эти аргументы в суде. Начну с легких аргументов:

– юридический адрес контрагента является адресом массовой регистрации;

– контрагент не работает по юридическому адресу, а его фактический адрес неизвестен;

– контрагент не представляет отчетность в налоговую инспекцию;

– контрагент сдает или нулевую отчетность, или с незначительными показателями;

– спорные финансово-хозяйственные операции в налоговой отчетности контрагента не отражены;

– руководство контрагента – в розыске;

– невозможно провести встречную проверку: контрагент уклоняется от представления документов, руководитель игнорирует вызовы в инспекцию, фактический адрес и телефон неизвестны.

Сами по себе эти аргументы, как правило, в суде не срабатывают. Ведь тот факт, что контрагент нарушает свои налоговые обязанности, еще не доказывает получение проверяемой компанией необоснованной налоговой выгоды*. ( Пункт 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г № 53)

Налоговая выгода может быть признана необоснованной только в том случае, если сами налоговики докажут, что компания при выборе контрагента действовала без должной осмотрительности и ей было известно о тех нарушениях, которые допускает контрагент. Например, это возможно в ситуации, когда компания и контрагент взаимосвязаны. То есть налоговики должны доказать аффилированность двух компаний, чтобы легкие аргументы инспекторов сработали в суде.

Но таких доказательств налоговики, как правило, представить не могут. И если компания продемонстрирует суду, как она проявила должную осмотрительность при выборе контрагента, то суды примут решение в пользу компании. Ведь сами по себе, скажем, адрес массовой регистрации или непредставление отчетности не являются основанием для отказа в вычете по НДС. Если инспекторы напишут в решении те аргументы, которые мы отнесли к легким, то при оспаривании этого решения можно воспользоваться доводами, которые судьи изложили в постановлениях ФАС Северо-Кавказского округа от 25 сентября 2009 г. № А32-15701/2008-70/159, ФАС Московского округа от 2 февраля 2009 г. № КА-А40/13417-08.

Еще компанию часто обвиняют в том, что она работает с контрагентом, который не отчитывается в инспекцию. На это можно возразить, что все данные о налоговой отчетности и суммах уплаченных налогов по статье 102 НК РФ – налоговая тайна. И поэтому их невозможно запросить в инспекции и получить в открытом доступе. (Постановления ФАС Поволжского округа от 6 сентября 2007 г № А12-1085/07, ФАС Центрального округа от 10 октября 2007 г № А36-88/2007)

По аргументам средней сложности пока нет однозначной судебной практики.

Но есть и такие аргументы инспекторов, по которым судебная практика неоднозначна. Мы назвали их аргументами средней сложности:

– у контрагента не только массовый адрес регистрации, но и массовый руководитель или учредитель. То есть на имя одного учредителя или руководителя зарегистрировано более 50 других компаний;

– на счетах контрагента обнаружены значительные денежные суммы, которые он не отражал в своей налоговой отчетности;

– на счетах контрагента нет платежей, которые подтверждали бы реальность его деятельности. То есть нет арендных платежей, оплаты складских помещений, электроэнергии, воды, телефона, транспортных услуг. Активы, за исключением уставного капитала, отсутствуют. Среднесписочная численность – один человек;

– платежи в адрес недобросовестного поставщика составляют большой процент от числа общих расходов компании;

– в целом у компании недобросовестных контрагентов гораздо больше, чем добросовестных;

– на счета контрагента поступают разноплановые платежи, например за нефть, грабли, веники и т. д.

По этим аргументам есть решение в пользу компаний. Например, постановление ФАС Центрального округа от 20 мая 2009 г. № А62-3005/2008. Инспекторы сняли расходы и вычеты по НДС из-за того, что контрагенты были зарегистрированы по адресу массовой регистрации, не сдавали отчетность, а их директора были учредителями большого количества других компаний. Еще у контрагентов не было персонала, складских помещений, своего транспорта и основных средств.

Но суд встал на сторону налогоплательщика. Судьи отметили, что контрагенты зарегистрированы в установленном порядке, а первичные бухгалтерские документы, которые они выдали, отвечают всем требованиям законодательства. НК РФ не возлагает на налогоплательщика обязанности по проверке деятельности его контрагентов, следовательно, названные факты и невозможность проведения встречных проверок сами по себе, вне связи с другими обстоятельствами, не могут служить объективным признаком недобросовестности налогоплательщика и подтверждать получение им необоснованной налоговой выгоды. Кроме того, ИФНС не представила доказательств, что налогоплательщик знал либо должен был знать о нарушениях, допущенных его контрагентами.

Однако подобные решения судей единичны. Поэтому по аргументам средней сложности во многом исход дела будет зависеть от того, какие доказательства представят налоговики и сможет ли компания доказать реальность сделки. А задача налогоплательщика в данном случае акцентировать внимание суда на недоказанности определенных фактов.

Даже по сложным аргументам вышло позитивное судебное решение.

Но есть и такие аргументы в запасе налоговиков, которые достаточно сложно оспорить в суде:

– руководитель контрагента дал показания о том, что он непричастен к деятельности компании. Есть протокол допроса;

– экспертиза подписи на первичных документах от контрагента подтвердила, что бумаги подписаны неустановленными лицами;

– «первичка» подписана директором, который к тому моменту уже числился умершим. У налоговиков есть свидетельство о смерти;

– «первичка» подписана не тем генеральным директором, который зарегистрирован в ЕГРЮЛ;

– сотрудники милиции получили письменные свидетельские показания, которые опровергают достоверность документов от контрагента.

Но и по этой непростой аргументации совсем недавно появилось решение Высшего арбитражного суда в пользу компаний – постановление ВАС РФ от 20 апреля 2010 г. № 18162/09. Компания сумела отбиться от таких железных доказательств налоговиков, как экспертиза подписей и свидетельские показания директоров, по которым они не имеют отношения к деятельности контрагентов.

ВАС РФ вынес положительное решение, учитывая следующие доказательства. Из банковских выписок однодневок следовало, что они приобретали электроды и продавали их не только Муромскому стрелочному заводу, чье дело рассматривалось в суде, но и другим покупателям, с которыми хозяйственные отношения велись также на постоянной основе. Кроме того, однодневки покупали упаковочные материалы, оплачивали услуги по автоперевозкам. А далеко не каждая однодневка может предъявить такой послужной список.

В подтверждение реальности своих хозяйственных операций Муромский стрелочный завод в суд представил путевые листы, товарно-транспортные накладные, доверенности, оформленные на тех, кто доставлял товар от однодневок до завода, а также имелись их свидетельские показания. Были представлены и доказательства списания приобретенных материалов в производство.

Читать еще:  Гарантийные удержания в договоре подряда. Новый способ обеспечения обязательств подрядчика по устранению недостатков

Но и это еще не все. Как доказательство проявления должной осмотрительности завод представил на контрагентов копии учредительных документов, решения о создании, свидетельства о государственной регистрации и постановке на налоговый учет, выписки из ЕГРЮЛ.

Это решение ВАС РФ дает надежду тем компаниям, которые нечаянно оказались связаны с однодневками и совершали с ними реальные хозяйственные операции. Перечисленные мною доказательства, которые завод представил в суд, чтобы выиграть дело, по сути, могут являться для таких компаний перечнем документов, которыми необходимо запастись, чтобы доказать реальность своих хозяйственных операций, снять с себя обвинения налоговиков и получить свой законный вычет по НДС.

Но можно попытаться оспорить и другие сложные аргументы. Так, например, протокол допроса. На одном из процессов, на котором мы защищали компанию от претензий налоговиков на сумму более чем 200 млн рублей, свидетели отказались от всего. Директор заявил, что не участвовал в регистрации компании и не заверял банковскую карточку с подписями. Мы через суд ходатайствовали о направлении запроса нотариусам. Их ответы о том, что карточки действительно были у них заверены, поставили под сомнение достоверность протоколов допроса. Судья удивился, почему налоговики сами не проверили свидетельские показания. Тем более что они являются лишь косвенным, а не прямым доказательством.

Экспертиза подписи может быть признана недопустимым доказательством, если эксперт не был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

А в случае, если «первичка» подписана не тем директором, который зафиксирован в ЕГРЮЛ, можно представить решение учредителей о назначении другого человека директором. Ведь фиксация в ЕГРЮЛ производится постфактум, то есть после того, как новый директор назначен учредителем. И то, что контрагент не потрудился внести изменения в ЕГРЮЛ, не лишает нового директора полномочий.

Как построить защиту в суде, если контрагент – однодневка.

Предположим, компания получила решение по итогам налоговой проверки. В нем она может обнаружить набор доводов и аргументов из нашего списка. В одном решении могут быть и легкие, и средней сложности и сложные аргументы. Все зависит от того, какие доказательства соберут налоговики.

И хотя по закону налоговики должны сами доказать законность своего решения, на практике это не так. В суде компании придется обосновать, что все ее хозяйственные операции реальны, а при выборе контрагентов она проявила должную осмотрительность. По сложившейся арбитражной практике ясно: судьи сочтут, что компания проявила осторожность, если она затребовала у контрагента учредительные документы, свидетельства о госрегистрации и постановке на налоговый учет, документы, подтверждающие личность руководителя, лицензии, выписку из ЕГРЮЛ.

Однако все чаще встречаются дела, из которых видно, что кроме этого стандартного набора документов важно пояснить суду обстоятельства заключения и исполнения договора. Судья может попросить, чтобы ему подробно в письменной форме пояснили: по какому принципу выбирался контрагент, где был заключен договор, кто был контактным лицом и какой его номер телефона, как по договору поставлялся товар или выполнялись работы.

Подтвердить реальность сделки можно всеми доступными способами.

В нашей практике мы подтверждали реальность хозяйственных операций наших клиентов всеми возможными способами. Например, по банковской выписке был описан полностью весь процесс совершения хозяйственной операции. Для этого даже пришлось запросить часть документов в ЦБ РФ, так как они были ранее туда направлены.

Кроме того, было собрано максимальное число письменных пояснений сотрудников. Например, водителей, которые забирали товар, описывали свои поездки: куда они ездили, с кем контактировали, кто подписывал и передавал документы.

Бухгалтеры составляли справки, распечатывали счет 44 и даже представляли сведения по учету возвратных отходов.

Но самое главное – это лишить налоговую инспекцию доказательств, опровергнув их или признав недопустимыми. Кроме того, важно еще обратить внимание и на возможные процессуальные нарушения со стороны налоговиков.

Статья напечатана в журнале «Семинар для бухгалтера» № 8, 2010

Что делать, если вашего контрагента налоговики признали фирмой-однодневкой

Организация (УСН с объектом «доходы минус расходы») заключила договор поставки товара (оборудования). Факт приобретения был должным образом подтвержден первичными документами и отражен в учете организации. Налоговый инспектор считает поставщика, с которым организация заключила договор поставки товара, «фирмой-однодневкой» и требует убрать из расходов затраты на приобретение данного товара и сдать уточненную декларацию. Как правильно поступить в такой ситуации?

Согласно п. 2 ст. 346.16 НК РФ при исчислении налога, уплачиваемого в связи с применением УСН, затраты, осуществляемые налогоплательщиком, могут быть учтены в составе расходов при условии их соответствия критериям, приведенным в п. 1 ст. 252 НК РФ, то есть они должны быть:

— произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода;

Данные правила являются обязательными для отнесения затрат к налоговым расходам. При невыполнении хотя бы одного из них затраты для целей налогообложения не учитываются.

Как следует из нормы ст. 252 НК РФ, налоговое законодательство не связывает возможность возникновения у налогоплательщика права на признание расходов при расчете налоговой базы с добросовестностью контрагентов налогоплательщика.

Вместе с тем при проведении налоговых проверок налоговые органы иногда отказывают налогоплательщикам в признании расходов, ссылаясь на наличие у поставщиков признаков «фирм-однодневок».

В то же время в п. 2 определения Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 N 329-О говорится, что истолкование ст. 57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Там же отмечалось, что, по смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

Необходимо учитывать и выводы, содержащиеся в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — Постановление N 53).

Напомним, что Постановлением N 53 введено понятие необоснованной налоговой выгоды — величины, которая может быть обоснована и доказана расчетным путем. Иными словами, практически подтверждается практика, в соответствии с которой (несмотря на презумпцию добросовестности) налогоплательщик может быть признан виновным в совершении налоговых правонарушений и в случае, если в его действиях отсутствуют явные нарушения налогового законодательства. Пунктом 1 Постановления N 53 фактически вводится определение налоговой выгоды, которая, по мнению ВАС РФ, может быть обоснованной или необоснованной.

Так, «. представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, не полны, не достоверны и (или) противоречивы. «.

Необоснованной налоговая выгода может быть признана в случаях, когда для целей налогообложения операции учтены:

— не в соответствии с их действительным экономическим смыслом;

— не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Судебные инстанции считают, что налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по НДС и отнесения сумм, уплаченных контрагентам, на расходы при исчислении налога на прибыль правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции (постановление ФАС Московского округа от 07.04.2010 N КА-А40/1783-10).

В Приложении N 2 (п. 12) к Приказу ФНС России от 30.05.2007 N ММ-3-06/333@ «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок» (в редакции приказа ФНС России от 14.10.2008 N ММ-3-2/467@) приведены рекомендации налогоплательщику о проведении определенных действий по изучению контрагентов, свидетельствующих о проявлении им должной осмотрительности при заключении хозяйственных договоров.

Кроме того, Минфин России в письмах от 10.04.2009 N 03-02-07/1-177 и от 21.07.2010 N 03-03-06/1/477 отмечает, что об осмотрительности и осторожности налогоплательщика могут свидетельствовать меры, включающие в себя получение налогоплательщиком от контрагента копии свидетельства о постановке на учет в налоговом органе, проверка факта занесения сведений о контрагенте в Единый государственный реестр юридических лиц, получение доверенности или иного документа, уполномочивающего то или иное лицо подписывать документы от лица контрагента, использование официальных источников информации, характеризующих деятельность контрагента, предпринимаемые налогоплательщиком в целях подтверждения добросовестности его контрагента.

Вместе с тем следует отметить, что суды при рассмотрении налоговых споров в каждом конкретном случае оценивают совокупность представленных налогоплательщиком и налоговым органом доказательств при определении достаточности мер, предпринятых налогоплательщиком для установления добросовестности контрагента. При этом судебную практику нельзя признать однозначной.

Так, в одних случаях действия налогоплательщика по запросу у контрагента копий свидетельства о государственной регистрации, свидетельства о постановке на налоговый учет, устава, выписки из Единого государственного реестра юридических лиц судебные органы расценивают как проявление стороной договора должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 19.04.2007 N Ф04-2377/2007, от 28.07.2008 N Ф04-3895/2008, Восточно-Сибирского округа от 07.10.2008 N А33-5672/2008, ФАС Московского округа от 09.09.2011 N Ф05-8799/11). Также суды считают, что нормы Налогового кодекса РФ не обуславливают право на учет расходов для целей налогообложения исполнением контрагентом своих обязанностей по уплате налогов в полном объеме (смотрите, например, постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 20.06.2012 N Ф08-3099/12, Десятого арбитражного апелляционного суда от 24.10.2011 N 10АП-8320/11 и от 10.09.2012 N 09АП-23691/12).

В других случаях суды соглашаются с позицией налогового органа и считают, что налогоплательщик не проявил должной степени осмотрительности при выборе контрагента, поскольку не предпринял действий по выявлению наличия у контрагента необходимых ресурсов, квалифицированного персонала, не проверил нахождение контрагента по его юридическому адресу, указанному в регистрационных документах, не истребовал у контрагента копии налоговых деклараций с отметкой налогового органа о получении, позволяющие оценить тот факт, что контрагент скрывает реальные обороты, не истребовал у контрагента бухгалтерский баланс с отметкой налоговых органов, который позволил бы выявить наличие либо отсутствие производственных активов, имущества и иных документов, а также доказательства, подтверждающие реальность деятельности контрагента (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 05.06.2012 N Ф04-1818/12, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2012 N 15АП-5673/12).

Таким образом, в целях минимизации налоговых рисков налогоплательщику при выборе контрагентов целесообразно предпринимать различные действия для подтверждения надежности контрагента, в том числе и интересоваться его налоговой отчетностью.

Однако необходимо отметить следующее.

В соответствии с п. 9 ст. 84 НК РФ сведения о налогоплательщике с момента постановки его на учет в налоговом органе являются налоговой тайной. К таким сведениям относятся и данные налогового учета. Согласно п. 1 ст. 102 НК РФ налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике. Вместе с тем не признаются налоговой тайной сведения, разглашенные налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия (пп. 1 п. 1 ст. 102 НК РФ).

Из сказанного следует, что Налоговым кодексом РФ ограничивается возможность распространения соответствующих сведений контролирующими органами. Сама же организация вправе самостоятельно определять, предоставлять ли (и в каком объеме) сведения о себе как о налогоплательщике другим лицам. Кроме того, организация может определить, что данные налогового учета являются ее коммерческой тайной (ст. 3, ст. 10 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне»).

В заключение отметим, что законодательство не обязывает налогоплательщиков истребовать налоговую отчетность у своих контрагентов, в том числе данные о своевременности исполнения ими налоговых обязательств. Последние, в свою очередь, также не обязаны представлять истребуемые документы и сведения. В то же время в целях проявления должной осмотрительности при заключении гражданско-правовых договоров сторона по договору вправе самостоятельно определять способы выявления неблагонадежных контрагентов и на основании полученных сведений принимать решение о целесообразности заключения договоров с теми или иными лицами.

В рассматриваемой ситуации правомерность решений, принятых налоговым органом, с учетом всех обстоятельств дела, может быть установлена только вышестоящим налоговым органом (в досудебном порядке) либо арбитражным судом.
В связи с этим организация может воспользоваться своим правом и обжаловать решение налогового органа в соответствии со ст. 138 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 138 НК РФ подача жалобы в вышестоящий налоговый орган (вышестоящему должностному лицу) не исключает права на одновременную или последующую подачу аналогичной жалобы в суд, если иное не предусмотрено ст. 101.2 НК РФ.

На основании п. 5 ст. 101.2 НК РФ решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть обжаловано в судебном порядке только после обжалования этого решения в вышестоящем налоговом органе (письмо Минфина России от 03.06.2009 N 03-02-08/46).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
профессиональный бухгалтер Молчанов Валерий

Ответ прошел контроль качества
23 октября 2013 г

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector