Как обойти условия ограничения ответственности в договоре

Ограничение ответственности в договоре и пределы ее ограничения

(«Юрист», 2012, N 21)

ОГРАНИЧЕНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ДОГОВОРЕ И ПРЕДЕЛЫ

Ратушный Сергей Александрович, юрист, «Что Делать Консалт» «КонсультантПлюс».

Исследование вопросов закрепления ответственности в договоре востребовано российской правоприменительной практикой. Таким образом, статья посвящена рассмотрению актуальной цивилистической проблематики. По мнению автора, должник по обязательству в случае его неисполнения при осуществлении предпринимательской деятельности несет ответственность и в случае отсутствия вины.

Ключевые слова: ответственность, договор, Гражданский кодекс, должник, суд, соглашение.

Limitation of responsibility in contract and limits of limitation thereof

Study of issues of consolidation of responsibility in contract is required by the Russian law-application practice. Therefore the article deals with consideration of topical civic problems. The author believes that debtor in the obligation in case of non-execution thereof in effectuation of entrepreneurial activities shall bear responsibility even in absence of guilt.

Key words: responsibility, contract, Civil Code, debtor, court, agreement.

Интересным представляется рассмотрение вопроса об ограничении ответственности сторон договора. Исходя из общегражданского принципа обеспечения восстановления нарушенных прав (п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса, далее — ГК РФ) лицо, право которого нарушено, имеет право на полное возмещение причиненных ему убытков (если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере — см. п. 1 ст. 15 ГК РФ).

Таким образом, гражданское законодательство исходит из принципа полного возмещения убытков, однако законом или договором может быть предусмотрено их ограничение (см. Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 июля 2012 г. по делу N А12-9430/2011).

Общее правило о возмещении убытков потерпевшему распространяется и на должника в обязательстве (см. ст. 393 ГК РФ).

В предлагаемом вниманию читателей материале мы рассмотрим ответственность договорную, ситуации, связанные с ограничением названной ответственности, и возможные случаи выхода из этих ситуаций.

Итак, должнику по обязательству в случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязательства законом предписано возместить кредитору понесенные последним убытки. Помимо убытков на должника может быть возложена обязанность уплатить определенную законом или договором сумму штрафных санкций (так называемую неустойку — см. ст. 330, 394 ГК РФ).

В то же время необходимо отметить, что в соответствии со ст. 401 ГК РФ ответственность нарушителя наступает при наличии в его действиях (бездействии) вины (п. 1 ст. 401 ГК РФ).

Однако при осуществлении предпринимательской деятельности нарушитель несет ответственность и в случае отсутствия вины (при этом нарушитель должен доказать, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы — чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств — см. п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Вместе с этим (как мы указывали выше) законом допускается договорное ограничение ответственности. Оставляя за пределами нашего рассмотрения случаи ограничения договорной ответственности, упоминаемые в ст. 400 ГК РФ (с участием в качестве кредитора гражданина-потребителя), сосредоточим свое внимание на ситуациях, где в качестве сторон договорных отношений выступают субъекты предпринимательской деятельности.

Перейдем к рассмотрению конкретных ситуаций.

Показательным можно считать дело по иску ОАО «Масложиркомбинат «Армавирский» к ФГП «Ведомственная охрана железнодорожного транспорта Российской Федерации» (апелляционная жалоба рассматривалась Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом — подробнее см. Постановление от 28 января 2010 г. N 15АП-9371/2009 по делу N А53-10611/2009, а также Определение ВАС РФ от 29 сентября 2010 г. N ВАС-12877/10). Суть дела такова. Масложиркомбинат и Ведомственная охрана заключили договор на оказание услуг по сопровождению и охране вагонов с опасным грузом.

На определенном этапе хозяйственных взаимоотношений у сторон возникли разногласия по поводу условий перезаключаемого договора, и Масложиркомбинат обратился с иском в суд об обязании Ведомственной охраны к заключению соответствующего договора.

Апелляционный суд установил, что заключенный договор отвечает признакам публичного договора (ст. 426 ГК РФ). В соответствии со ст. 446 ГК РФ в случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании ст. 445 ГК РФ либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

В нашем случае на рассмотрение суда были переданы разногласия сторон относительно условия договора, ограничивающего ответственность одной из сторон.

Суд, руководствуясь нормой п. 4 ст. 421 ГК РФ, согласно которой условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами, отметил, что в случаях, когда условие договора предусмотрено так называемой диспозитивной нормой, стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

Согласно п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Как известно, заключенный договор предполагает наличие соглашения между сторонами по тем или иным его существенным условиям (абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ). В рассматриваемом случае соглашения на предмет ограничений ответственности сторонами достигнуто не было. Ведомственная охрана своей волей, без согласования с Масложиркомбинатом, ограничила свою ответственность. Таким образом, Масложиркомбинат не изъявил согласия на подобное ограничение, поэтому говорить о наличии согласованного сторонами условия мы не можем. Соответственно, не можем мы говорить и о достигнутом сторонами соглашении об установлении условия, отличного от предусмотренного диспозитивной нормой п. 1 ст. 15 ГК РФ. Следовательно, правомерным является применение судом диспозитивной нормы ст. 15 ГК РФ с возложением ответственности на Ведомственную охрану в полном объеме причиненного ею ущерба.

Аналогичное дело (причем с тем же ответчиком — Ведомственной охраной) по жалобе ООО «Транс-ЖД» на решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области рассматривалось Тринадцатым арбитражным апелляционным судом (Постановление от 29 июня 2012 г. по делу N А56-2556/2012). При этом вывод, к которому пришли арбитры 13-го ААС, оказался прямо противоположным выводу арбитров 15-го ААС.

В чем же причина столь отличающихся решений арбитров?

Отвечая на поставленный вопрос, для начала следует отметить, что обстоятельства в рассматриваемых ситуациях были несколько различными. Как было указано выше, в деле, рассмотренном 15-м ААС, истец в порядке ст. 446 ГК РФ передал на рассмотрение суда разногласия, возникшие при заключении договора. Таким образом, в деле, рассмотренном 15-м ААС, условия договора, по которому у сторон возникли разногласия (в том числе и условие об установлении предела ответственности ответчика), определялись судом. Также стороны не пришли к соглашению относительно предела ответственности Ведомственной охраны. По этой причине 15-й ААС и применил в соответствии с п. 4 ст. 421 ГК РФ диспозитивную норму п. 1 ст. 15 ГК РФ, возложив на ответчика ответственность в полном объеме причиненного им ущерба.

Другое дело — апелляционная жалоба, рассмотренная 13-м ААС. Из текста мотивировочной части мы видим, что ООО «Транс-ЖД» был заключен соответствующий договор с Ведомственной охраной. Указанным договором была предусмотрена ответственность Ведомственной охраны, при этом ответственность имела ограничение установленным пределом. Очевидно, что ООО «Транс-ЖД», вступая в договорные отношения с Ведомственной охраной, действовало исходя из своих разумно понимаемых интересов (см. п. 3 ст. 10 ГК РФ), что предполагает определенную степень осведомленности об условиях заключаемого договора. Отсюда закономерен вывод суда, со ссылкой на положение ГК о свободе договора (п. 1 ст. 421 ГК РФ), о правомерности установления предела ответственности Ведомственной охраной при условии доказанности согласия ООО «Транс-ЖД» на включение названного условия в рассматриваемый договор.

Достаточно распространенными в практике ситуациями являются случаи ограничения ответственности в договоре поручительства.

Напомним, что в соответствии с п. 2 ст. 363 ГК РФ поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Перед нами снова диспозитивная норма, устанавливающая приоритет для указанной ситуации договорных условий над нормами ГК. Восьмой арбитражный апелляционный суд, анализируя названную норму, в Постановлении от 29 марта 2011 г. по делу N А70-10468/2010 отметил, что поручитель, определяя размер своей ответственности в договоре, действовал своей волей и на свой риск, т. е., добавим мы, действовал, руководствуясь положениями о свободе договора.

Вместе с этим нельзя не отметить, что наряду с рассмотренными выше случаями встречаются попытки некоторых участников гражданского оборота полностью исключить свою ответственность при исполнении договорных обязательств. Одно из таких дел рассматривалось 18-м Арбитражным апелляционным судом (см. Постановление N 18АП-7221/2009 от 11 сентября 2009 г. по делу N А47-2610/2009). Суд признал согласованное сторонами условие договора об исключении взаимной ответственности не соответствующим закону (ст. 168 ГК РФ), указав, что отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав в соответствии с п. 2 ст. 9 ГК РФ не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. Сославшись также на неоднократно упоминаемую здесь ст. 15 ГК РФ, апелляционный суд отметил, что согласно указанной норме стороны имеют право в договоре согласовать лишь условие об уменьшении размера убытков в случае их причинения, а отнюдь не условие о полном освобождении от их уплаты.

Читать еще:  Восстановление права собственности на объект недвижимости

Более того, говоря о размере убытков по смыслу ст. 15 ГК РФ, нельзя обойти молчанием недавнее Определение ВАС РФ (Определение от 8 августа 2012 г. N ВАС-9002/12 по делу А14-5965/2011). В названном Определении ВАС РФ отметил, что размер ответственности в виде взыскания убытков не может устанавливаться сторонами при заключении договора, возможно ограничение только верхнего предела такой ответственности по соглашению сторон либо в соответствии с законом.

Таким образом, с одной стороны, ответственность в отношениях участников гражданско-правовых отношений не может быть исключена по причине рискового и возмездного характера большинства из указанных отношений, а также по причине, указанной выше (п. 2 ст. 9 ГК РФ). В то же время, с другой стороны, участникам оборота не стоит рассчитывать на возможность возложения друг на друга ответственности чрезмерной.

Из разъяснений, данных ВАС РФ в другом Определении (от 1 декабря 2009 г. N ВАС-15613/09 по делу N А19-16734/08-58), следует, что для привлечения лица к ответственности в виде возмещения убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договорных обязательств (ст. 15, 393 ГК РФ), необходимо, во-первых, доказать факт нарушения контрагентом договорных обязательств, во-вторых, размер понесенных убытков, и наконец, в-третьих, наличие прямой причинно-следственной связи между допущенным ответчиком нарушением обязательств и понесенными истцом убытками.

Итак, по мнению ВАС РФ, потерпевший для привлечения к ответственности контрагента, помимо факта нарушения указанным контрагентом своих обязательств, должен доказать размер понесенных им убытков. Размер указанных убытков определяется как величина расходов потерпевшего лица, которое указанное лицо понесло или должно будет понести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

При заключении договора (например, для уже рассмотренных нами договоров поручительства), согласуясь с мнением ВАС РФ (см. рассмотренное выше Определение ВАС РФ N ВАС-9002/12), определяя размер (верхний предел) ответственности, допустимо установить указанный размер как в виде определенного числового значения суммы, так и путем исключения каких-либо видов ответственности, например неустойки (см., в частности, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 ноября 2010 г. по делу N А56-40121/2009).

Соответственно, учитывая диспозитивный характер как нормы п. 2 ст. 363, так и п. 1 ст. 15 ГК РФ, стороны договора могут своей волей определить указанный предел ответственности либо, в случае недостижения соглашения, отказаться от заключения договора, а в случае публичного характера заключаемого договора передать возникшие разногласия на рассмотрение суда.

Если мы обратимся к международному опыту регулирования гражданско-правовых отношений, то обнаружим, что, например, Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) в ст. 7.1.6 указывают на невозможность использования в договоре условий (оговорок), ограничивающих или исключающих ответственность одной стороны за неисполнение или исполнение, существенно отличающееся от того, что другая сторона разумно ожидала. При этом неиспользование данной оговорки обусловлено возможностью наступления явно несправедливых последствий для одной из сторон договора. Комментаторы Принципов отметили по этому поводу, что данная статья устанавливает норму, которая дает суду широкие полномочия, основанные на принципе честного поведения. Условия, регулирующие последствия неисполнения, как правило, имеют силу, однако суд может игнорировать оговорки, которые грубо нарушают этот принцип (см.: Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 / Пер. с англ. А. С. Комарова. М.: Статут, 2006, комментарий к ст. 7.1.6).

Вместе с этим согласно ст. 7.4.9 Принципов, в случае если сторона договора не уплачивает денежную сумму, когда наступает срок платежа, потерпевшая сторона имеет право на проценты годовых на эту сумму с момента наступления срока платежа до момента уплаты, независимо от того, освобождается ли сторона от ответственности за неплатеж. Таким образом, даже в случае освобождения одной из сторон договора от ответственности в тех или иных случаях сторона, называемая в приведенной норме потерпевшей, не лишается права на получение некоего денежного эквивалента в виде процентов от определенной суммы в соответствующей валюте, призванного в определенной степени компенсировать нанесенный ей ущерб.

Итак, мы убедились, что как в международной, так и в отечественной практике вопросы, касающиеся случаев ограничения ответственности сторон договора, следует разрешать, опираясь на нормы о свободе договора. При этом, однако, не следует забывать, что, осуществляя свои права в соответствии с договором, согласуясь с конституционным принципом осуществления прав и свобод (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ), мы не должны нарушать права другого лица (контрагента по договору), в равной мере ориентируясь как на собственную выгоду, так и на общеправовые принципы честного поведения и недопущения явной несправедливости.

Ограничение ответственности в договоре

Компании подписывают договор на миллион, а ответственность по договору ограничена десятью тысячами рублей. Так можно?

Наше мнение: можно, но опасно. Юрист Дарья Тимохина рассказывает, почему ответ именно такой.

Что такое ограничение ответственности

В договорах бывает такой пункт: «Ответственность заказчика и исполнителя ограничена 10 000 рублей», а договор на поставку на 1 млн рублей или больше. Ограничение можно поставить любым, хоть рубль.

Кофейня «Бублик» заключает договор с хлебозаводом на поставку круассанов на 2 млн в год. Ограничение ответственности по договору — 10 000 рублей.

Через полгода хлебное производство прекращает производить круассаны. Производство стало нерентабельным.

У кофейни крауссаны — главный товар в ассортименте. Покупатели приходят, чтобы выпить кофе, и всегда берут круассан. На поиск нового поставщика уйдет время, а пока кофейня терпит убытки.

Кофейня получит десять тысяч рублей, даже если убытков будет на миллион. Мы расскажем о судебной практике и подскажем, как действовать.

Что говорит закон

Возмещение убытков — в статье 15 Гражданского кодекса

По статье 15 Гражданского кодекса компания или человек могут требовать полное возмещение убытков, если их права нарушены и нет ограничений в договоре или законе.

Под убытками тут понимают реальный ущерб и упущенную выгоду. Реальный ущерб возникает, когда повредили или потеряли имущество. Упущенная выгода — доходы, которые компания могла бы получить, если бы обе стороны исполнили обязательства. Могла получить, но не получила.

Сломался станок, машина попала в аварию — реальный ущерб.

Кофейня «Бублик» получала шестьсот тысяч рублей прибыли, когда поставщик поставлял круассаны. Когда он отказался поставлять, прибыль снизилась до двухсот тысяч рублей. Четыреста тысяч — упущенная выгода.

Кажется, по закону ограничивать ответственность можно. Но по статье 393 Гражданского кодекса должник должен возместить кредитору убытки, которые возникли из-за неисполнения обязательств.

В пункте 7 Постановления пленума Верховного суда указано, что ограничение ответственности в договоре не освобождает от возмещения убытков, если вред был нанесен умышленно. Компания, которая нарушила договоренности, должна доказать, что проявила хотя бы минимальную степень заботливости и исполнительности. Как доказывать, указаний нет, а «минимальная степень заботливости» — фраза из Постановления.

По сути компания должна заранее предупредить партнера, что не сможет исполнять договор. Например, поставщик бубликов из примера должен был заранее сообщить, что закрывает производство бубликов. Тогда кофейня нашла бы другого поставщика заранее, а поставщик круассанов выплатил только десять тысяч рублей за расторжение договора.

В некоторых сферах по закону вообще нельзя ограничить ответственность. Это касается договоров на охранные услуги или перевозки.

Решение по делу а67-4140/2017 между Колледжем индустрии питания, торговли и сферы услуг и ООО «Легион»

Колледж индустрии питания, торговли и сферы услуг заключил договор на охрану здания с ООО «Легион». Колледж ограбили, ущерб оценили в 427 тысяч рублей. «Легион» утверждал, что охранная сигнализация не сработала, значит, никто в здание не проникал. Но у колледжа украли имущество из лаборатории и мясорубку.

В договоре с «Легионом» было ограничение ответственности. Но суд посчитал этот пункт ничтожным, и «Легиону» пришлось выплатить полный ущерб.

Получается, пострадавшая компания может пойти в суд и требовать возмещения всех убытков, даже если в договоре было ограничение ответственности.

Какое возмещение может получить пострадавшая компания

После возмещения убытков компания должна оказаться в том положении, как если бы обязательства были выполнены полностью. Грубо говоря, кофейня «Бублик» должна получить ту же прибыль, как в месяцы, когда поставщик привозил круассаны.

В пункте 4 Постановления пленума Верховного суда есть пример, как считать упущенную выгоду. Магазин нанял подрядчика для ремонта. Подрядчик сделал ремонт плохо, магазин не мог работать и нес убытки. В этом случае упущенную выгоду считают по другим месяцам, когда ремонта в магазине не было.

О чем говорит ограничение ответственности

Если партнер настаивает на ограничении ответственности в договоре, для компании это может быть сигналом. Например, она заключает с поставщиком договор на миллион, а он настаивает на ответственности в десять тысяч рублей. Возможно, стоит проверить отзывы об этом поставщике. Вдруг он часто срывает сроки или резко прекращает сотрудничество.

Читать еще:  Двусторонняя реституция: как ее применяют суды

Какие исключения

Компания может ограничить свою ответственность, если работает по агентскому или инвестиционному договору. Это те случаи, когда компания не сама оказывает услуги или поставляет товары, а зависит от других компаний. Вот что это за случаи:

Рекламное бюро по агентскому договору делает рекламу в журнале. Журнал закрывается. Рекламное бюро не могло это предугадать, поэтому по убыткам клиента не отвечает.

Компания разработчиков работает по договору подряда с рекламным бюро. Рекламное бюро заказало мобильное приложение для государственной компании. Государственная компания должна прислать деньги, но не прислала.

Муниципальное предприятие «Расчетный центр» финансирует издание краеведческой книги в Иркутске. «Расчетный центр» получает деньги из городского бюджета. Горсовет меняет бюджет и не дает деньги «Расчетному центру».

В агентском договоре прописывают, что агент за вознаграждение выполняет что-то для компании, например дает рекламу или закупает оборудование. Агент работает со своими подрядчиками. Если подрядчики перестанут поставлять бублики или закроют рекламную площадку, агент перед компанией не виноват и выплачивать ничего не должен.

Для инвестиционного договора нет одной формулировки об ограничении ответственности на все случаи жизни. Важно указать, что компания выполняет работы, пока получает финансирование. А если финансирования нет, компания не может возмещать убытки.

Как работает пункт ограничение ответственности по договору.

Ограничение ответственности по договору.

В договорах не редко встречается пункт об ограничении ответственности одной из сторон на символическую сумму, тогда как сам договор подразумевает миллионные и многомилионные сделки. При этом ограничение можно выставить любое, например 1 у.е..

Разберемся на примере кафе «РыбачОК»:

Кафе «РыбачОК» заключает договор с рыбзаводом на поставку морепродуктов на сумму в 15 млн. рублей в год. При этом ограничение ответственности по этому договору указано — 1 000 рублей.

Через несколько месяцев завод по заготовке и переработке морепродуктов уходит с рынка в связи с резким сокращением рентабельности бизнеса.

Для кафе морепродукты – основной товар. Именно на морепродукты приходится более 90 процентов ассортимента в кафе. Так как на поиск, проверку нового поставщика и заключение нового договора необходимо время, «РыбачОК» понесет убытки. При этом, согласно пункту об ограничении ответственности, кафе может получить только тысячу рублей, даже если потерпит гораздо большие издержки.

Постараемся в статье разобраться в ситуации, рассмотрим судебную практику и дадим четкий план действий, если вы обнаружили пункт об ограничении ответственности в договоре.

Что говорит закон

Постараемся в статье разобраться в ситуации, рассмотрим судебную практику и дадим четкий план действий, если вы обнаружили пункт об ограничении ответственности в договоре.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса компания или человек имеют право требовать полное возмещение убытков, если их права нарушены и нет ограничений в договоре или законе.

Под убытками тут понимают реальный ущерб и упущенную выгоду. Реальный ущерб возникает, когда повредили или потеряли имущество. Упущенная выгода — доходы, которые компания могла бы получить, если бы обе стороны исполнили обязательства. Могла получить, но не получила.

Поломка компрессора, ТС попало в ДТП — реальный ущерб.

Кафе «РыбачОК» получало два миллиона рублей прибыли, когда завод поставлял морепродукты. В результате отказа от поставок, прибыль кафе упала до восьмисот тысяч рубле. Разница между тем, что было, и тем, что стало (2млн. минус 800тыс) и есть упущенная выгода кафе.

Конечно, по закону ответственность по договору ограничить можно. Но согласно статье 393 Гражданского кодекса должник должен возместить кредитору убытки, которые возникли из-за неисполнения обязательств.

В пункте 7 Постановления пленума Верховного суда сказано, что ограничение ответственности в договоре не освобождает от возмещения убытков, если будет доказано, что вред был нанесен предумышленно. Компания, которая нарушила условия договора, должна доказать, что проявила минимальная степень заботливости. Конкретных указаний как доказывать — нет, а «минимальная степень заботливости» — фраза из Постановления .

Компания должна заблаговременно предупредить своего контрагента, что не сможет исполнять условия договора. Например, поставщик морепродуктов из примера должен был заранее сообщить, что закрывает производство. Тогда кафе заранее начало бы искать нового поставщики. А поставщик морепродуктов ограничился бы выплатой, указанной в пункте об ограничении ответственности.

ВАЖНО: В некоторых сферах по закону вообще нельзя ограничить ответственность. Это касается договоров на охранные услуги или перевозки.

На что может рассчитывать пострадавшая компания

Пострадавшая компания после компенсации убытков должна оказаться в том состоянии, как если бы обязательства были выполнены полностью. Грубо говоря, кафе «РыбачОК» должна получить ту же прибыль, как в месяцы, когда поставщик привозил морепродукты.

Ограничение ответственности в договоре контрагента – повод для проверки

Если ваш контрагент-поставщик настаивает на пункте об ограничении ответственности в договоре – советуем провести дополнительную проверку вашего контрагента. Иногда можно встретить ситуацию, что будущая компания-партнер заключает с поставщиком договор на миллионы, а он настаивает на ответственности в пять тысяч рублей. Стоит с особой ответственностью провести проверку данного контрагента, почитать отзывы.

Исключения. Куда без них.

Может ограничить свою ответственность компания, работающая по агентскому или инвестиционному договору. То есть — случаи, когда компания не сама оказывает услуги или поставляет товары, а зависит от других компаний.

В агентском договоре прописывают, что агент за вознаграждение выполняет что-то для компании, например дает рекламу или закупает морепродукты. Агент работает со своими подрядчиками. Если подрядчики перестанут поставлять морепродукты или закроют рекламную площадку, агент перед компанией не виноват и выплачивать ничего не должен.

Для инвестиционного договора нет единой формулировки об ограничении ответственности на все ситуации. Важно понимать, что компания выполняет обязательства, пока получает финансирование. А если финансирования нет, компания не может возмещать убытки.

Если у Вас остались вопросы по ограничению ответственности в договоре с контрагентом, свяжитесь с нами !

Вопросы ограничения ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорного обязательства. Часть I. Российское законодательство

Этим летом в беседе с представителями нескольких — весьма известных — компаний, специализирующихся на предоставлении юридических услуг мне задавался один вопрос.

Вопрос простой по своему содержанию — возможно ли установить в тексте договора ограничение ответственности исполнителя за ненадлежащее исполнение договора (далее для краткости и ненадлежащее исполнение, и неисполнение обозначаются как «нарушение договора или нарушение»)?

Мой ответ, довольно быстро следовавший за вопросом, был также прост — «нет, нельзя».Такая поспешность, конечно, не самое подходящее качество для юриста, однако эта поспешность основывалась на тех знаниях о нормах действущего законодательства, которые были мной получены в ходе получения высшего образования, самостоятельного изучения вопроса и юридической практики.

К тому же эта поспешность также базировалась на уверенности в том, что ответ в первом приближении является действительно верным.

Но первое приближение отнюдь не всегда самое верное: что если российское право на самом деле допускает такое ограничение? И если да, то на каких условиях?

Позднее, в ходе работы над двуязычными договорами, ориентированными на применение иного, нежели российское, права я и в теории и и на практике столкнулся с условиями договоров (т.н. exemption clauses), ограничивающих ответственность за нарушения договора.

Я бы хотел поделиться с вами, коллеги, рядом мыслей на этот счет. Представляется, что указанная тема является актуальной и способна заинтересовать каждого юриста.

Эта публикация является первой частью рассмотрения вопроса и посвящена общим моментам ограничения ответственности нарушения в соответствии с российским правом. Позднее я подготовлю похожий текст о вопросах регулирования вопроса в зарубежном праве.

Перейдем к рассмотрению вопроса.

Оговорюсь сразу, что рассмотрению подлежит, прежде всего, вопрос об ограничении ответственности в виде убытков, поскольку это общий вид ответственности, предусмотренный гражданским законодательством, в отношениях предпринимателей.

Что следует понимать под ограничением ответственности?
Как мне кажется, ответственность ограничивается, когда:
а) ограничиваются основания ответственности — т.е. те условия, с которыми законодательство связывает возможность наступления неблагоприятных правовых последствий для нарушителя;
б) ограничивается размер ответственности — т.е. размер денежной выплаты, которую нарушитель обязан выплатить вследствие своего нарушения;
в) устанавливаются условия, которые расцениваются сторонами как «извинительные», т.е. такие, при соблюдении которых, нарушение не влечет за собой ответственности нарушителя.

Это станет более понятным в ходе рассуждения.

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее «ГК РФ) содержит следующие правила.

В соответствии с п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязуется возместить кредитору убытки, причиненные нарушением договора. Указанная статья не содержит правил, которые бы определяли порядок ограничения права кредитора на возмещение убытков в полном объеме. Таким образом, статья никак не определяет возможность ограничения оснований ответственности или установления «извинительных» условий.

А вот п. 3 ст. 393 ГК РФ допускает изменение размера ответственности. Например, путем установления в договоре правила о том, что при определении размера убытков кредитору следует принимать во внимание не существующие цены в месте исполнения обязательства, а, например, строго зафиксированные на момент заключения договора цены в размере меньшем, чем действительные на тот момент рыночные цены.

Читать еще:  Презумпция вины должника в нарушении обязательства: разъяснения ВС РФ

Впрочем, формулировка «принимать во внимание» оставляет вопрос о том, насколько подобное условие может быть обязательным для кредитора.

Тем не менее, теоретически, нельзя не расценивать подобное правило, как допускающее ограничение ответственности.

Пункт 1 ст. 400 ГК РФ гласит, что по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков. Выдаваемый СПС «Консультант Плюс» перечень подобных исключений ссылается на случаи ограничения ответственности касаемо юридических лиц, случаев выдачи гарантии, профессиональных перевозчиков, хранителей, случаев страхования, правил обязательства из договоров подряда. Эти законные исключения допускают в ряде случаев изменение размеров такой ограниченной ответственности, например, в соответствии с п.2 ст. 737 ГК РФ, п.1 ст. 965 ГК РФ. К законному исключению также следует отнести правило п. 2 ст. 377 ГК РФ, в соответствии с которым ответственность гаранта перед бенефициаром за нарушение не ограничивается суммой гарантии, если иное не предусмотрено договором.

Пункт 2 ст. 400 устанавливает правило о ничтожности условий, уменьшающих размер ответственности, который определен законом и установленных соглашением до момента нарушения в случаях договора присоединения или иного договора, в котором кредитором является гражданин.

Без внимания остаётся вопрос о допустимости условий об ограничении размера ответственности в договорах между юридическими лицами, в частности, коммерческими организациями, когда такие договоры не подпадают под исключения, предусмотренные законодательством.

Допустимо ли подобное условие? Прямого запрета нет; и, следуя принципу свободы договора, разве нельзя представить себе ситуацию, когда стороны договорились об установлении фиксированного размера ответственности в виде убытков?

Представляется, что есть ряд возражений насчет допустимости подобных условий.

В частности, в соответствии с п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого было нарушено, может требовать возмещения причиненных ему убытков в полном объеме, если меньший размер убытков не предусмотрен законом или договором. Казалось бы, препятствий нет — ведь статья прямо указывает на возможность установления размера убытков в меньшем размере, в том числе и фиксированных. Но тогда почему на эту возможность нет никаких указаний в перечисленных выше правилах определения размера ответственности? И можно ли расценивать как указание на это правило положение п. 2 ст. 393 ГК РФ об определении убытков по правилам ст. 15 ГК РФ? Ответ: нет — в связи со следующим.

Как известно, убытки и условия для их взыскания подлежат доказыванию. Судебная практика последовательно следует этому правилу: позиция была также подтверждена и в недавнем Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 (см. п. 12 Постановления).

Кроме того в судебной практике имелись примеры, которые указывали на то, что установление договором размера убытков является неправомерным.

В частности, в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.12.09 по делу № А40−76547/09−41−697 указывается:

«В соответствии со ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 15 ГК РФ.

В силу ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
По смыслу указанных норм убытки, являясь имущественными потерями, подлежат доказыванию.
Таким образом, как правильно указал суд в решении, условия договора в части возможности удержания убытков как заранее оцененных противоречат гражданскому законодательству».

В Определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.08.2012 № ВАС-9002/12 по делу А14-5965/2011 указывается несколько иное правило:

» Размер ответственности в виде взыскания убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательства (статьи 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации), подлежит определению при предъявлении и доказанности соответствующего требования, и не может устанавливаться сторонами при заключении договора, возможно ограничение только верхнего предела такой ответственности по соглашению сторон или в соответствии с законом (статья 400 Гражданского кодекса Российской Федерации)».

Подобные условия о фиксированном размере убытков расцениваются как условие о размере неустойки.

Помимо этого, п.2 ст. 393 ГК РФ указывается, что возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом. Следовательно, установление договором убытков в меньшем размере противоречит этому правилу.

Также хочу обратить внимание на то, что в соответствии со ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Между тем, обязанность по возмещению убытков не может возникать вследствие соглашения сторон, поскольку она устанавливается законодательством в качестве ответственности за нарушение. А вот изменяться или прекращаться — вполне.

В итоге, исходя из вышеуказанного, представляется, что ст. 15 ГК РФ устанавливает правило о том, что кредитор вправе после причинения убытков и определения окончательного или достоверного размера последних всего лишь договориться с должником о выплате убытков в меньшем размере.

Статья 401 ГК РФ устанавливает, что основанием ответственности является наличие вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда иные основания ответственности установлены законом или договором. Точно определить, что такое «иные основания» затруднительно, поскольку в той или иной форме эти основания или являются правилами об определении вины, или правилами об ограничении ответственности (см. например публикацию Дмитрия Смольникова по схожей проблеме — http://zakon.ru/discussion/2015/3/6/ogranichennaya_dispozitivnost_mozhno_li_inoe_predusmotret_v_dogovore_esli_v_zakone_inoe_uzhe_predusm).

Пункт 3 устанавливает правило о т.н. «безвиновном» характере ответственности предпринимателей — они отвечают за нарушение договора, если только не докажут того, что нарушение имело место вследствие наступления обстоятельства непреодолимой силы. Между тем, п.3 содержит условие о возможности изъятия этого правила — «если иное не предусмотрено законом или договором». Тем самым, теоретически, в договоре между предпринимателями можно предусмотреть условие, при котором нарушитель несет ответственность за умышленное нарушение или не несет ответственности при наступлении «извинительных» условий.

Однако тут же возникают вопросы:
1. Какой может быть умысел у предпринимателя-юридического лица?

Более того, п. 4 ст. 401 ГК РФ признает ничтожность заранее заключенных об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение.

Поэтому установление подобного правила не приведёт к желаемому результату ограничения ответственности.

2. Какие условия могут быть допустимыми для признания, что в отношении предпринимателя отсутствуют основания ответственности?

В практике Высшего Арбитражного Суда имелось указание в частности, на такое условие (Постановление Президиума ВАС РФ от 07.07.1998 N 6839/97) :
«Пунктом 5.2 указанного договора предусмотрено, что заказчик освобождается от имущественной ответственности в случае прекращения финансирования объекта, строящегося за счет централизованных капитальных вложений и средств федерального, краевого, муниципального бюджетов.
Как установлено судом, ответчик из-за невыделения ему денежных средств не смог вернуть долг за электроэнергию, погашенный за него истцом перед Северо-Восточными электрическими сетями.
Согласно пункту 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации коммерческая организация может быть освобождена от ответственности при наличии форс-мажорных обстоятельств, а также по иным основаниям, предусмотренным договором.
При таких обстоятельствах решение в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами подлежит отмене».

Однако на данный момент позиция о том, что предприниматель-юридическое лицо не вправе ссылаться на иные обстоятельства, нежели обстоятельства непреодолимой силы, для освобождения от ответственности, является основной. Следовательно, установление «извинительных» условий с не будет расцениваться в качестве принимаемых во внимание в случае рассмотрения спора в суде в случаях участия в отношениях гражданина-потребителя и с высокой долей вероятности — в отношениях юридических лиц, одно из которых осуществляет предпринимательскую деятельность.

Таким образом, единственный вариант, который допускается ст. 401 — это соглашение о том, что предприниматель-физическое лицо не несет ответственности за неумышленное нарушение.

Итак, установлено, что, кроме случаев законного ограничения размера ответственности, ограничить основания ответственности или установить иные условия ответственности, определить заранее размер убытков нельзя. И поспешно данный ответ все же оказался верным — даже после итогов тщательного рассмотрения вопроса.

Впрочем, это не означает, что нельзя воспользоваться самым простым способом ограничения размера ответственности — установлением исключительной или альтернативной неустойки.

Вне темы рассмотрения вопроса остался ряд вопросов, связанных с иным формами ответственности, например, ограничением ответственности по ст. 395 ГК РФ, ст. 396 ГК РФ.

В завершение благодарю за уделенное время. Приветствуются замечания и уточнения, дополнения и иные позиции.

В споре рождается истина — и вполне может статься, что автор основывал свою позицию на неполной информации, а ответ на вопрос — можно ли ограничить договорно ответственность за его нарушение — всё же иной.

В следующей части вопрос будет рассмотрен с точки зрения зарубежного права.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector