11 интервью с ведущими юристами крупных компаний

Как стать успешным юристом арбитражного суда в 27 лет

«Юристов слишком много», «юристу сейчас не устроиться на работу» – подобные фразы часто можно услышать от… кого угодно. Так ли это? Мы решили не теряться в догадках и выяснить напрямую у человека с профессией юриста.

О ком пойдёт речь: Даниил, 27 лет
Профессия: арбитражный юрист
Образование: магистр юриспруденции РАНХиГС

Суть профессии юриста

— В чем заключается твоя работа?

Большинство моих дел проходит в арбитражном суде. Мои клиенты – юридические лица. А решаем мы экономические споры.

Работаю в основном с ответчиками, защищаю тех, кто виноват. Мой главный принцип: «Каждая сторона должна нести равную ответственность друг перед другом». Это принцип разумности. Когда я говорю, что истец в чем-то неправ и просит слишком много от нас, это делается для того, чтобы уравнять шансы сторон и соблюсти закон.

Работать с ответчиками гораздо легче, хотя есть свои нюансы. Если клиент невиновен, а ты еще и проигрываешь дело, это большой удар по репутации. Если же ты выиграешь дело невиновного, от тебя вообще могут потребовать гонорар обратно! Мол, а зачем мне вообще юрист, если закон на моей стороне? Такая фраза правда часто мелькает. Это ужасные клиенты, они самые неблагодарные.

Но если ответчик виновен, что бы ты ни сделал, ты уже молодец! А если еще и выиграл, то вообще герой.

— Защищать виновного — легкий способ заработать хорошую репутацию?
Нет, он не легкий. Когда ты защищаешь виновного, у тебя гораздо меньше инструментов защитить его, он же виновен! Просто эти клиенты реально будут чувствовать от тебя поддержку и помощь. Ты рассказываешь реальную ситуацию: так и так, Вы действительно виноваты, и в этой ситуации истец может потребовать взыскать с Вас миллион. Но мы сейчас подумаем-подумаем и сделаем из этого 100 тысяч. В моей узкой специфике я делаю это постоянно.

Если ответчик должен был 1 000 000, а в итоге отдал всего 100 000 или, наоборот, истец понимает свою правоту и пытается содрать как можно больше, моя задача остановить это. Для этого всего даже есть специальный термин «необоснованная выгода».

— Что тебе конкретно нужно сделать, чтобы долг в 1 000 000 рублей превратить в 100 000?

Для этого нужны усидчивость, внимательность, и, как и любому юристу, знание всего и вся. Профессия юриста требует понимания и математики, и инженерки, и информационных технологий, и, как ни странно, юриспруденции! Наши споры ведутся по самым разными делам, например, по интеллектуальной собственности или по строительству.

Например, построил подрядчик дом, стены должны быть 10 см, потому что нам обещали определенную теплоемкость дома. А построили со стенами 7 см, значит технические характеристики поменялись, можем требовать компенсацию. И вот как ты в этом разберешься, если совсем с темой не знаком? Варианта три: или сам изучай, или обращайся к другому юристу, который шарит, или в экспертные организации.

Часто нужна смекалка. Допустим, человек говорит: я приходил и менял там лампочки, вот ожог на пальце. А ты знаешь, что там лампы люминесцентные, о них нельзя обжечься. В последнем деле пришлось доказывать, что мой свидетель сделал оговорку. Оговорка была фатальная, мы бы проиграли с ней. В итоге надо буквально за секунду все вывернуть, чтобы спасти ситуацию.

— Много бумажной работы в профессии юриста?

У нас ежегодно выходит более тысячи законов. Больше трех законов в день. Конечно, знать это все нереально, но, если хочешь развиваться, за этим надо постоянно следить. А еще есть и судебная практика, которая играется с законами как хочет.

— А зачем изучать судебную практику?

Потому что именно судебная практика рассказывает: «На самом деле этот закон вы все неправильно понимаете, его нужно понимать вот так». То есть прочитал закон, а потом пошел читать практику, чтобы понять, что же они на самом деле имели в виду!

И поэтому даже 10 лет мы можем судиться по одной и той же статье одинаково, но потом кто-нибудь дойдет до верховного суда и скажет: «Ребят, ведь законодатель имел тут в виду другое!» И суд это переосмыслит, и после мы все будем судиться по-другому.

Как стать юристом

— Что надо сделать, чтобы стать как ты?

Сначала мне подфартило: устроился мелким чиновником в администрацию. Но меня взяли с призакрытыми глазами. Потом только обратили внимание, что я экономист, и юридического образования у меня нет. Но по закону оно и не нужно! В итоге пришлось разбираться и доказывать свое право работать на этом месте. И я доказал! Проработал там два года. Но уже тогда понял, что мне необходимо открывать свое дело. Работал, пока разбирался, как это сделать.

— Что нужно, чтобы профессия юриста переросла в своё дело?

Нужны знания и умение искать клиентов, договариваться с ними, постоянное самообразование. Большинство клиентов будут приходить по сарафанному радио, поэтому репутация очень важна.

Так как юридического образования на тот момент у меня не было, начинал я как самоучка. А магистром юриспруденции стал, чтобы открыть себе путь к аттестации адвоката. Впереди у меня стажировка и аттестация.

Сейчас благодаря степени магистра я могу выступать в делах, например, в Верховном суде. Плюс это увеличивает мою ценность как специалиста.

Финансовая сторона профессии юриста

— Ты с клиентов берешь деньги за услуги, и потом, когда выигрываешь дело, все расходы оплачивает проигравшая сторона?

Ну, конечно же… нет! На самом деле все должно быть так, но на практике взыскать деньги, фактически понесенные на услуги юриста, практически невозможно.

— Может, это и хорошо? А не то проиграл в суде, и потом расплачиваешься всю жизнь?

С одной стороны, да, с другой – далеко не каждый невиновный человек может себе позволить услуги хорошего юриста. А еще встречается много мошенничества: люди выигрывают дело, а потом пытаются завышать свои расходы.

— Как открыть свою фирму?

Составить четкий план, как будет жить твоя фирма: что будет делать, откуда получать доходы, какие будут расходы, когда ты выйдешь в ноль, какую прибыль получишь. Только когда ты все это просчитал, можешь открываться или забыть об этом вообще. Еще прикинь варианты отступления на случай, когда все пойдет не по плану.

— Кому точно не нужна фирма?
Если ты одиночка и твои доходы меньше 200 000 в месяц. Это вытекает из особенностей налогового режима.

— Сколько можно заработать?

От 40 000 в месяц зарабатывать можно запросто. При особенном желании и 100 000 вполне реально. Однако, если развить умение и правильно вести политику бизнеса, можно заработать и 500 000 в месяц, а следующие полгода отдыхать.

Самое-самое в профессии юриста

— Что самое главное?

Постоянное повышение качества своих знаний: читать, изучать, выискивать, тренироваться.

Тренироваться можно буквально на улице. Допустим, можно сходить где-то бесплатно покушать, потому что тебя могут обмануть, а ты это заметишь.

Когда я получал второе высшее, случайно поспорил с преподавателем, который просто скучно читал нам закон. Я сказал, что это жутко неинтересно. Он обиделся и поставил ультиматум: «Не выиграешь дело против общепита по незаконной рекламе – жди отчисления».

Тогда пошел я покушать в кафе. В рекламе было сказано, что я могу заказать все что угодно за 800 рублей. Оказалось, врут! За 800 можно было выбрать не все меню, а только некоторые пункты. В итоге поел бесплатно, получил сверх 2 000 рублей и заставил их сменить вывески.

— Обычно же там звездочки-сноски с подробностями?
Да, такое тоже бывает, надо смотреть: какой размер шрифта; правда ли то, что там написано; можно ли это как-то проверить.

— Есть еще и какие-то ограничения на размер шрифта?!
Законодательно они не прописаны. Однако если смотреть практику, то можно увидеть, что надо смотреть, на кого направлена реклама, сможет ли человек это прочитать. Например, если размером с человека написано «БЕСПЛАТНО», а размером с муравья «это не правда», то я пойду и заберу этот товар бесплатно.

— Что больше всего тебе нравится в профессии юриста?

На самом деле мне нравится только одно – справедливость, если получается её добиться, что, к сожалению, бывает далеко не всегда.

— Почему?
Часто я работаю там, где уже все предрешено против ответчика, и дело решается предвзято. Если ты попадаешь на суд, который может рассмотреть дело действительно по разуму и решить все по справедливости — это кайф. Так что еще должно с людьми повезти.

— Что самое трудное в профессии юриста?

Сдерживать эмоции. Часто бывает ситуация, когда встречаешь непрофессионального оппонента, который может сорваться, накричать, вести себя неадекватно.

Здорово, когда оппонент тебе по уровню: в коридоре вы лучшие друзья, уважительно общаетесь, а во время заседания можете и нож друг другу в спину воткнуть. После вы выходите, и общаетесь как обычно. То, что было в зале, осталось в зале.

— А самое бесячее?

Самое худшее, после чего приходится долго восстанавливаться: когда ты знаешь, что и судебная практика на твоей стороне, и закон, но суд закрывает глаза и, вовсе не читая дело, просто выносит решение, которое противоречит справедливости.

В моей практике была ситуация, когда это решение даже оспорить невозможно было.

После интервью становится очевидно, что профессию юриста точно не отнести к списку простых профессий, но вопросы о востребованности и перенасыщенности рынка отпадают сами собой.

Гуру консалтинга рассказал о будущем профессии юриста

В рамках лекции «The Law Department as a Competitive Advantage and What In-House Counsel Want From their Law Firm Partners» («Юридический отдел как конкурентное преимущество: чего ждут инхаус-юристы от партнеров юридических фирм») Каплан поделился с крупнейшими мировыми консалтинговыми компаниями своим профессиональным опытом и рассказал, как современному юристу адаптироваться к вызовам времени.

Часто происходит так, что юристы разных компаний делают одну и ту же работу, из раза в раз повторяют старые ошибки, сказал Каплан. Благодаря LegalTech эти процессы удается оптимизировать, и юридический департамент занимает свое «законное» место. «Он становится креативным центром компании, местом, на которое завязаны многие внутренние корпоративные процессы. Как протестировать новые технологии, как повысить конкурентоспособность и генерировать инновационные идеи — это те вопросы, за которыми надо обращаться к юридическому департаменту», — считает эксперт.

По его мнению, топ-менеджерам компаний нужно чаще фокусироваться на настоящем и думать, что можно сделать уже сейчас, чтобы добиться успеха и повысить качество сервиса. Для решения этих задач Каплан посоветовал обратить внимание на ключевые тренды юридического рынка и глобальной экономики.

Юрист подчеркнул, что компаниям необходимо улучшать практики отслеживания эффективности, больше внимание уделять аудиту технологического портфолио и безопасности данных. По его данным, в 2017 году только 26% компаний интересовались технологическими компетенциями своих аутсорс-консультантов. В 2019 году этот процент значительно вырос: сейчас аудит проводит 49%. В результате 69% фирм поменяли свои подходы к работе из-за изменившихся требований к защите данных.

Также Каплан отметил растущий запрос на командный подход к решению бизнес-задач: все чаще клиенты и партнеры привлекают специалистов разных профилей, способных найти наиболее креативные ответы на сложные запросы.

«Клиент хочет прямой коммуникации, точных сроков, прозрачности, а главное — ощутимых результатов. Он хочет, чтобы к нему относились как к потребителю, который, как известно, всегда прав. Будьте про-активны: узнавайте больше о бизнесе клиента, кто принимает решения, какие у них цели и планы. Отслеживайте риски, предлагайте комплексные подходы, отвечайте на те вопросы, которые клиент должен бы был задать — а не только на те, которые он реально задал», — сказал он.

Читать еще:  Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей

Трансформация рынка юридических услуг обусловлена общими технологическими, экономическими и социальными трендами. Интернет сделал возможным быстрое обучение любым навыкам, а новые программы и инструменты позволяют решать даже самые сложные и узкоспециализированные задачи при минимуме усилий и особых знаний. Конечно, добавил Каплан, такие масштабные изменения требуют и новых компетенций: «Искусственный интеллект и другие технологии не заменят юристов, но они вытеснят тех, кто не сможет адаптироваться. Не нужно бояться спрашивать себя: может ли программа справиться с этой задачей лучше меня? Программа — не конкурент, наоборот, она высвободит время на решение других важных задач».

Подводя итоги, Ари Каплан охарактеризовал оптимизацию как процесс, в котором сходятся тактический подход к управлению, развитие новых навыков, улучшение системы контроля за эффективностью и диверсификация талантов.

В завершении деловой программы Ари Каплан также провел мастер-класс «Навык — Нетворкинг!», в ходе которого призвал развивать дружеские связи с коллегами и клиентами. «Когда вы решаете, что вы хотите с кем-то работать или познакомиться — по каким параметрам вы выбираете этого человека? По общим интересам, университету, профессиональным достижениям? Я всегда советую — не бойтесь, ищите точки соприкосновения и делайте первый шаг. Связи — это самое важное, что есть у юриста».

На полях международной конференции Skolkovo LegalTech. Black Edition представители крупнейших консалтинговых компаний и ведущие мировые эксперты в области LegalTech обсудили, как специалистам и бизнесу подготовиться к революции инноваций в сфере права и определить новую роль юриста в построении бизнес-стратегий компаний. Конференция прошла 29 ноября в Инновационном центре «Сколково». В этом году партнерами Фонда «Сколково» — традиционного организатора мероприятия — впервые стали коммуникационный бренд IPQuorum и Forbes Russia.

Техника и технологии

Расскажите об основных направлениях Вашей деятельности? Какие услуги Вашей компании пользуются наибольшим спросом сегодня? Ключевые направления, на которых мы специализируемся – административное, хозяйственное, семейное и наследственное право.

Я принципиально не занимаюсь уголовными делами и всем, что связано с уголовными преступлениями. Уделяю внимание международным контактам. Все время работаю над расширением сотрудничества с европейскими странами, у меня есть партнеры в Арабских Эмиратах и Гонконге. В этой связи много времени уделяется членству в торгово-промышленных палатах. Мы состоим в Американской, Украинской и Польской торговых палатах и являемся единственной юридической фирмой в Украине, у которой статус официального партнера Чешской торговой палаты.

Какую миссию Вы преследуете?

Защищать порядочных людей, обеспечивать их спокойствие во всех делах. Чтобы бизнес наших клиентов был в безопасности и они чувствовали себя комфортно. Я очень рад тому, что получил патент в США о защите авторского права на абонентские юридические услугипакетов: «Стандарт», «Премиум» и «VIP». Право пользования юридическими услугами по каждому из вышеупомянутых пакетов не ограничено по времени. В зависимости от выбранного клиентом того или иного пакета, он получает экономию средств в размере 30-35%. Это одна из фишек, которая разрабатывалась, чтобы отличаться от большой когорты юридических компаний и иметь что-то сугубо свое, нишевое.

Со временем, я увидел, что этот продукт пользуется спросом. Наши пакеты используют три клиента из списка Forbes, что свидетельствует об удобстве данного инструмента. «Стратег» в свою очередь гарантирует, что клиент получит оплаченные им услуги, как только у него возникнет в этом потребность. Мы заявляем о себе как о принципиальной компании, мы не рассматриваем возможность ведения дел против тех компаний, которые когда-нибудь являлись клиентами «Стратега».

У Вашей компании есть слоган? Так сказать, принцип, которого Вы придерживаетесь в своей юридической деятельности?

«Профессиональная защита ваших интересов».Я много времени уделяю постоянному повышению квалификации моих юристов и адвокатов. Они ежегодно участвуют в 10 профессиональных семинарах. Таким образом удается отследить любые новшества, и это очень важно. Кроме того, по моей инициативе, мы предоставляем бесплатные консультации, которые исполняются так же качественно, как если бы за них платили деньги. Это некая социальная составляющая компании. Оказываем бесплатную и бессрочную помощь 6-му интернату для глухонемых, государственной школе №47 им. Макаренко, Подольской общественной организации для малообеспеченных. Что касается повышения юридической грамотности общества, я инициировал создание мобильного приложения, которое можно скачать в playmarket и appstore. Кроме того, приложение позволяет не только получить юридическую консультацию, но и на интернет-ресурсе находится примерно 20 шаблонов наиболее распространенных договоров: долговая расписка, аренда, трудовые договоры, брачный контракт. Все это бесплатно.

Скольким клиентам Вы оказали правовую помощь за прошлый год? Сколько дел было выиграно?

«Стратег» предоставил правовую помощь 151 физическому лицу: как украинцам, так и иностранным гражданам. Если говорить о юридических лицах, то это 53 субъекта. За последние два года мы выиграли 38 дел. Среди тех клиентов, которые разрешили обнародовать информацию – это дело Винницкой промышленной группы, Cтраховой компании «Мегаполис» против национальной комиссии по осуществлению государственного регулирования в сфере рынка финансовых услуг.

Как изменились запросы Ваших клиентов за последний год?

Повышенная конфиденциальность и желание получить безупречный юридический сервис в максимально сжатые сроки.

Расскажите о стратегии компании на ближайшие три года.

Поскольку нашей компании почти восемь лет, через три года я вижу ее в первой 20-ке лучших юридических компаний Украины. Я уверен в своих силах, в своей команде, вижу их отдачу, они любят свою профессию. Мне легко с ними, потому что привлекаю лучших. Все, кто у меня работает, имеют красные дипломы.

Как Вы формировали команду?

Первый человек, который меня поддержал, – это жена, c ней мы создали нашу команду. В основном отбирали специалистов по рекомендациям.

Я предлагал им лучшие условия, у моих коллег на первом месте опыт и умение, финансовая составляющая отходит на второй план. Для меня всегда важно, чтобы сотрудник любил свою работу и хотел развиваться и совершенствоваться.

Вы говорите о том, что видите компанию в двадцатке лучших.

На какие компании ориентируетесь в данном случае?

Юридический бизнес – это все же сфера услуг, и, как я уже говорил, все дела выиграть невозможно. Другой момент, юридические компании, занимающие на сегодняшний день позиции в топ-20, завтра у них может пойти что-то не так: сыграет человеческий фактор, потеряют юриста или где-то произойдет сбой, у клиентов поменяется менеджмент, управляющие, и они могут выбрать других. Соответственно существует конкуренция, есть эмоциональная составляющая выбора партнера. Сейчас важно определить те компании, которые будут стоять с нами в одном ряду через три года или через пять лет. В мире сейчас наблюдается прогресс, набирает обороты интернет, совершенствуются технологии. Одни отрасли приходят в упадок, другие – динамично развиваются, растут. Тут важно определитьприоритеты и быть уверенным, что через пять лет они будут точно такими же.

Расскажите об инновационных интернет-услугах, которыми Вы пользуетесь. Как Вы соотносите оказание помощи сотрудниками компании вашему клиенту и, возможно, сервиса?

У нас запущено приложение с личным кабинетом для владельцев наших пакетов. В личном кабинете он может увидеть, какую услугу использовал, когда, кто был юристом. В ближайшее время клиентам станет доступна информация о том, на каком этапе находится дело, с возможностью редактировать документ, вносить в него комментарии. Это удобно, если человек, к примеру, находится за границей или у него нет времени на телефонные звонки.

Какие услуги Вы оказываете юридическим лицам? Пакеты для юрлиц разные: от самого стандартного до элитных. Исходя из основных направлений, которыми мы занимаемся, – административное, хозяйственное, гражданское, семейное, наследственное право, – клиент сам выбирает наиболее удобный для себя пакет.

Как Вы работаете с постоянными клиентами? Предусмотрены ли для них программы лояльности? Постоянным клиентам предоставляются дополнительные скидки или увеличивается дисконт. Если мы видим, что в рамках пакета, клиент нуждается в большем количестве часов, мы можем не менять для него стоимости всего пакета.

Вашими клиентами, как правило, являются первые лица компании, или к Вам обращаются юридические отделы? В основном это топ-менеджмент и собственники. Я понимаю, что у штатных юристов всегда есть страх потерять свое рабочее место, в случае если шеф или руководитель привлечет внешнюю компанию для юридического сопровождения. Но невозможно, чтобы один или два работника могли сопровождать крупную компанию по всей специфике ее деятельности.

Это не та практика, которая могла бы обеспечить защиту в полной мере.

Не может один юрист ездить по судам, по всей стране. Это не эффективно.

Если ты продаешь товар или предоставляешь услуги, ты должен сконцентрироваться на том, чтобы у тебя было больше клиентов. Если владелец, условно, начнет ездить в метро, чтобы покупать бумажные полотенца в целях экономии. Да, он сэкономит копейки, но потеряет прогресс в глобальных вещах. Каждый должен заниматься своим делом, и тогда у нас в стране во власти будут те, кто понимает и знает, что надо делать, а не заниматься тем, что убеждать в чем-то электорат. Это проблема нашего государства – отсутствие профессионализма в органах высшей власти.

Есть ряд юридических компаний, которые при ведении того или иного клиента практикуют формирование еженедельного отчета о проделанной работе. Вы прибегаете к такому виду отчетности? В нашей компании на данном этапе, перед оформлением любой сделки с клиентом подписывается соглашение о конфиденциальности. Без согласования с клиентом мы не можем предоставить какую бы то ни было информацию в открытом доступе. Клиенты это обосновывают тем, что не хотят, чтобы знали, кто их защищает, а мы в свою очередь понимали стиль их поведение в процессах. Сейчас отчетности нет, но мы к этому придем. Когда клиент будет соглашаться, мы это внедрим, для нас это будет лучшая реклама.

Сколько юридических лиц входит в портфель компании «Стратег»? У меня нет погони за количеством. Десятки, но нужно считать. Худшее, что может произойти, когда ты выразишь готовность взяться за крупный, масштабный процесс, и не справиться. Крайне трудно заработать репутацию и очень легко ее потерять. Зарабатываешь годами, а теряешь за 15 минут.

Как Вам удается эффективно управлять бизнесом? Ввиду напряженного графика, часть вопросов оперативно решаю в пути, что позволяет экономить время клиента и эффективно управлять бизнесом.

Опираясь на личный опыт, охарактеризируйте, пожалуйста, рынок юридических услуг Украины.

Я бы назвал его «разношерстным». На рынке множество юридических комтоп-персона Первый человек, который меня поддержал – моя жена, c ней мы создали нашу команду.

Меня вдохновляет успех, а успех – довольный клиент.

Олег Наливайко родился 6 декабря 1976 года в семье медиков в Ивано-Франковске. Родители Олега всю жизнь лечили людей, поэтому помогать людям – традиция семьи Наливайко. Олег тоже планировал посвятить себя медицине. Однако окончание школы пришлось на трудные годы: экономический кризис, развал Союза, врачи и учителя месяцами не получали зарплаты. Именно в этот момент молодой Олег Наливайко по-своему, но продолжил добрую семейную традицию: поступил в Киевский национальный экономический университет на юрфак, ведь юристы подобно врачам всегда приходят на помощь, причем в самых сложных жизненных ситуациях.

Уже на V курсе Олег решил найти на работу, чтобы, во-первых, не сидеть на шее у родителей, а во-вторых, самостоятельно начать прокладывать себе дорогу в жизнь. В 1997 году студент-старшекурсник поступил в Национальное агентство реконструкции и развития Украины, со временем перешел в Министерство экономики Украины. Шаг за шагом Олег Наливайко прошел все ступени государственной службы и в 2001-м стал самым молодым руководителем в Министерстве экономики, заняв должность заместителя начальники управления.

паний, но большинство не предоставляют клиенту желаемого сервиса. Высокая конкуренция побуждает юридические компании любой ценой получить дело, при том, что у клиента нет четкого понимания конечной стоимости юридических услуг для достижения желаемого результата и необходимого для этого времени.

Читать еще:  Залоговой счет как инструмент обеспечения обязательств

Что Вам не нравится в работе коллег, существуют ли какие-то моменты, чего Вы не приемлете? Образно говоря, ментальность или какие-либо экономические условия. Наверняка случаются вещи, которые Вас как собственника НЕ устраивают. Что это может быть? Насколько сильно это влияет на результативность оказываемых Вами услуг?

Я не терплю безответственности и бессистемного подхода. Я уважаю тех юристов, кого называю «системными». Они организовывают процессы ответственно, грамотно, понятно, без сбоев.

Случаются разные объективные и субъективные ситуации – это человеческий фактор, но системность помогает урегулировать ситуацию.

В любом бизнесе, если он хочет быть успешным, однозначно фундаментальная вещь – это системность и контроль над всеми процессами.

Как Вы относитесь к нашей судебной системе? Какой бы хотели ее видеть?

Я все же верю, что реформа произойдет, и мы получим ту судебную систему, в которой решения принимаются в соответствии с законодательством. Понятно, что в первую очередь для этого необходимо, чтобы судьи получали достойные зарплаты. То жалованье, которое они получают на сегодняшний день, провоцирует их, да и соблазн слишком велик. Поэтому у судей, прежде всего, должны быть соответствующие зарплаты, а потом уже необходимо контролировать их доходы и расходы.

Есть ли юридическая компания, которую Вы считаете эталоном, может, даже среди западных стран, на которую Вы равняетесь?

Есть компании, имеющие миллиардные доходы в долларах, и когда приезжают их представители, они говорят: «Когда я пришел в эту компанию, она зарабатывала немного, около 120 миллионов долларов в год». В компании 700 юристов по всему миру, их доход больше миллиарда. Чем занимаются? Я бы назвал это высшей лигой юриспруденции. Речь идет о межгосударственных конфликтах. Например, защита интересов Украины в ведении дел противРоссии. Коммуникации юридической компании ведутся на уровне первых лиц государства. В моем понимании – это высшая лига, потому что как минимум министр юстиции, премьер и президент хотят тебя слушать, и ты можешь им донести свою позицию.

Вы честно платите налоги или, скажем, есть слабые места, которые можно обойти?

Нет, в данном случае это наша принципиальная позиция, и она устраивает всех клиентов. Мы же хотим ездить по хорошим дорогам? Все расчеты безналичные. Мы не сможем построить демократического государства, если все время будем увиливать от обязанностей. Меня удивляет та завидная регулярность, с которой меняется налоговое законодательство и формы отчетности – это ненормально. Зачем изобретать велосипед? Возьмите лучшие налоговые системы мира, перенесите их сюда и не надо ничего выдумывать. Так в своем время было сделано в Сингапуре. Нам нужно, чтобы малый и средний бизнес могли развиваться. Им нужны максимально эффективные ставки и определенные налоговые каникулы, чтобы захотелось заниматься бизнесом. Важное значение имеет наша финансовая и банковская системы.

Государство должно выделять средства через государственные банки для запуска этого бизнеса с льготными ставками. Понятно, государство никогда не было, не является и не будет эффективным собственником.

Нам нужно действительно минимизировать налоги для того, чтобы бизнес имел возможность для развития, а не тратил треть своего времени на администрирование и уплату налогов.

Что Вас вдохновляет?

Успех для Вас – это выигранное дело?

Довольный клиент. Невозможно выиграть все дела.

Никому. Потому что есть риск внезапного изменения обстоятельств, но когда ты оказываешь качественные услуги, это уже успех. Многие почему-то считают, что юридическая организация предназначена только для юридических лиц. Нет! Не надо бояться «запредельной» стоимости юридических услуг. Напротив, наша своевременная работа избавит от гораздо больших потерь и разочарований в дальнейшем. Мы, со своей стороны, все предусмотрим и подготовим.

Как делают карьеру. 7 вопросов о карьере юриста

Интервью с руководителем юридической службы

Людмила Губанова – заместитель генерального директора по юридическим и административным вопросам в ЗАО «Ренна-Холдинг» – встречает меня на лестнице, чтобы проводить в переговорную. На стенах висят фотографии симпатичных коров, по углам стоят шкафы с яркими упаковками, которые заставляют меня судорожно задуматься о необходимости срочно докупить йогуртов, и ещё молока, и мороженого тоже… Я задумчиво рассматриваю эргономичную мебель и красочные картины сочных тонов, перевожу глаза на Людмилу и мгновенно подпадаю под обаяние и магнетизм этой энергичной и позитивной женщины. Как только моя собеседница начинает рассказывать о своей жизни, из головы вылетают и йогурты, и картины – ощущение такое, словно я погрузилась в один из романов Юрия Полякова.

Людмила начала свою карьеру ещё при Советском Союзе инспектором по начислению пенсий в отделе социального обеспечения г. Тюмени, потом стояла у истоков создания и становления налоговой службы в Ямало-Ненецком автономном округе, а в 1998 году (год дефолта) переехала в Москву и в одночасье, как и многие другие тогда в России, потеряла свои сбережения, которые предназначалось для покупки жилья в Москве. Людмила умудрилась правовым путём добиться возвращения банком утраченных денег. Потом она работала на АООТ «Бусиновский мясоперерабатывающий комбинат» начальником отдела персонала и юридического отдела, была заместителем генерального директора ОАО «Гостиничный комплекс «Шереметьево-2», более двенадцати лет руководила юридической службой одного из крупнейших в России импортёров алкогольной продукции – компании ООО «БРАВО-Д». Калейдоскоп сфер попросту завораживает – становится понятным, что этот человек умеет преодолевать трудности, постоянно учится, движется вперёд и развивается.

Вопрос 1. Как Вы встретились со своей работой – сразу, по воле случая или в результате долгого поиска?

Людмила: Чуть ли не с пятнадцати лет я юрист – именно тогда я стала обучаться этой профессии. Ещё в школе я решила, какая работа лучше всего для меня – тогда шёл один сериал, в котором образ серьёзного и уважаемого человека, адвоката, мне очень запомнился. Это и предопределило в дальнейшем выбор профессии.

Но в СССР стать юристом было не так-то просто – для поступления в институт требовалось не менее двух лет трудового стажа после окончания школы. Правда, был ещё один путь, более короткий – поступить после восьмого класса в юридический техникум, три года отучиться и окончить его с «красным дипломом», чтобы получить направление для поступления в институт. Юридических техникумов было в СССР всего шесть. Я выбрала г. Армавир – поближе к дому, и сдала экзамены. Передать невозможно, как я ждала письмо-уведомление о зачислении в техникум, каждый день заглядывала в почтовый ящик. И конечно, письмо пришло именно тогда, когда я была занята – его мне принёс мой папа. Как же я была счастлива и прыгала от радости!

Я тогда поступила при огромном конкурсе (более 6 человек на одно место), а далее судьба мне ещё раз улыбнулась, и я, закончив с отличием техникум, получила заветное направление для поступления в институт. Я подала документы в Свердловский юридический институт им. Руденко – один из четырёх существовавших на тот момент в России юридических вузов – и параллельно начала работать по специальности в г. Тюмени, куда попала по государственному распределению.

Нагрузка была очень большая, работа тяжёлая. А я ещё училась – и чтобы сдавать зачёты с экзаменами, я ездила на сессии из Тюмени в Свердловск. Как-то сразу карьера начала складываться – быстро из инспектора по начислению пенсий доросла до старшего инспектора по проверке правильности их начисления. Отработав один год, приняла участие в Тюменском областном конкурсе «Лучший по профессии» и заняла второе место среди работников сферы социального обеспечения.

А по окончании института в 1988 году я уже была полноценным дипломированным юристом со всеми вытекающими последствиями, а главное – с опытом работы. Вышла замуж и уехала с мужем в г. Ноябрьск Тюменской области на Крайнем севере, родила дочь и вышла на своё первое место работы в новом для меня городе – в налоговую инспекцию г. Ноябрьска. На тот момент в Ямало-Ненецком округе я была единственным юристом в налоговых органах, и со всех налоговых инспекций округа ко мне обращались с вопросами и проблемами, которые приходилось решать впервые, поскольку сама налоговая служба была новой структурой, и налоговое законодательство тоже только формировалось.

Кстати, адвокатом я-таки стала, как и мечтала в школе. Но этот опыт мне не понравился. У нас не бывает таких семейных адвокатов, которых показывали в сериалах, в России адвокат – это человек, который чаще всего защищает преступников или людей, оступившихся в жизни и попавших в беду. То есть, адвокат больше нужен, когда речь идёт об уголовных делах, а это мне было совсем не интересно. И в итоге, хотя у меня был статус адвоката, я решила, что работать в этой области не хочу – уголовные дела никогда меня не интересовали, да и посещения мест лишения свободы, КПЗ и т. п. никак не добавляют положительных эмоций в жизни. Тем не менее, моя мечта сбылась.

Вопрос 2. Какое место в Вашей жизни занимает работа?

Людмила: Я ею буквально живу – за свою жизнь успела поработать в самых разных отраслях, постоянно учусь, и мне это нравится. Что любопытно, мне никогда не приходилось искать работу – каждое последующее место работы находило меня само через приглашения поработать от бывших сослуживцев. Да и сейчас – вроде бы уже пенсионер, но в пятьдесят лет сменила работу и опять новый виток в жизни, новые эмоции и новый опыт. Я бы сказала, что мои интересы и выбор профессии полностью совпали.

Что же до обучения – в нашей профессии учиться приходится постоянно, поскольку законодательство постоянно обновляется и изменяется. Некогда полученные знания – базис – дают возможность всегда идти в правильном направлении и быть в курсе всех новшеств применительно к сфере профессиональной деятельности и профилю компании.

Вопрос 3. С какой музыкой Вы бы сравнили свою работу?

Людмила: С музыкой Бетховена. У него очень разная музыка – есть спокойная, есть взрывная… Похожа на жизнь – то тихо, то штормит. Его музыка величественная, всеобъемлющая и какая-то такая, что трогает любого человека – Бетховена можно любить или не любить, но равнодушных к его музыке нет.

Вопрос 4. Если бы вы искали себе преемника, на что Вы бы обращали внимание?

Людмила: Для меня прежде всего важны человеческие качества. Юристу мало иметь профессиональный потенциал, он должен уметь строить отношения с коллегами, вести диалог, убеждать. А ещё – сделать так, чтобы ему доверяли как профессионалу.

Второе, на что я непременно бы обратила внимание – это есть ли у него качества, необходимые для руководителя. Далеко не все понимают, как организовать работу таким образом, чтобы получить желаемый результат, и есть много юристов, которые являясь хорошими профессионалами, никогда не смогут выполнять административные функции. Они прекрасные исполнители, но руководителями быть не могут, скоординировать деятельность других не сумеют. Руководитель же отличается тем, что умеет мыслить глобально, стратегически, может правильно поставить задачу и организовать её выполнение.

Вопрос 5. Что раздражает в Вашей работе, утомляет? Что даёт силы двигаться дальше?

Людмила: Иногда расстраивает отношение к тому, что ты делаешь. Зачастую люди не понимают, в чём заключается роль юриста. Например, многие считают, что абсолютно все вопросы по договору – это в юридическую службу. А ведь на самом деле договор сначала должны посмотреть все службы, начиная от исполнителя, которому предстоит воплощать его в жизнь и работать непосредственно со второй стороной. Финансисты должны оценить, насколько этот договор выгоден и нужно ли вообще его заключать – может, имеет смысл провести мониторинг и получить аналогичные услуги за меньшую цену. А уже после того, как все прочие службы договор прокомментировали, на базе их замечаний юрист добавляет свои и составляет протокол разногласий. К сожалению, у нас получается так, что мало кто умеет работать с договором, а читать его вообще никто не хочет, и в итоге за всех приходится работать юристу.

Читать еще:  Тонкости претензионного порядка разрешения споров

Ещё раздражает то, что некоторые относятся к бухгалтерской и юридической службам, как к второстепенным по значимости структурам – нахлебникам, которые «съедают» деньги, заработанные другими службами. А ведь на сегодняшний день нормальное существование организации без них попросту невозможно – и успех крупной компании, и повышение эффективности малого бизнеса напрямую от них зависит. Задачи юридической службы – это организация работы и документооборота компании в правовом поле, чтобы предприятие могло нормально функционировать и быть максимально защищённым от фискальных органов и проблем в бизнесе.

А силы мне всегда давала семья, за которую я всю жизнь несла ответственность. С мужем я развелась ещё на севере, и обеспечивать комфортную жизнь семьи могла только я – с одной стороны, печально, что не было возможности расслабиться, почувствовать себя женщиной «за каменной стеной», с другой стороны – у меня была любимая работа и интересная жизнь.

Вопрос 6. Что бы Вы посоветовали самой себе в начале карьерного пути?

Людмила: Совет я бы себе дала такой – больше слушать, что говорят другие. Всегда надо уметь слушать вторую сторону. Говорят, что в споре рождается истина – я не согласна. Истина никогда не рождается в споре, потому что один из спорящих говорит, а второй в это время ждёт возможности сказать о том, что его волнует, и никто никого не слышит, что исключает возможность достижения компромисса. На самом деле, истина рождается в общении, в диалоге, и надо чётко понимать, когда стоит внимательно слушать собеседника, а когда – говорить самому. Юрист непременно должен это уметь.

Вопрос 7. Вы могли бы заниматься чем-то ещё? Чем именно?

Людмила: Мне всегда нравилась медицина, я до сих пор люблю читать литературу на эту тему. Особенно меня интересует нетрадиционная медицина. Я сама себя лечу, и коллеги мои на предыдущей работе зачастую ко мне за советом приходили. Так что не стань я юристом, пошла бы в медицинский. Но если бы мне пришлось выбирать свой жизненный путь, я бы оставила его в том же варианте, какой есть. Я считаю, что мне очень повезло в жизни и мне есть, чем гордиться.

Правовой журнал «Legal Insight»

Герой нашего традиционного интервью с руководителями юридических департаментов – Константин Самыкин – успешный лидер правового подразделения в своей компании и один из экспертов конкурса «Лучшие юридические департаменты России – 2012». Он не только оценивал анкеты номинантов этого года, но и принимал активное участие в ее разработке. Константин поделился с нами своим рецептом справедливого выбора лучшего юридического департамента России.

Этот номер выйдет в декабре, когда уже будут подведены итоги конкурса на звание лучшего юридического департамента 2012 г., членом экспертного совета которого вы являлись. Что было самым сложным при оценке анкет номинантов?

Анкетирование проводилось таким образом, чтобы позволить каждому участнику максимально рассказать о своем юридическом департаменте. При этом участники конкурса отвечали на вопросы в свободной форме. Наибольшую сложность представляло приведение этих свободных ответов к единой базе сравнения, так сказать, к общему знаменателю. Для этого требовалось сначала изучить ответы всех участников по одному вопросу, проанализировать их в совокупности, выделить общие черты и различия, разработать матрицу весов ответов и в соответствии с ней повторно исследовать и оценить ответ каждого участника. Указанную процедуру необходимо повторять для каждого вопроса анкеты в отдельности – таков рецепт справедливого рассмотрения кандидатов и непредвзятой оценки.

Вы принимали активное участие в совершенствовании анкеты номинантов этого года. Что, на ваш взгляд, стоит учесть в анкете следующего года и какие рекомендации вы можете дать экспертам конкурса следующего года?

Я рекомендовал бы модернизировать анкету таким образом, чтобы вместо оценочного ответа каждый вопрос предполагал некоторое количество баллов, которые может набрать ответ на него. Такой подход учитывает разницу весов самих вопросов и обеспечивает более справедливый подход к оценке номинантов. Например, в моем представлении вопрос о масштабах деятельности юридического департамента имеет вес в три раза больше, чем вопрос о внутренних стандартах, политиках и процедурах департамента. Объемный вопрос лучше раз-делить на несколько вопросов, каждый из которых набирает свои баллы. Возможно, на некоторые вопросы стоит предложить варианты ответов на выбор.

  • Руководитель юридической службы является одним из вице-президентов компании и подчиняется непосредственно генеральному директору (3 балла)
  • Руководитель юридической службы подчиняется непосредственно генеральному директору (2 балла)
  • Руководитель юридической службы подчиняется заместителю ген. директора / вице-президенту / исполнительному / административному / финансовому директору (1 балл)

и в чем заключается его роль и функция:

  • Юристы выступают в роли внутренних советников (1 балл)
  • Юристы влияют на принятие управленческих решений (обладают правом вето либо входят в проектные комитеты на постоянной основе) (2 балла)

Каким образом осуществляется взаимодействие юристов внутри компании:

  • Юристы взаимодействуют только со службой «единого окна». Взаимодействие юристов и других сотрудников компании осуществляется через службу «единого окна» (1 балл)
  • Юристы осуществляют взаимодействие непосредственно с заинтересованными подразделениями внутри компании (2 балла)
  • Юристы осуществляют непосредственное взаимодействие как с заинтересованными подразделениями внутри компании, так и с представителями внешних контрагентов / партнеров (3 балла)

Конечно, мнение членов экспертного совета по поводу веса того или иного ответа будет различаться, но при этом у них будет единый инструментарий для оценки.

Как член экспертного совета вы имели возможность познакомиться с отчетами многих своих коллег. Насколько интересен был для вас их опыт? Готовы ли вы принять и использовать что-либо в своей работе?

Мне, безусловно, полезно было ознакомиться с опытом коллег из других юридических департаментов, в том числе из других отраслей бизнеса. Сейчас я решаю задачу трансформации департамента и оптимизации его работы. В свете этого самой познавательной информацией для меня стали сведения о количестве юристов на 100 сотрудников в разных компаниях и способах организации работы юридической службы в крупных фирмах. Несмотря на то что выборка была достаточно широкой, анализ ответов позволил мне наметить пути решения для реализации своего проекта трансформации.

Ваш юридический департамент победил в конкурсе «Лучшие юридические департаменты России – 2011». Что дает вам участие в этом профессиональном конкурсе, где юристы выступают не персонально, а коллективно? Будете ли вы участвовать в нем в следующем году?

Прежде всего, участие в конкурсе предоставляет каждому юристу из участвующего в нем департамента возможность заявить о себе. В этом отличие данного коллективного конкурса от персональных, где соревнуются в основном гуру юриспруденции. Благодаря общим усилиям и профессионализму наших юристов мы становились победителями конкурса два года подряд – в 2010 и 2011 гг. В этом году мы отреагировали на растущие потребности бизнеса «Астероса» и начали реализацию проекта стратегической трансформации юридической службы, цель которой – перейти на качественно новый уровень юридического сервиса, который соответствовал бы накопленному потенциалу компании в части портфеля продуктов и компетенций, возможности развития отношений с ключевыми заказчиками, а также соответствовал бы имиджу «Астероса» – лидера российского ИТ-рынка. Уверен, что успешная трансформация департамента позволит нам создать по-настоящему уникальный юридический сервис, которому не будет равных в ИТ-отрасли. Я верю в наш успех и с удовольствием приму участие в конкурсе «Лучшие юридические департаменты России – 2013».

Существует ли, на ваш взгляд, какая-то отраслевая специфика юридических департаментов? Если да, то в чем она больше всего проявляется: в структуре, принципах работы, численном составе.

Безусловно, существует отраслевая специфика организации внутреннего юридического сервиса. Прежде всего она просматривается в доле юристов в общей численности персонала фирмы (в страховых компаниях, на-пример, это 20 юристов на 100 сотрудников, а в добывающих – 0,2–0,5). Значительные отраслевые отличия есть и в профиле юристов. Например, в торговых компаниях юристы сосредоточены на экспертизе договоров, а в инвестиционных много внимания уделяют сделкам слияния и поглощения и работе с международными финансовыми институтами. Вместе с тем я уверен в том, что и для состоявшегося профессионала, и для начинающего амбициозного юриста смена отрасли не составит проблемы, а послужит новым интересным вызовом, позволяющим реализовать весь накопленный потенциал и внести весомый вклад в улучшение внутреннего юридического сервиса.

Назовите самый интересный проект (сделку, переговоры и пр.), над которым вы работали.

За свою практику я работал над многими интересными проектами, и выделять какой-то один из них в качестве самого интересного не совсем корректно и справедливо.

Только за последние три года, что я работаю в «Астеросе», бизнес компании вырос в два раза, и практически каждый месяц у меня появляются новые интересные проекты. Если говорить о личных предпочтениях, то мне больше всего интересны акционерные сделки, сделки по привлечению капитала, а также сделки слияния и поглощения.

Что самое сложное в работе руководителя юридического департамента?

Самое сложное для руководителя высокопрофессионального коллектива – это принятие вынужденного решения по сокращению персонала.

В чем вы видите секрет успеха юридического департамента?

Самое главное – это доверие менеджмента и акционеров компании. Без него успешное функционирование внутреннего юридического сервиса невозможно.

Назовите пять наиболее важных событий уходящего года.

Президентские выборы в России; вступление России в ВТО; олимпиада в Лондоне; чемпионат Европы по футболу и, если верить календарю майя, конец света, который должен произойти 21 декабря.

Чем может быть специфичен 2013 год? Чего вы ждете от него?

Я живу за городом, и для меня важным событием 2013 г. будут выборы губернатора Подмосковья. В профессиональном плане нельзя обойти вниманием ожидаемое принятие нового Гражданского кодекса РФ. Многие, возможно, ожидают введения нового расчета налога на недвижимость для физических лиц, но лично я слабо верю в вероятность этого.

В целом уходящий год был насыщен хорошими и радостными эпизодами, и я хочу, чтобы в 2013 г. таких эпизодов у всех нас было еще больше.

Если бы вы брали интервью у руководителя юридического департамента, то какой главный вопрос задали бы ему?

Прежде всего, я поинтересовался бы, сколько часов в неделю работает этот человек. Как правило, собеседники отвечают на такой вопрос развернуто, не ограничиваясь сухими цифрами. Я считаю нормальным работать 40–50 часов в неделю. Я не видел ни одного руководителя юридической службы, которому удавалось бы работать менее 40 часов. В то же время я глубоко убежден в полной неэффективности работы свыше 50 часов в неделю.

Если бы вы не стали юристом, то кем бы могли или хотели быть?

Ответ на этот вопрос родом из детства. В моем детстве было принято считать, что все мальчики мечтают стать космонавтами. Однако я не мечтал об этом. Мне всегда нравились путешествия. И когда у меня не будет необходимости зарабатывать деньги, работая юристом, я обязательно стану путешественником. Приобрету яхту, возможно, апартаменты на море, приму участие в ралли на внедорожниках. Это реально исполнимо в отличие от космоса, но до этого еще далеко, и предстоит многое сделать.

С 1999 по 2004 г. работал в органах внутренних дел. С 2001 по 2004 г. проходил обучение в аспирантуре Московского университета МВД РФ. В 2005–2006 гг. руководил юридическим отделом холдинга Next media Group. В 2006–2009 гг. работал старшим юристом подразделения инвестиций в недвижимость Группы компаний АТОН. Осенью 2009 г. присоединился к команде «Астероса».

Отвечал за юридическое сопровождение взаимодействия с Международной финансовой корпорацией (IFC). Летом 2010 г. назначен руководителем отдела корпоративного управления. Отвечал за проведение корпоративной реструктуризации и построение холдинговой структуры. С 1 апреля 2011 г. возглавляет юридический департамент ГК «Астерос».

Leave a Comment Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector