Ликвидация и реорганизация компании как решение корпоративного конфликта

Ликвидация через суд: новый способ разрешения конфликта между собственниками бизнеса

Очень часто соотношение долей в компании 50/50 приводит к патовой ситуации. Положение тем более усугубляется, чем менее отношения между партнерами заранее юридически урегулированы. Главные заложники ситуации — компания, бизнес. Отсутствие единства во мнении может привести даже к рейдерскому захвату.

Полезная статья

Свежий пример: в компании два собственника с долями 50/50. Один их них выполняет функцию директора, срок полномочий которого истекает в ближайшее время. Между партнерами случился личный конфликт, не связанный с бизнесом. Но теперь они даже видеть друг друга не могут, испытывая «такую личную неприязнь» (* кадр из кинофильма «Мимино» иллюстрирует нашу рассылку), не то что попытаться принять решение о продлении полномочий директора или назначить нового. Более того, они стали посылать жалобы друг на друга во все возможные органы.

Начались проверки, штрафы, уголовные дела. И эта ситуация оказалась крайне выгодна. арендатору недвижимого имущества, принадлежащего компании! Поддерживая одного из собственников в споре, возможно даже уже неформально выкупив у него долю, у арендатора появился отличный шанс получить полный контроль над имуществом (у компании не будет лица, способного требовать выплату арендной платы или освобождения помещения, так как собственники не могут договориться ни о чем, в том числе не могут выбрать директора). При этом выход из общества Уставом не предусмотрен, а продавать свои доли никто никому не намерен.

Полезная статья

Частым, но безрезультатным способом решить подобные ситуации становится обращение в суд с требованием о принудительном исключении участника из ООО.

Положительных решений крайне мало. При этом исключить равноправного участника в принципе маловероятно, поскольку по своей сути данный иск преследует цель не защитить общество, а разрешить корпоративный конфликт. Подобное дело в прошлом году дошло до ВС РФ, который сказал: «Действительной причиной обращения в суд с взаимными требованиями об исключении из общества является утрата участниками единой цели . и желание за счет интересов другого участника разрешить внутрикорпоративный конфликт.

Полезная статья

Когда уровень недоверия между равноправными участниками общества достигает критической отметки, целесообразно рассмотреть вопрос о ликвидации общества либо принятие одним из участников решения о выходе». Определение ВС РФ от 08.10.14 по делу №А06-2044/2013

В ситуации, когда выход невозможен по Уставу компании, либо один из участников не уверен, что сможет получить от компании действительную стоимость своей доли, решением может стать новинка Гражданского кодекса РФ, появившаяся в нем в сентябре 2014 года, а именно принудительная ликвидация компании через суд по иску одного из участников.

Полезная статья

Уже появилась практика.

Полезная статья

Так, суд обязал ликвидировать компанию в течение 6 месяцев и назначил ликвидатора, указав, что: «. корпоративный конфликт между акционерами, существующий в обществе на протяжении длительного времени, препятствует осуществлению обществом нормальной хозяйственной деятельности, отсутствие исполнительного органа общества, невозможность принятия акционерами каких-либо решений на общих собраниях акционеров, привел к тому, что начиная с 2008 года в судах рассматривалось и рассматривается по настоящее время в общей сложности не менее 177 корпоративных споров с участием акционеров и ЗАО, в том числе исков о взыскании убытков, по оспариванию сделок, по проведению и оспариванию решений общих собраний общества, о предоставлении документации общества акционерам и тому подобных». Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2015 №08АП-1027/2015 по делу №А46-12003/2014

Полезная статья

Примечательно, что в качестве ликвидатора суд безоговорочно назначил то лицо, которое предложил истец, что, вероятно, было очень полезным для последнего.

Конечно, просто так суд заявленные требования не удовлетворит, необходимо представить исчерпывающие доказательства невозможности дальнейшего сотрудничества (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2015 №09АП-12802/2015 по делу №А40-168939/14).

Полезная статья

С одной стороны, это неплохой способ решения корпоративного конфликта, в том числе потому что:

  • в сравнении с выходом из ООО шансы получить действительную стоимость своей доли выше: все получат то, что им причитается по итогам процедуры;
  • собственники будут поставлены в условия необходимости выбора: либо продолжаем работать и пытаемся договариваться, либо расходимся, прекращая бизнес. Отмалчиваться уже не получится.

С другой стороны, неизбежно возникают вопросы:

  • в случае ликвидации компании и передачи собственникам ее, например, недвижимого имущества, каков будет механизм его использования? Получив его в долевую собственность, собственники все равно будут вынуждены договариваться и/или конфликтовать;
  • если же в процедуре ликвидации проявятся формальные признаки банкротства, то велика вероятность, что оба останутся у разбитого корыта, в то время как вместе и не конфликтуя могли бы спокойно преодолеть финансовую нестабильность.

Полезная статья

Кроме того, угроза обращения в суд с требованием о ликвидации может быть использована и как инструмент давления в корпоративном шантаже, когда один участник хочет подороже продать свою долю партнеру, не желающему прекращать деятельность компании. Так это или нет, покажет практика.

Deadlock: пленум ВС пояснил, когда корпоративный конфликт ведет к ликвидации фирмы

В ходе прошедшего на прошлой неделе Пленума Верховного суда РФ обсудили проект постановления о применении части первой Гражданского кодекса (ГК). Наряду со множеством спорных вопросов правоприменения, возникших в связи с последними поправками в ГК, в объёмном документе – 136 пунктов на 47 страницах – коснулись и конфликтов, парализующих работу компании – так называемых «дедлоках». О том, что делать в этой ситуации и поможет ли суд выйти из управленческого тупика – в материале Право.Ru.

Как зайти в тупик

Что происходит с компанией, где каждый из двух владельцев имеет 50 % доли в уставном капитале и разные мнения по поводу стратегии построения светлого будущего фирмы? Тупик в управлении корпорацией, или так называемый «дедлок» – достаточно частая ситуация для корпоративного права, самым банальным разрешением которой становится, пожалуй, разделение бизнеса – каждый остается при своём.

Возникают управленческие тупики, как правило, от недальновидности – бизнес-партнеры, как супруги, нередко рассчитывают, что серьёзных разногласий удастся избежать, и сторонятся «брачного контракта» – корпоративного договора, в котором оговаривался бы порядок действий в сложной ситуации и варианты выхода из бизнеса. И хотя предвидеть возможный конфликт всегда проще, чем пытаться разрешить его в его острой фазе, часто право остается единственным средством решения проблемы.

Если друг оказался вдруг…

Существует целый ряд способов выхода из тупиковой ситуации. Помимо введения в совет директоров независимых директоров и использования примирительных (согласительных) процедур, одним из способов разрешения тупиковой ситуации является выкуп акций (долей в уставном капитале) одной стороной по требованию другой. Реализуют это разными способами, сравнительно недавно пришедшими в Россию из английского права.

«Русская рулетка» (russian roulette) – при возникновении тупиковой ситуации каждый из участников корпоративного договора имеет право направить другому участнику предложение о выкупе половины уставного капитала с указанием цены. Другой участник, соответственно, может либо продать свою долю по названной цене, либо потребовать, чтобы по той же самой цене доля была приобретена у него.

«Техасская перестрелка» (texas shoot-out) – каждая из сторон направляет независимому медиатору запечатанное предложение цены, по которой она готова приобрести долю другой стороны. Конверты вскрываются одновременно, после чего выигрывает заявка с наибольшей ценой. Лицо, подавшее такую заявку, обязано купить, а другая сторона – продать свои акции по указанной цене.

«Голландский аукцион» (dutch auction) – вариант техасской перестрелки. Стороны в предложениях указывают минимальную цену, за которую они готовы продать свою долю в компании. Сторона, предложившая большую цену, получает право выкупить долю другой стороны по цене, указанной в ее предложении.

Оставить дело на суд

Для случаев, когда корпоративного контракта стороны не заключали, есть другие возможности разрешения конфликта.

Во-первых, участник может выйти из общества, получив стоимость своей доли – правда, только если подобный вариант предусмотрен уставом компании. И это, пожалуй, самый неосложнённый сценарий.

По поводу других возможных действий – исключении участника из общества и ликвидации фирмы – высказались в Верховном Суде РФ (с полным текстом постановления Пленума можно ознакомиться здесь >>). При «дедлоке» возможно предъявление требования о ликвидации компании, правда сам конфликт должен быть таким, при котором «злоупотребления допускались всеми участниками» фирмы (п. 29), сказано в постановлении. Одновременно при такой ситуации запрещено удовлетворение иска одного из участников об исключении другого (п. 35).

Читать еще:  Реестр субъектов естественных монополий

Исключение участника из общества в случае, если развитию конфликта способствовали действия участника корпорации, после 1 сентября 2014 года стало возможна не только для ООО, но и для непубличного акционерного общества.

В обзоре практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью, сделанном в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 N 151, указывалось, что необходимым условием для этого должны являться такие действия, которые причинили обществу значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили, повлекли для него заведомо значительные неблагоприятные последствия. В свою очередь, ВАС РФ было установлено, что исключение из общества с ограниченной ответственностью участника, обладающего долей в размере более 50 % уставного капитала общества, возможно только если участники общества в соответствии с его уставом не имеют права свободного выхода из общества, напоминает Павел Герасимов, партнёр юридического бюро «Падва и Эпштейн».

«При рассмотрении вопросов об исключении участника из общества, многое зависит от толкования тех или иных действий участников, признавать их существенными или нет, т.е. в итоге – от внутреннего убеждения суда. Это является наиболее сложным предметом доказывания по такого рода корпоративным конфликтам», – отмечает Герасимов.

Пожалуй, самые значительные проблемы вызывает попытка ликвидации компании – случай, достаточно часто встречающийся в зарубежной практике. При этом оставшееся после расчета с кредиторами имущество делят между участниками, отмечает Forbes. Соответствующая возможность в российском праве прописана в подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ.

Однако на деле это не всегда оборачивается благом: «Норма закона о ликвидации компании по иску учредителя (участника), в случаях, предусмотренных пп.5 п.3 ст. 61 ГК РФ, одновременно является и инструментом разрешения сложных корпоративных конфликтов и лазейкой для недобросовестного давления на бизнес со стороны его участников, – комментирует ситуацию заместитель руководителя Московской коллеги адвокатов «Талион» адвокат Александр Гурин. По его словам, указанная норма применяется нечасто, так как воспользоваться ей можно только в крайнем случае, когда все иные способы разрешения конфликта исчерпаны или их применение невозможно.

Напомним, в соответствии с п. 3 ст. 61 ГК РФ, юридическое лицо ликвидируется по решению суда по иску учредителя (участника) юридического лица в случае невозможности достижения целей, ради которых оно создано, в том числе в случае, если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется.

Пример безрезультативной попытки воспользоваться данной нормой – дело №А40-168939/14, рассмотренное в АС г.Москвы и обжалованное в 9 ААС, напоминает Гурин. В рамках дела истец намеревался добиться ликвидации компании ОАО «ОРГПРИМТВЕРДОСПЛАВ» на основании того, что ОАО не выполняет обязательства перед акционерами и третьими лицами. Однако вскоре стало очевидно, что просто так суд заявленные требования не удовлетворит: необходимо представить исчерпывающие доказательства невозможности дальнейшего сотрудничества. 9 ААС в удовлетворении иска о ликвидации общества и назначении ликвидатора отказал, сочтя, что истец не представил никаких доказательств наличия условий, предусмотренных пп.5 п. 3 ст. 61 ГК РФ – общество являлось фактически действующим юридическим лицом, а факт платежеспособности общества истец не отрицал.. Также суд не обнаружил в действиях общества неустранимых нарушений действующего законодательства.
Как отмечает Гурин, Пункт 29 Проекта Постановления пленума ВС РФ «О некоторых вопросах применения общих положений части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указывает на особенности применения нормы, ограничивая возможности иного её толкования.

В целом, хотя обращение в суд остается крайним способом разрешения конфликта в патовых ситуациях, когда существует прямая угроза деятельности компании, способ этот часто неэффективен, констатирует Евгений Корчаго, председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры». «Суды в подобных конфликтах как правило не могут принять решение в чью-либо пользу», – полагает он.

По словам Евгения Корчаго, типичным исходом «тупиковых» конфликтов становилось фактическое прекращение бизнес-процессов в компании, при том, что de jure юридическое лицо продолжало существовать. «В подобной ситуации возможность принятия судом решения о принудительной ликвидации таких организаций, выглядит рациональной инициативой. Немаловажным в ситуациях таких конфликтов является установление запрета на удовлетворение иска одного из участников на исключение другого. Данный запрет позволит если не исключить, то максимально ограничить возможные злоупотребления со стороны недобросовестных участников корпоративного конфликта», – отмечает адвокат.

Напомним, что по итогам заседания проект постановления Пленума отправили на доработку. Ожидается, что он будет принят до конца июня.

Корпоративный конфликт — не повод для ликвидации юрлица (бизнесу на заметку)

Нашла свежий «Обзор судебной практики применения законодательства о юридических лицах (глава 4 ГК РФ), утв. Президиумом Арбитражного суда Северо-Кавказкого округа 6.07.2018 г.

Из интересного, на мой взгляд, п. 5 о том, что корпоративный конфликтне повод для ликвидации юридического лица. С этим явно можно поспорить.

Так, по мнению суда, чтобы удовлетворить иск о ликвидации юридического лица, если имеется корпоративный конфликт,+ участники не могут договориться относительно порядка управления имуществом, которое принадлежит юрлицо + из-за чего все несут убытки и + общество не может нормально функционировать, надо определить «достаточность» основания.

В Обзоре эта достаточность, исходя из положений подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ, возникает в тех случаях, когда становится невозможным достижение целей, ради которых юрлицо создано, в том числе в случае, если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется.

Доказательствами этого являются, как указывается в Обзоре, в том числе со ссылкой на п. 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25,

  • уклонение участников от участия в собраниях, что делает невозможным принятие решений в связи с отсутствием кворума,
  • длительность корпоративного конфликта, в ходе которого существенные злоупотребления допускались всеми участниками хозяйственного товарищества или общества, вследствие чего существенно затрудняется его деятельность.

Ликвидация юридического лица в качестве способа разрешения корпоративного конфликта возможна только в том случае, когда все иные меры для разрешения корпоративного конфликта и устранения препятствий для продолжения деятельности юридического лица (исключение участника юридического лица, добровольный выход участника из состава участников юридического лица, избрание нового лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа и т. д.) исчерпаны или их применение невозможно. Согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 08.10.2014 № 306-ЭС14-14, корпоративный конфликт является ситуацией в хозяйственном обществе, при которой уровень недоверия между участниками общества, владеющими равными долями, достигает критической, с их точки зрения, отметки, при этом позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной. При данной ситуации целесообразно рассмотреть вопрос о возможности продолжения корпоративных отношений, результатом чего может стать принятие участниками решения о ликвидации общества либо принятие одним из участников решения о выходе из него с соответствующими правовыми последствиями, предусмотренными действующим законодательством и учредительными документами. Экономическая нецелесообразность деятельности общества, на которую фактически ссылается истец, не может быть предметом оценки арбитражного суда. Само по себе наличие корпоративного конфликта и недостижение участниками общества соглашения по определению порядка управления принадлежащим ему имуществом не является достаточным основанием для удовлетворения иска о его ликвидации. В Обзоре приводится ссылка на постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 06.02.2018 по делу № А32-16671/2017, в котором указано следующее Наличие убытков у общества само по себе не является основанием для удовлетворения заявленного иска о ликвидации общества, поскольку заявитель не лишен права воспользоваться иными установленными законом способами защиты прав, которые он полагает нарушенными. На основании изложенного, приняв во внимание отсутствие в материалах дела доказательств того, что стороны приняли все меры для разрешения корпоративного конфликта, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для принудительной ликвидации общества в порядке статьи 61 ГК РФ

В целом, логика в этом есть. Наверняка, описанный подход актуален, если требование о ликвидации еще и злоупотребление правом.

Читать еще:  По мнению инспекции, цена сделки ниже рыночной. Как доказать, что это не важно для налога на прибыль

Однако вряд ли стоит воспринимать такой подход буквально, если стороны в корпоративном соглашении или уставе прямо прописали ликвидацию как способ выхода из дедлока.

Диспозитивность в гражданско-правовом регулировании имеет приоритет. Соответственно, если стороны выбрали ликвидацию как способ разрешения конфликта и не обусловили использование этого способа дополнительными условиями, вряд ли суд должен вдаваться в вопрос о том, что участники испробовали все другие способы для разрешения проблемы.

Однако в существующих условиях правоприменения возможно, убедить в этом суд будет не так просто. И потому будет неплохо и сделать соответствующую оговорку в корпоративном соглашении, и напомнить по приоритет свободы воли участников.

Ликвидация и реорганизация предприятия

Ликвидация и реорганизация предприятия по законодательству РФ – это прекращение деятельности предприятия. Оно может осуществляться в виде его ликвидации или реорганизации (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование в другую организационно-правовую форму). Ликвидация и реорганизация производятся по решению собственника или органа, уполномоченного создавать такие предприятия, с согласия трудового коллектива или по решению суда. Реорганизация предприятия, которая может вызвать экологические, социальные, демографические или иные последствия, затрагивающие интересы населения территории, должна согласовываться с соответствующим местным Советом. В случаях, предусмотренных законодательством, реорганизация и ликвидация производятся по согласованию с Антимонопольным комитетом РФ. Предприятие ликвидируется в случаях: а) признания его банкротом; б) принятия решения о запрете деятельности предприятия из-за невыполнения условий, установленных законодательством РФ, если в предусмотренный решением срок не обеспечено соблюдение этих условий или не изменен вид деятельности; в) признания судом недействительности учредительных документов предприятия и решения о его создании;

г) по другим основаниям, предусмотренным законодательством РФ и республик, входящих в ее состав.

Предприятие считается реорганизованным или ликвидированным с момента исключения его из Государственного реестра. В случае слияния одного предприятия с другим все имущественные права и обязанности каждого из них переходят к предприятию, возникшему в результате слияния. При присоединении одного предприятия к другому, к последнему переходят все имущественные права и обязанности присоединенного предприятия. В случае разделения предприятия, к возникшем в результате этого разделения новым предприятиям, переходят в соответствующих частях по разделительному акту (балансу) имущественные права и обязанности реорганизованного предприятия. При выделении из предприятия одного или нескольких предприятий к каждому из них переходят в соответствующих частях по разделительному акту (балансу) имущественные права и обязанности реорганизованного предприятия. При преобразовании одного предприятия в другое к вновь возникшему предприятию переходят все имущественные права и обязанности прежнего предприятия. Порядок и условия прекращения деятельности отдельных видов предприятий регулируются соответствующими законодательными актами РФ.

Реорганизация –это процедура смены структуры компании. Реорганизация может быть произведена в форме слияния, присоединения, разделения, выделения и преобразования. Суть любой реорганизации (кроме выделения) такова: лицо прекращает свою деятельность, т.е. является ликвидируемым, но его права и обязательства переходят правопреемнику.

Слияние– это когда две компании сливаются в третье юридическое лицо, и вновь созданное лицо является правопреемником. А два юридических лица реорганизуемые после реорганизации прекращают свою деятельность, т.е. ликвидируются. Присоединение – это когда одно или несколько юридических лиц передают права и обязательства другому, и являются присоединенными к данному лицу, а первые прекращают свою деятельность. При этом лицо, к которому присоединяются, продолжает свою деятельность.

Разделение – это одно юридическое лицо ликвидируется за счет создание нескольких юридических лиц, где разделяется имущество первого на несколько последующих. Правопреемниками в данном случае являются вновь созданные юридические лица. Реорганизованное лицо ликвидируется.

Выделение – когда юридическое лицо выделяет одно или несколько юридических лиц, но при этом не ликвидируется. Часть своих прав и обязательств передает вновь созданным лицам, но при этом часть прав и обязательств остаётся за ним. Преобразование – это смена организационно-правовой формы, в данном случае правопреемство передается вновь созданному юридическому лицу. Процедура реорганизации проводится органом, на который возложена государственная регистрация в соответствии с законодательством РФ. Для реорганизации необходимо подготовить пакет документов для подачи на регистрацию. Передаточный акт и разделительный баланс – это документы не только бухгалтерского содержания, но очень важный правовой документ. В передаточном акте и разделительном балансе содержится очень важная информация, которая определяет кому перешли обязанности и права. Т.е. возможно передать права на извлечение прибыли по долгам (дебиторской задолженности) одному лицу, а обязательства по поставке или оплате (кредиторской задолженности) – другому лицу.

Данные документы необходимо предъявить по требованию органа, проводящему регистрацию, связанную с реорганизацией. Лица, принявшие решение о реорганизации, обязаны письменно уведомить кредиторов реорганизуемого юридического лица о принятом решении.

Возможна такая ситуация, что по правовым документам будет невозможно определить правопреемника. Тогда в таком случае вновь созданные лица несут солидарную ответственность. Кредиторы могут потребовать досрочного исполнения обязательств; в случае если возникли убытки, кредиторы могут потребовать их возмещения.
В случае если вновь созданные лица несут солидарную ответственность, кредиторы могут обратиться к любому вновь созданному лицу с требованием исполнения обязательств как в полном объеме, так и частично.

В соответствии со ст. 57 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь созданных юридических лиц.
При реорганизации в форме присоединения присоединившееся лицо считается реорганизованным с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении его деятельности.

Ликвидация предприятия – это процедура распродажи всех активов предприятия и использование полученных средств для оплаты его пассивов с последующим распределением оставшихся средств среди собственников предприятия в процессе закрытия предприятия.

Иногда в процессе своей хозяйственной деятельности руководство сталкивается с необходимостью ликвидации своего предприятия.

То есть Учредители и руководство предприятия не хотят больше иметь к своей фирме никакого отношения, что было бы проведено в соответствии с Законом и было бы отражено документально. Причин для этого существует множество, например:

бизнес перестал приносить прибыль;

руководство предприятия совершало ошибки в бухгалтерском учете;

есть основания опасаться налоговой проверки;

возникли проблемы с уплатой отчислений в бюджет и внебюджетные фонды;

хозяйственная деятельность не ведется и отчетность не сдается;

компаньоны (Учредители) перестали доверять друг другу;

многие другие причины.

Можно отметить четыре варианта ликвидации предприятия:

– Полная официальная ликвидация предприятия.

– Ликвидация предприятия путем смены Учредителей, Директора и Главного Бухгалтера.

– Ликвидация предприятия путем реорганизации предприятия (слияние, присоединение).

– Ликвидация предприятия путем Банкротства по упрощенной процедуре.

Полная официальная ликвидация предприятия (в соответствии со ст.61-64 ГК РФ) – процесс достаточно дорогостоящий и длительный, он занимает от 6 месяцев до 2 лет. Он включает в себя выездную налоговую проверку при снятии с учёта в органах ФНС. Заключается он в выведении предприятия из государственного реестра. Эта процедура включает в себя:

1.Создание ликвидационной комиссии.

2.Уведомление регистрирующего органа о ликвидации предприятия, согласование с ним решения о ликвидации и состава ликвидационной комиссии;

3.Переоформление карточки с образцами подписей в банке;
4.Публикация заявления о ликвидации;

5.Уведомление работников и проведение комплекса мероприятий по увольнению работников;

6.Извещение налоговой инспекции, внебюджетных органов и органа Госкомстата о ликвидации;

7.Выявление кредиторов и их письменное уведомление о ликвидации;
8.Выявление дебиторов и принятие мер по взысканию дебиторской задолженности;
9.Составление промежуточного ликвидационного баланса и его утверждение;
10.Продажа имущества;

11.Выплата денежных сумм кредиторам;

12.Составление ликвидационного баланса и его утверждение;
13.Получение согласований внебюджетных фондов и органа Госкомстата;
14.Получение согласования с ФНС;

15.Передача оставшегося имущества акционерам (участникам);
16.Закрытие счёта в банке.

17.Получение согласования Комитета по управлению имуществом в случаях,

18.Передача материалов в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц для исключения ликвидационного предприятия из единого государственного реестра и уничтожение печати;

19.Получение в регистрирующем органе свидетельства о ликвидации.

93.79.221.197 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Тактика ведения корпоративной войны, или Как выгнать участника из общества

Корпоративный конфликт, как правило, заканчивается прекращением правовой связи между его действующими лицами. Речь идет о выходе или исключении одного из участников либо о ликвидации корпорации как таковой. При возникновении «тупиковой» ситуации такие крайние меры необходимы. Суды стали демонстрировать более взвешенный подход и тщательно оценивать поведение участников корпоративного конфликта, в том числе с точки зрения их добросовестности.

Читать еще:  Типовой устав ООО – 2018

Высшая мера

Исключение участника из непубличного общества – это специальный корпоративный способ защиты прав, цель которого – устранить вызванные поведением одного из участников препятствия к осуществлению нормальной деятельности общества. Также это отличный вариант разрешения корпоративного конфликта. Судебная практика осторожно относится к его использованию, поскольку подобные вопросы должны решаться внутрикорпоративными средствами.

В результате заявителям зачастую отказывают в удовлетворении требований об исключении участника. Суды констатируют наличие корпоративного конфликта, но указывают, что возникшие разногласия между участниками не являются основанием для исключения кого-либо из них из состава общества, а само исключение – санкцией за совершенные этим участником нарушения (постановления ФАС Московского округа от 18.10.2010 по делу № А40-171356/09-132-1100, ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.11.2013 по делу № А33-17845/2012).

Парадокс в том, что основные злоупотребления участника своими корпоративными правами или неправомерное поведение, затрудняющее деятельность общества, характерны именно для ситуации корпоративного конфликта, поэтому его наличие в принципе не может быть основанием для отказа в иске об исключении участника. В итоге суды стали воспринимать наличие корпоративного конфликта чуть ли не как самостоятельное основание для отказа в исключении участника из общества.

Верховный Суд РФ справедливо относит исключение участника из общества к способам разрешения корпоративных конфликтов (п. 29 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25) (далее – Постановление № 25). Очевидно, что устранение затруднений в деятельности общества нельзя рассматривать в отрыве от необходимости разрешения корпоративного конфликта, следствием которого и стали такие затруднения.

Deadlock не повод для исключения

В удовлетворении требований об исключении участника должно быть отказано, если нельзя установить лицо, ответственное за возникшие на фоне корпоративного конфликта затруднения в деятельности общества.

Отправной точкой для формирования «новой» высшей судебной инстанцией практики по данному вопросу стало дело общества «ПКФ «Фалкон». Предмет рассмотрения – взаимные требования участников общества, владеющих равными долями в уставном капитале (по 50%), об исключении из общества.

Судебная коллегия пришла к выводу, что, когда уровень недоверия между участниками, владеющими равными долями, достигает критической, с их точки зрения, отметки, при этом позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной, целесообразно рассмотреть вопрос о продолжении корпоративных отношений. В результате участники могут принять решение о ликвидации общества либо одна из конфликтующих сторон решит выйти из него (Определение ВС РФ от 08.10.2014 № 306-ЭС14-14 по делу А06-2044/2013).

Действительно, само по себе противостояние участников общества в корпоративном конфликте не может быть безусловным основанием для удовлетворения требования об исключении какой-либо стороны конфликта из общества. Но если конфликт существенно затрудняет нормальную хозяйственную деятельность общества, налицо наличие необходимых условий для удовлетворения требований об исключении участника, по вине которого причиняется вред обществу и другим участникам.

В другом деле, разрешенном позднее, ВС РФ отметил, что равное распределение долей между сторонами корпоративного конфликта не служит безусловным основанием для отказа в иске об исключении участника из общества (Определение ВС РФ от 20.07.2015 № 305-ЭС15-2706 по делу № А40-56632/2014). Тем самым отвергнуто еще одно потенциальное основание для отказа в удовлетворении требований об исключении участника.

«Консервация» корпоративного конфликта из-за равного распределения долей между участниками не освобождает суд от обязанности установления и оценки всех фактов неправомерного поведения каждого из участников, а также последствий допущенных ими нарушений.

«Отложенный эффект» недобросовестности

При рассмотрении дел об исключении из хозяйственного общества суд оценивает степень нарушения участником своих обязанностей, а также устанавливает факт совершения им конкретных действий или уклонения от их совершения и наступления негативных для общества последствий (п. 35 Постановления № 25).

ВС РФ называет «возможность наступления» негативных последствий самостоятельным элементом юридического состава, необходимого для применения указанного способа защиты права, тем самым расширяя пределы применения соответствующих норм. Такой подход был изложен еще в совместном Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.1999 № 90/14. Однако фактически он не был воспринят, и суды отказывали в исключении участника, ссылаясь на недоказанность убытков, понесенных обществом на момент предъявления требования.

У недобросовестных действий участника есть и «отложенный эффект». Например, решение о выдаче поручительства в обеспечение обязательства, которое очевидно не будет исполнено, повлечет негативные последствия для общества в будущем. Более того, даже отсутствие согласия по кандидатуре исполнительного органа способно привести к возникновению споров о взыскании убытков, оспаривании сделок и решений общих собраний акционеров.

Таким образом, доказывать разрешено как наличие негативных последствий на момент спора, так и реальную возможность их наступления.

Исключение или ликвидация?

Иск об исключении участника не будет удовлетворен, если с требованием обращается лицо, в отношении которого имеются основания для исключения. Добровольный выход кого-либо из участников в такой ситуации маловероятен, поэтому, если механизмы урегулирования не предусмотрены уставом или корпоративным договором, именно ликвидация общества по иску его участника – единственный способ разрешения корпоративного конфликта (п. 35 Постановления № 25).

Основание для ликвидации общества, которое появилось в ГК РФ в результате масштабных изменений законодательства о юридических лицах, и основание для исключения участника из общества в целом совпадают. В обоих случаях условием для удовлетворения требований названа невозможность или существенное затруднение осуществления деятельности общества или достижения целей, ради которых оно создавалось (п. 3 ст. 61, п. 1 ст. 67 ГК РФ, ст. 10 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Именно отсутствие самостоятельных оснований для исключения конкретного участника (определения виновной стороны конфликта) способно стать «водоразделом» между исключением и ликвидацией, прежде всего с позиций принципа стабильности оборота (потеря бизнеса, мест работы для сотрудников и т. д.).

Исключительность ликвидации как способа разрешения корпоративного конфликта отмечается и в п. 29 Постановления № 25, где говорится о ее применении только когда «все иные меры для разрешения корпоративного конфликта исчерпаны или их применение невозможно».

Недавно суд, удовлетворяя требование о ликвидации непубличного акционерного общества по иску одного из участников, констатировал «кризис корпоративных отношений» между двумя акционерами, обладающими равным количеством акций (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 01.09.2015 по делу № А46-12003/2014).

Основанием для ликвидации общества стали:

  • продолжительность корпоративного конфликта;
  • высокая степень недоверия между акционерами;
  • непреодолимые разногласия в вопросах управления;
  • невозможность продолжения управления обществом;
  • отсутствие добровольного соглашения о разрешении корпоративного конфликта.

В ходе рассмотрения дела было установлено, что еще с 2008 г. в судах рассматривалось и рассматривается почти две сотни корпоративных споров с участием акционеров и самого общества. С формальной точки зрения, все это время общество каким-то образом функционировало, поэтому оснований для ликвидации нет. Однако очевидно, что при таких условиях о нормальной деятельности речи не идет.

Суд справедливо счел, что ликвидация общества – единственный вариант разрешения корпоративного конфликта при обстоятельствах, препятствующих ведению нормальной хозяйственной деятельности.

Для применения ликвидации в качестве способа разрешения корпоративного конфликта не требуется предварительное рассмотрение спора об ином формате устранения затруднений в деятельности общества (в частности, об исключении участника). Требование о ликвидации может быть заявлено и тем участником, в отношении которого нет оснований для исключения, например, по мотивам потери деловой репутации компании вследствие такого корпоративного конфликта, нецелесообразности продолжения ее деятельности.

Таким образом, суды стали более тщательно оценивать поведение участников в ситуации корпоративного конфликта, в т. ч. с точки зрения их добросовестности.

Надеемся, что ВС РФ будет активнее ориентировать суды на недопустимость произвольного отказа в удовлетворении требований, направленных на разрешение корпоративных конфликтов, и займется дальнейшей выработкой понятных критериев для такого отказа. От того, насколько формально суды будут подходить к оценке обстоятельств корпоративного конфликта, а также учитывать правовые позиции высшей инстанции, зависит эффективность и работоспособность путей их разрешения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector