Материнские компании будут отвечать по долгам «дочек»

Солидарная ответственность головного и дочернего обществ по новому ГК: как это понимать?

я, конечно, к корпоративному праву имею отдаленное отношение, но не мог не увидеть в редакции новых норм ГК о юрлицах, вступающих в силу с 1 сентября 2014 г., одну интересную новеллу.

  • 8983
  • рейтинг 8

Сделки с недвижимостью в свете реформы ГК РФ

Правовые аспекты электронной коммерции

Introduction to English Legal System

Похожие материалы

Комментарии (62)

Олег, хоть вопрос Вы задали и не мне.

Отменить такую солидарную ответственность перед третьими лицами нельзя, но видимо можно согласовать последствия предъявления претензий к «маме» в виде возмещения со стороны дочки.

Коллеги, меня эта тема тоже очень сильно заинтересовала. Свои мысли по этому вопросу уже разместил ранее здесь http://zakon.ru/Blogs/kog. stvam_doc/11954

Посмотрите этот блог, там расписано более подробно.
Здесь повторю тезисно по теме:
1. Ни закон «Об акционерных обществах», ни закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» не предусматривает такую форму взаимодействия между акционером и компанией как согласие. Эти законы предусматривают одобрение сделок общества. Однако, учитывая положения статьи 157.1 ГК РФ, необходимо сделать вывод, что одобрения акционера акционерного общества и участника ООО являются именно согласием.
2. 67.3 говорит только о солидарной ответственности основного хозяйственного товарищества или общества. Не совсем понятно почему такие правила применяются исключительно к ним. Если, например, акционером является ИП, то он почему не несет такой же ответственности?
3. Согласованию, по общему правилу, подлежат только сделки с с заинтересованность и крупные сделки. При этом для сделок с заинтересованностью эти положения слабо согласуются с логикой согласия акционеров/участников. Например, есть сделка с заинтересованностью. Решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается общим собранием акционеров большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров. То есть получается, что одобрив сделку, незаинтересованный акционер будет солидарно отвечать, а заинтересованный нет!
4. Кроме того, в моем понимании, такие новые основания для солидарной ответственности в принципе не обоснованы. Представим себе простую ситуацию: дочернее общество хочет заключить сделку по приобретению земельного участка для строительства завода или даже готовый завод. Сделка является крупной и дочерняя компания обращается к основному обществу за одобрением (согласием). Это ставит основного акционера перед выбором. Он должен либо заблокировать сделку и поставить под угрозу будущее дочерней компании либо согласовать сделку и принять на себя солидарную ответственность по сделке. Ничего себе выбор! При этом если он откажется давать согласие, то может быть привлечен к ответственности (вплоть до исключения из общества по ст. 67 ГК РФ), поскольку статья 65.2 ГК РФ (вновь вводимая тем же законом №99-ФЗ) устанавливает обязанность участника общества не совершать действия (бездействие), которые существенно затрудняют или делают невозможным достижение целей, ради которых создана корпорация. Изначально солидарная ответственность основного общества должна была защищать дочернее общество, если оно вынуждено под давлением основного совершать сделку не желая этого. В этом случае понятны причины, по которым основное общества должно отвечать вместе с дочерним. В ситуации же когда у основного общества нет воли на совершение сделки, привлечение его к ответственности представляется крайне не обоснованным.

Возможно ли обойти это правило через нормы о подтверждении (п. 2, 5 ст. 166)? Если отсутствие необходимого согласия является основанием к оспариванию (173.1), то мама вместо согласия направит контрагенту вполне четкое волезизъявление, что отказывается от права оспаривать по основанию отсутствия согласия. Актуально, если общество состоит не из единственного участника — тогда такое одностороннее действие формально не истолковать как решение единственного участника (ведь совершено оно не как решение собрания), а необходимое согласие (одобрение) органа юридического лица отсутствует. Контрагент защищен от возможного оспаривания заверением в действительности и ссылкой на положения о подтверждении, в то же время мама ссылается на отсутствие согласия по положениям 157.1 и специальных норм коропоративного законодательства, что формально исключает солидаритет (указание в данном случае все-таки не доказывается таким волеизъявлением).
Даже в случае единственного участника общества представляется интересным анализ подобного волеизъявления. С одной стороны одобрение должно быть направлено к юридическому лицу. С другой стороны, такое волеизъявление, направленное к контрагенту дочки по сделке, суть то же одобрение единственного участника, но принятое по форме отказа от права оспаривания. Функционально разницы нет, но по применению ст. 157.1 и специальных положений Законов об АО и ООО могут возникнуть вопросы.

Если согласие понимать шире, чем это выражено в ст. 157.1, тогда под большим знаком вопроса стоит принцип самостоятельной ответственности юридического лица. Довольно простой пример — под согласие можно подвести и неоспаривание крупной сделки или сделки с заинтересованностью в течение срока давности (напр., в ГК Голландии неоспаривание в течение пресекательного срока на оспаривание приравнивается к подтверждению). Тогда по всем сделкам, требующим одобрения, практически не исключить этого солидаритета.

« добросовестно исполняющее свои обязанности (акционера, участника) основное общество »
неисполнение или ненадлежащее исполнение будет иметь место со стороны дочки, а не основного общества.

Да и не всякое неисполнение/ненадлежащее исполнение влечет банкротство.

Прелесть солидарной ответственности в том, что требование может быть заявлено напрямую к материнской компании:

При солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (п. 1 ст. 323 ГК РФ).

« Главное: ключевое слово в абз.2 п.2 ст.67.3 ГК РФ — «отвечает». Ответственность наступает только после факта неисполнения. »
Буквально так не получается. В 67.3 не написано, что в случае неисполнения, там написано следующее: «Основное хозяйственное товарищество или общество отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам…». Если бы было отвечает «за», а не «с», то я был бы готов с Вами согласиться, но буквально Ваше прочтение не проходит. Дело в том, что солидарная ответственность именно за неисполнение довольно нетипична. Кроме поручительства я с ходу ничего другого и не вспомню.

С другой стороны, можно попробовать провести аналогию с поручительством, где законом закреплено, что «при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно». Такая аналогия имеет право на жизнь, поскольку (1) в поручительстве существует два обязательства, одно из которых имеет основной характер, а другое — акцессорный, обеспечивая исполнение первого обязательства и (2) по правилам поручительства поручитель, исполнивший обязательство основного должника, вправе взыскать с последнего уплаченное в полном размере, в то время как должник, несущий совместно с поручителем солидарную ответственность, не вправе ничего взыскать с поручителя. Это связано с тем, что основной должник исполняет свое обязательство, а не обязательство поручителя. В данном случае конструкция похожая, поскольку есть дочернее общество, исполняющее свое обязательство и основное, отвечающее за это обязательство.

В связи с этим, кстати, интересна квалификация отношений, возникающих в связи с исполнением обязательства основным обществом, а не дочерней компанией. В моем понимании, это будет скорее суброгация, а не регресс. Вот и еще один общий элемент с поручительством.

Так что если смотреть в суть отношений и позволить аналогию с поручительством, то я с Вами соглашусь.

« Повторяю вопрос: Как и кому из акционеров Дочернего общества в этой ситуации кредитор (продавец) предъявит требование в соответствие с п.2 ст.67.3 ГК РФ? »
В данном случае ни к кому, поскольку основное общество сделку не согласовывало.

« Я, кстати, с таким толкованием абсолютно не согласен: миноритарий никак не может быть признан «основным обществом» для целей применения п.2 ст.67.3 ГК РФ. »

А что делать с процитированным пунктом Пленума 6/8?

Но мы ведь говорим о понятиях основного и дочернего обществ.

Пункт 1 статьи 105 ГК РФ, истолкованный Пленумом:

«Хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом».

Пункт 1 ст. 67.3 ГК РФ:

» Хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное товарищество или общество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом».

Поискал в Консультанте пояснительную записку. Есть только записка к проекту, внесенному 03.04.2012 (впоследствии он претерпел существенные изменения).

В записке сказано про положения об аффилированности, которые «призваны заменить» и т.д. Естественно, что про новую норму ни слова.

Посмотрел АСОЗД. Записка все-таки была одна.

Действующий ГК признает три варианта возникновения связи «основное общество – дочернее общество»: когда одно общество может определять решения другого в силу (1) преобладающего участия в капитале (назовем это «имущественный холдинг»); (2) договора между ними («договорной холдинг»); (3) иным образом («административный холдинг» или «холдинг де-факто»).

По-видимому, идея эта позаимствована из немецкого Закона об АО, который выделяет три подобных вида групп (Eingliederungskonzern, Vertragskonzern, Faktischer Konzern).

Под договором здесь имеется в виду так называемый договор подчинения (Beherrschungsvertrag), который в реальной жизни, насколько я понимаю, не встречается ни в России, ни в Германии. Холдинги де-факто, напротив, встречаются сплошь и рядом, но доказать наличие такой связи обычно почти невозможно.

Немецкое законодательство предусматривает возможность ответственности основного общества за свои указания дочернему. Я тут недавно писал (с соавтором) кое-что про это.

«Германское законодательство явно предусматривает, что в определенных ситуациях участники обществ могут быть лишены преимуществ ограниченной ответственности, а иногда ответственность может быть возложена и на менеджеров . В частности, Закон об акционерных обществах предусматривает некоторые случаи ответственности участников обществ при объединении обществ в группы (Konzern), в которых одно общество контролируется другим на основании договора подчинения (так называемая договорная группа) или без него (так называемая группа де-факто). Закон устанавливает, что в договорных группах доминирующее предприятие (herrschende Unternehmen) должно ежегодно компенсировать подчиненному обществу (abha ngige Gesellschaft) полученные последним убытки . Для группы де-факто правило сформулировано иначе: доминирующее предприятие не должно использовать свое влияние на подчиненное акционерное общество (abhangige Aktiengesellschaft) для принуждения совершения последним невыгодной для него сделки либо должно предоставить подчиненному обществу соответствующую компенсацию . Если же доминирующее предприятие вынудило подчиненное акционерное общество совершить невыгодную сделку, а компенсации не предоставило, подчиненное общество может взыскать убытки с доминирующего предприятия или лично с его представителей, вынудивших общество совершить сделку . Отметим, что закон предусматривает ответственность доминирующего предприятия перед самим подчиненным обществом, а не его кредиторами, так что о снятии корпоративной вуали в прямом смысле слова речи здесь не идет.»

Читать еще:  В заявке на участие в закупке нужно указать одну страну происхождения товара

Будылин С.Л., Иванец Ю.Л. Срывая покровы. Доктрина снятия корпоративной вуали в зарубежных странах и в России // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2013. № 7. С. 80-125.
http://www.szrf.ru/doc.phtml?nb=edition07&issid=2013007000&docid=22

Действующее положение об ответственности основного общества в ГК сформулировано не так, как в Германии.

«Основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.» П. 2 ст. 105 ГК РФ.

Оно явно направлено на применение лишь к договорным и административным холдингам (простое владение акциями общества не дает акционеру возможности давать обязательные указания обществу). Ввиду отсутствия в природе договорных холдингов и невозможности доказать существование де-факто холдингов норма на практике не работает.

Ощущая дискомфорт от такой ситуации, разработчики новой редакции ГК решили поправить положение, расширив применимость солидарной ответственности.

«Основное хозяйственное товарищество или общество отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение указаний или с согласия основного хозяйственного товарищества или общества (пункт 3 статьи 401).»
П. 2 ст. 67.3 ГК РФ (редакция, не вступившая в силу).

(Кстати, кто может объяснить, при чем здесь статья 401, про ответственность за нарушение обязательства?)

Однако при этом была полностью разрушена логика старого закона.

Раньше основное общество отвечало лишь за свои указания, которое дочка обязана исполнить (что логично). Теперь оно отвечает не только за обязательные к исполнению, но и любые другие «указания» (смысл термина в таком контексте становится неопределенным), а заодно и за «согласие» (смысл термина тем более не определен).

Кроме того, теперь норма распространяется не только на мифические «договорные» и «административные» холдинги, но и на самые обычные материнские и дочерние компании, связанные владением акциями (долями).

Результат довольно типичен для правотворчества последнего времени.
(1) Норма распространена на максимально широкий круг лиц.
(2) Норма носит карательный характер.
(3) Сформулировано так, что ничего не поймешь.

Нюансы управления дочерней компанией

Дочерняя компания – это самостоятельный субъект, контрольный пакет акций или уставной капитал которого принадлежит материнской компании. Субъект имеет право контроля над поставками, реализацией продукции, транспортировкой, однако весь доход его принадлежит материнской организации. Последняя же предоставляет средства на нужды: обеспечение непрерывности производства, выплату зарплат и прочее.

Особенности дочерней компании

«Дочка» находится в прямой зависимости от состояния основного субъекта. Последний фактически обеспечивает деятельность организации и контролирует ее. Рассмотрим преимущества дочерней компании:

  • Все задолженности дочернего субъекта погашаются материнской организацией.
  • Вся финансовая ответственность возлагается на основную компанию.
  • Конкурентное преимущество также обязана обеспечить материнская компания.

Однако у дочернего субъекта есть и недостатки:

  • Отсутствие свободы выбора производственного направления и прочих базовых аспектов деятельности.
  • Ограниченные возможности в техническом развитии.
  • Сложно аккумулировать средства на развитие, так как весь капитал принадлежит материнской компании.

Дочерние компании, как правило, создаются крупными предприятиями. Нужны они для распределения направлений деятельности.

Способы создания дочерней компании

Для организации дочерней компании потребуется ряд документов: документация основного субъекта, устав «дочки», решение о создании компании в письменной форме. Материнский субъект должен подтвердить отсутствие долгов на настоящее время. Существует два способа создания компании.

Первый способ

Рассмотрим подробный алгоритм создания дочерней организации:

  1. Составление устава дочерней компании. В документе нужно прописать все условия существования субъекта.
  2. Если у основного капитала есть несколько собственников, требуется составить договор с распределением долей.
  3. Составление учредителями протокола, который подтверждает факт создания субъекта.
  4. Директор материнской компании должен создать документ, в котором указываются контакты и адрес «дочки».
  5. Оформление справки, которая подтверждает отсутствие задолженностей.
  6. Заполнение формы Р11001.
  7. После оформления всех перечисленных документов и назначения главбуха нужно предоставить бумаги представителям налогового органа, в котором регистрируется субъект.

Если у основного офиса присутствуют задолженности, он не сможет в должной мере финансировать дочернюю компанию.

Второй способ

Первый способ предполагает создание компании, второй – присвоение уже существующей организации. То есть происходит поглощение по обоюдному созданию. Рассмотрим алгоритм этой процедуры:

  1. Выбор направления производства дочерней компании.
  2. Разработка устава организации.
  3. Разработка собственной печати, банковских реквизитов, регистрация адреса поглощаемого субъекта.
  4. Назначение на должность генерального директора и бухгалтера. Согласование с ними всех аспектов деятельности.
  5. Обращение в государственную палату с заявлением и основным перечнем документов: справка из банковского учреждения о счете, характеристики о гендиректоре и главбухе «дочки», устав со всеми подписями, гарантийное письмо, сведения об учредителе в письменной форме, копии документов с платежами (последние два документа должны быть заверенными).
  6. Получение свидетельства о том, что субъект был зарегистрирован.

После всех этих шагов компания может приступить к своей деятельности.

Ответственность материнской и дочерней компаний

Дочерняя компания – это независимый субъект. Во владении организации находится как капитал, так и имущество. Она не несет ответственности по долгам материнского субъекта. Однако материнская организация несет ответственность за задолженность «дочки» в некоторых обстоятельствах:

  • Оформление сделки по указанию материнской компании. Данное указание должно быть оформлено документально. В этой ситуации и «дочка», и материнская организация несут ответственность в равных долях.
  • «Дочка» из-за распоряжений материнской компании была признана банкротом. В этом случае если дочерняя организация не обладает ресурсами для погашения задолженности, остаток выплачивает основной офис.

Во всех остальных случаях дочерняя компания сама несет ответственность по своим долгам.

Управление дочерней компанией

Управление дочерней компанией отличается рядом особенностей:

  • Большое количество субъектов управления.
  • Необратимое влияние на «дочку».
  • Самостоятельность организации в проведении хозяйственной деятельности.
  • Ограничения в деятельности «дочки».

Существует несколько моделей управления дочерней организацией. Рассмотрим их все.

Единоличная исполнительная структура

Управление через единоличный орган – самый распространенный вариант. Под единоличным органом понимается генеральный директор. На него возлагается следующая ответственность:

  • Работа над текущими задачами.
  • Управление имеющимся имуществом (стоимость его не должна быть больше 25% от балансовой стоимости активов).
  • Управление внутренней структурой организации.

У гендиректора есть довольно широкие полномочия. Для того чтобы материнская компания могла отслеживать все управленческие решения, имеет смысл составить документ, регламентирующий все права и обязанности лица. Соответствующие распоряжения можно включить в устав.

Совет директоров

Все ключевые управленческие решения могут приниматься советом директоров, в который входят собственники материнской организации. Такая модель актуальна при небольшом количестве «дочек». В обратном случае могут возникнуть следующие проблемы:

  • Перегрузка участников совета директоров.
  • Сложность в согласовании решений.

Совет директоров ограничен в принятии решений. Если советом будет принято решение, не входящее в его компетенцию, оно не будет действительным согласно статье 67 и 69 ФЗ №208. Компетенция совета может быть расширена за счет полномочий исполнительных органов. Однако последние должны быть включены в устав.

Управляющая компания

Руководство «дочкой» можно поручить УК. Преимущества этого способа: централизация управления, оперативное распределение ресурсов, возможность координации всех действий. Однако если дочерних компаний много, одной управляющей компании сложно уследить за ними.

Суть правления заключается в том, что руководители «дочек» входят в состав правления основного субъекта. С каждым из участников правления нужно заключить трудовой договор. Особенности формирования правления схожи с избранием гендиректора. Участники управляющего состава избираются собранием акционеров или советом директоров.

Особенности налогообложения

«Дочки» и материнские компании, с точки зрения налогообложения, признаются взаимозависимыми. Это дает права фискальным органам отслеживать верность ценообразования, пересматривать налогообложение в соответствии с рыночными ценами. С 2008 года у «дочек» появилась большая льгота при расчете налогов с прибыли. Если материнская организация владеет контрольным пакетом акций, дивиденды, поступающие от «дочки», полностью освобождаются от прибыли. Льгота не будет действовать, если дочерний субъект зарегистрирован в оффшорных зонах.

Материнская компания в рк по обязательствам своих дочерних компаний несет

«Казахские дивиденды»


Участники ТОО не отвечают по его обязательствам, но при этом они несут риск убытков, связанных с его деятельностью, в пределах стоимости внесенных ими вкладов. Как правило, доли всех участников в уставном капитале пропорциональны их доле в стоимости имущества. Однако в уставе может быть указан и иной порядок распределения долей (ст.

59 Гражданского кодекса Республики Казахстан — далее ГК РК).

Чистая прибыль ТОО облагается корпоративным подоходным налогом (ст. 78 Налогового кодекса Республики Казахстан — далее НК РК), а с участников взимается подоходный налог, который удерживает источник выплаты (ст.

131 НК РК). Упрощенная система регистрации делает ТОО наиболее привлекательными для ведения бизнеса в Казахстане.

Чтобы зарегистрировать ТОО, не нужно дополнительно проводить регистрацию эмитированных акций и соблюдать требования, предъявляемые к размеру минимального акционерного капитала. Дочерняя

Редакция документа — Нужно ли дочерней компании подавать заявление об участии в международной группе, если материнская компания-нерезидент предоставляет межстрановую отчетность по месту регистрации? ред. 05.12.2019

при рассмотрении вопроса связанного с представлением заявления об участии в международной группе в расчет не берется, что дочерняя компания (филиал, представительство) имеют обязательства по предоставлению отчетности по мониторингу сделок.

Председатель Комитета государственных доходов Министерства финансов РК Султангазиев М.Е. Вопрос: Ответ:

Комментарий к статьям 77-84 Гражданского кодекса Республики Казахстан /Климкин С.И., к.ю.н., профессор КОУ/

Товарищество с ограниченной ответственностью может быть добровольно реорганизовано или ликвидировано по решению его участников. Иные основания реорганизации и ликвидации товарищества с ограниченной ответственностью определяются настоящим Кодексом и законодательными актами. Товарищество с ограниченной ответственностью вправе преобразоваться в иное хозяйственное товарищество, акционерное общество или в производственный кооператив.

Читать еще:  Заказчик заявил, что услуги не оказаны. Юристу удалось взыскать оплату без двустороннего акта

Нужно ли дочерней компании подавать заявление об участии в международной группе, если материнская компания-нерезидент предоставляет межстрановую отчетность по месту регистрации? ред. 05.12.2019

пункта 2 статьи 5-1 Закона у дочерней компании (филиал, представительство) могут возникнуть обязательства по представлению заявления об участии в международной группе только при наличии обязанности или требования по представлению отчетности по трансфертному ценообразованию в соответствии с Законом.

Также отмечаем, что представление заявления об участии в международной группе не зависит от того, что дочерняя компания (филиал, представительство) несут обязательства по предоставлению отчетности по мониторингу сделок, т.е. при рассмотрении вопроса связанного с представлением заявления об участии в международной группе в расчет не берется, что дочерняя компания (филиал, представительство) имеют обязательства по предоставлению отчетности по мониторингу сделок.

Что такое дочерняя организация

Дочерняя компания представляет собой организацию, которая имеет собственный капитал и имущество.

В этом случае они несут солидарную ответственность. Более подробно о ней сказано в .

При солидарной ответственности кредитор может требовать исполнения обязательств от всех должников совместно или от любого из них в отдельности. Если одна организация не реализует их, то он может обратиться в другую.

Ответственность основной компании по обязательствам дочерней

То есть, теперь нет необходимости доказывать наличие данного права у основной компании в уставе «дочки» или договоре между ними.

По новому ГК РФ основная компания несет солидарную ответственность с «дочкой» по сделкам, заключенным ею во исполнение указаний основной компании или с ее согласия. Отсюда видно еще одно нововведения действующего ГК РФ. Оно заключается в том, что привлечь основную компанию к солидарной ответственности с «дочкой» теперь можно, в случае если основная компания дала «дочке» всего лишь согласие на совершение той или иной сделки, другими же словами инициатива принадлежит «дочке», а основная компания всего лишь одобрила такую инициативу.В итоге, сейчас кредитору «дочки» всего на всего для взыскания долга с основной компании потребуется доказать только два факта: 1) наличие взаимосвязи между основной компанией и «дочкой»; 2) сделка, приведшая к возникновению долга, заключалась

Материнские компании будут отвечать по долгам «дочек»

В 2009 году дочернее предприятие концерна «Ижмаш» Ижевский оружейный завод задолжало более 19,6 млн рублей по НДС и ЕСН.

Попытки инспекции взыскать недоимку в досудебном порядке не дали результата. Мало того, у предприятия не оказалось ни денежных средств на счете, ни имущества, на которое можно было бы обратить взыскание.

Ситуация была парадоксальной, ведь завод вел нормальную хозяйственную деятельность и исправно получал доход от своих заказчиков за поставляемую продукцию (около 1,3 млрд рублей в 2009 году). Применявшаяся в холдинге схема заключалась в следующем. При получении денежных средств от контрагентов завода концерн закрывал

Дочерняя компания и преимущества её открытия

Поэтому создание «дочки» в офшорной зоне позволит сэкономить при помощи налоговых льгот при заключении сделок с иностранными контрагентами.

Для того чтобы открыть дочернюю компанию необходимо:

  • Составить устав такой компании с указанием всех важных условий.
  • Выбрать в каком именно направлении будет работать «дочка».

Материнская компания в рк по обязательствам своих дочерних компаний несет

Инвестор может вкладываться в дочернее юридическое лицо, не связываясь напрямую с управляющим главного офиса.

Дочки-матери на российском рынке акций. Кто кем владеет

Инвесторы зачастую сталкиваются с такими понятиями как Дочерняя компания и Материнская компания, но не каждый понимает, что это такое и зачем эти организации вообще нужны.

Согласно ФЗ «Об акционерных обществах»: «Общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество (товарищество) в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом».

По сути подразделение компаний на дочерние и материнские весьма условно. В данном материале будем считать, что компания является дочерней, если более 50% голосующих бумаг принадлежит другой организации (материнской). На практике это означает, что материнская компания при необходимости может эффективно продвигать свои интересы при управлении дочкой.

Для чего нужны дочерние компании

Зачастую дочерние компании создаются для выполнения определенных функций. Это может быть управление отдельным проектом, ведение внешнеторговой деятельности, работа в особом сегменте рынка или географическом регионе. Дочерние общества способны помочь при оптимизации налогообложения, привлечении долгового финансирования или регулировании структуры акционерного капитала, как например, для проведения buyback.

Иногда дочерние общества появляются при покупке компанией контрольного пакета в другой организации.

Далее рассмотрим какие дочки есть на российском публичном рынке и какие отношения у них складываются с материнскими компаниями.

Дочки-матери на российском рынке

Материнская компания: Россети
Дочки: ФСК ЕЭС, МРСК ЦП, МРСК Центра, МРСК Волги, МРСК Урала, МРСК Сибири, МРСК Северо-Запада, МРСК Юга, МРСК Северного Кавказа, МОЭСК, Ленэнерго, ТРК, Дагестанская энергосбытовая компания

«Многодетной» матерью по праву можно назвать холдинг Россети, контролирующий распределительные активы по всей России. Отчасти столь разветвленная сеть дочерних организаций обусловлена географией деятельности компаний. Каждая отдельная дочка покрывает свой регион и выполняет определенные задачи, выстраивая энергетическую инфраструктуру РФ в целом.

Россети периодически поддерживают дочерние организации, выкупая дополнительные эмиссии акций. К примеру, недавно МРСК Юга провела дополнительный выпуск акций в размере 19,96 млн шт., 13 млн из которых приобретены Россетями. Также иногда поддерживаются нуждающиеся активы, как например, стабильно убыточная МРСК Кавказа.

В этих отношениях материнские Россети выступают «опекуном» для дочек, но существуют ситуации, когда дочки берут на себя обязанность «заботиться» о материнской структуре.

Материнская компания: Мечел
Дочки: ЧМК, Южный Кузбасс, Кузбассэнергосбыт, Ижсталь, Уральская кузница, Коршуновский ГОК, Южно-Уральский никелевый комбинат

В этой семье дочки всячески поддерживают Мечел, оказавшийся под давлением высокой долговой нагрузки. Помощь заключается в том, что дочки предоставляют Мечелу займы, выступая тем самым своеобразным посредником между банками и материнской компанией. Более того, акции дочерних обществ выступают залогом для кредиторов Мечела. Совокупно в банках заложено 80% Коршуновского ГОКа, 80% Уральской кузницы, 75% Южного Кузбасса, 66,66% ЧМК, 33,33% Ижстали.

Еще одна практика в отношениях дочерних и материнских компаний, которой придерживается Мечел – изменение кредиторской/дебиторской задолженности зависимых организаций.

К примеру, материнская компания, которой требуется поддержка или увеличение денежного потока может договориться с дочкой об увеличении срока оплаты кредиторской задолженности перед ней, тем самым увеличив свой денежный поток и понизив денежный поток дочки. В частности, этот механизм позволяет Мечелу аккумулировать денежные средства для выплаты процентов по кредитам.

Материнская компания: АФК Система
Дочки: МТС, Детский Мир, МГТС

АФК Система является крупнейшим акционером МТС и Детского мира, с долей голосующих акций выше 50%. При этом МТС принадлежит более чем 94% акций МГТС, то есть корпорация косвенно контролирует еще и МГТС.

Дочерние компании также, как и в случае Мечела, оказывают значительную поддержку АФК Система, обеспечивая ее денежным потоком за счет выплаты крупных дивидендов. Это помогает финансовой корпорации обслуживать долги и постепенно снижать долговую нагрузку.

Фактически основная деятельность материнского холдинга сводится к созданию и развитию дочерних организаций, чтобы потом продать долю в компании и получить прибыль. Сейчас из крупных непубличных активов АФК Система можно отметить Segezha Group, Агрохолдинг Степь, сеть клиник Медси, строительный и гостиничный бизнес. Компания не исключает возможность вывести часть из данных компаний на IPO уже в 2020 г.

Материнская компания: Русгидро
Дочка: Дальневосточная Энергосбытовая Компания, Якутскэнерго, Сахалинэнерго, Камчатскэнерго, Красноярскэнергосбыт, РЭСК

Русгидро выступает поддержкой и опорой для дочек на Дальнем Востоке. Дальневосточные дочерние общества Русгидро принадлежат холдингу РАО ЭС Востока, который является проблемным активом для генерирующей компании.

В субхолдинг РАО ЭС Востока входят публичные дочки: Дальневосточная Энергосбытовая Компания, Якутскэнерго, Сахалинэнерго, Камчатскэнерго. Их основная проблема заключается в серьезном износе оборудования, что обуславливает высокие операционные издержки. Нерыночные методы тарифного регулирования в Дальневосточном федеральном округе приводят к тому, что новые проекты в регионе не способны окупить вложенный капитал, генерируя тем самым убытки для дочерних компаний.

Гидрогенерирующие активы Русгидро работают с высокой маржинальностью, что позволяет материнской компании оказывать поддержку РАО ЭС Востока, в том числе за счет выкупа дополнительных эмиссий акций и снижения долговой нагрузки дочерних обществ. К примеру, 25 сентября совет директоров Русгидро принял решение о приобретении акций Дальневосточной Генерирующей Компании (дочка Дальневосточной Энергосбытовой компании), что позволит сократить долг ДГК.

Материнская компания: Транснефть
Дочка: НМТП

НМТП только в конце 2018 г. перешел под контроль Транснефти и на текущий момент сложно сказать, какие взаимоотношения сложились у компаний. Стратегия развития НМТП, рассмотренная на совете директоров в сентябре 2019 г. так и не была представлена широкому кругу инвесторов.

Можно лишь предположить, что Транснефть в 2019 г. способствовала увеличению грузооборота НМТП в части перевалки нефти и нефтепродуктов: за 7 месяцев 2019 г. грузооборот наливного сегмента компании вырос на 13,4%.

НМТП, в свою очередь, способен поддержать денежную позицию материнской компании – по состоянию на конец II квартала порт обеспечивал 25,9% от FCF Транснефти. Перераспределение денежных средств может происходить в том числе за счет выплаты дивидендов дочерней организацией в пользу материнской структуры.

Материнская компания: Газпром
Дочки: Газпром нефть, Мосэнерго, ОГК-2, ТГК-1

Газпром является держателем свыше 95% акций Газпром нефти, а также контролирует 100% «Газпром энергохолдинг», в который входят Мосэнерго, ОГК-2, ТГК-1.

По сути Газпром выделил различные направления деятельности в отдельные компании: Газпром нефть занимается преимущественно добычей и переработкой жидких углеводородов, а генерирующие активы осуществляют поставки мощности в отдельных регионах страны: Мосэнерго – Москва и Московская область, ТГК-1 – Северная часть России, ОГК-2 – прочие регионы страны.

Еще одна особенность взаимоотношений дочерних и материнских компаний – схожесть дивидендных политик. Это работает не всегда, но в конкретном кейсе Газпрома такая особенность прослеживается. По итогам 2018 г. все вышеотмеченные компании одновременно приняли решение об увеличении коэффициента дивидендных выплат: для дочек с 25% до 35% от чистой прибыли, для Газпрома до 27%.

Читать еще:  Срок действия госконтракта и обязательства сторон

Газпром намеревается выйти на уровень 50% от чистой прибыли в течение 3 лет. Скорее всего, тенденция к росту payout ratio в будущем будет актуальна и для его дочерних организаций.

Материнская компания: En+
Дочки: Русал, Иркутскэнерго

Холдинг En+ контролирует активы в двух основных сегментах: металлургическом и энергетическом. Металлургический бизнес представлен группой Русал, в котором En+ принадлежит более 50% голосов. Основа энергетического бизнеса холдинга – генерирующая компания Иркутскэнерго.

Активы энергетического сегмента холдинга обеспечивают Русалу вертикальную интеграцию производства, полностью снижая зависимость группы от внешнего энергоснабжения.

En+ в этом тандеме выступает в роли держателя акций обоих компаний, создавая единую производственную структуру. Дивиденды En+ выплачивает из поступлений от дочек. Дивидендная политика холдинга предполагает выплату акционерам всех дивидендов, полученных от Русала, + 75% от свободного денежного потока энергетического сегмента.

Материнская компания: Роснефть
Дочки: Башнефть, Саратовский НПЗ

Саратовский НПЗ вошел в состав Роснефти в марте 2013 г. и в скором времени стал одним из «генераторов кэша» для материнской компании. Как и в ситуации с Мечелом, материнская Роснефть наращивает объемы кредиторской задолженности перед Саратовским НПЗ, тем самым повышая собственный денежный поток. В свою очередь Роснефть обеспечивает постоянную и стабильную загрузку мощностей Саратовского НПЗ, повышая устойчивость работы предприятия.

Башнефть, перешедшая под контроль Роснефти в октябре 2016 г. также нарастила дебиторскую задолженность. Это позволяет материнской Роснефти поддерживать денежный поток, одновременно наращивая дивиденды, снижая долговую нагрузку и реализуя масштабную инвестиционную программу.

Материнская компания: Полюс
Дочка: Лензолото

Лензолото занимается золотодобычей на россыпях Ленского района Иркутской области. По итогам 2018 г. компания добыла 147,7 тыс. унций золота или 6,8% от совокупного объема добычи Полюса. Россыпные месторождения Лензолота обладают самым высоким показателем затрат на текущие операции в структуре материнской компании: $1084 за унцию против $352 в среднем по группе. В этом плане дочерняя организация выглядит «белой вороной» на фоне самого высокорентабельного золотодобытчика в мире.

По сути Лензолото выступает управляющей структурой россыпных месторождений материнской компании.


БКС Брокер

пополни брокерский счёт без комиссии

  • С карты любого банка
  • Прямо на сайте
  • Без комиссии

Последние новости

Рекомендованные новости

Тренд недели. Ралли заканчивается?

Акции Сургутнефтегаза обвалились на 5%

X5 Retail Group. Сопоставимые продажи показали минимум за 2019

Завтрак инвестора. Что ждать от нового российского правительства

Давление на рубль сохраняется

Ожидаемые события на 22 января

Акции Аэрофлота оживились после нескольких месяцев флэта

Заседание ЕЦБ. Что ждать инвесторам

Адрес для вопросов и предложений по сайту: website4@bcs.ru

Copyright © 2008–2020. ООО «Компания БКС» . г. Москва, Проспект Мира, д. 69, стр. 1
Все права защищены. Любое использование материалов сайта без разрешения запрещено.
Лицензия на осуществление брокерской деятельности № 154-04434-100000 , выдана ФКЦБ РФ 10.01.2001 г.

Данные являются биржевой информацией, обладателем (собственником) которой является ПАО Московская Биржа. Распространение, трансляция или иное предоставление биржевой информации третьим лицам возможно исключительно в порядке и на условиях, предусмотренных порядком использования биржевой информации, предоставляемой ОАО Московская Биржа. ООО «Компания Брокеркредитсервис» , лицензия № 154-04434-100000 от 10.01.2001 на осуществление брокерской деятельности. Выдана ФСФР. Без ограничения срока действия.

* Материалы, представленные в данном разделе, не являются индивидуальными инвестиционными рекомендациями. Финансовые инструменты либо операции, упомянутые в данном разделе, могут не подходить Вам, не соответствовать Вашему инвестиционному профилю, финансовому положению, опыту инвестиций, знаниям, инвестиционным целям, отношению к риску и доходности. Определение соответствия финансового инструмента либо операции инвестиционным целям, инвестиционному горизонту и толерантности к риску является задачей инвестора. ООО «Компания БКС» не несет ответственности за возможные убытки инвестора в случае совершения операций, либо инвестирования в финансовые инструменты, упомянутые в данном разделе.

Информация не может рассматриваться как публичная оферта, предложение или приглашение приобрести, или продать какие-либо ценные бумаги, иные финансовые инструменты, совершить с ними сделки. Информация не может рассматриваться в качестве гарантий или обещаний в будущем доходности вложений, уровня риска, размера издержек, безубыточности инвестиций. Результат инвестирования в прошлом не определяет дохода в будущем. Не является рекламой ценных бумаг. Перед принятием инвестиционного решения Инвестору необходимо самостоятельно оценить экономические риски и выгоды, налоговые, юридические, бухгалтерские последствия заключения сделки, свою готовность и возможность принять такие риски. Клиент также несет расходы на оплату брокерских и депозитарных услуг, подачи поручений по телефону, иные расходы, подлежащие оплате клиентом. Полный список тарифов ООО «Компания БКС» приведен в приложении № 11 к Регламенту оказания услуг на рынке ценных бумаг ООО «Компания БКС». Перед совершением сделок вам также необходимо ознакомиться с: уведомлением о рисках, связанных с осуществлением операций на рынке ценных бумаг; информацией о рисках клиента, связанных с совершением сделок с неполным покрытием, возникновением непокрытых позиций, временно непокрытых позиций; заявлением, раскрывающим риски, связанные с проведением операций на рынке фьючерсных контрактов, форвардных контрактов и опционов; декларацией о рисках, связанных с приобретением иностранных ценных бумаг.

Приведенная информация и мнения составлены на основе публичных источников, которые признаны надежными, однако за достоверность предоставленной информации ООО «Компания БКС» ответственности не несёт. Приведенная информация и мнения формируются различными экспертами, в том числе независимыми, и мнение по одной и той же ситуации может кардинально различаться даже среди экспертов БКС. Принимая во внимание вышесказанное, не следует полагаться исключительно на представленные материалы в ущерб проведению независимого анализа. ООО «Компания БКС» и её аффилированные лица и сотрудники не несут ответственности за использование данной информации, за прямой или косвенный ущерб, наступивший вследствие использования данной информации, а также за ее достоверность.

Верховный суд запретил маскировать инвестиции в «дочек» под кредиты

Верховный суд отказал в рассмотрении кассационной жалобы по спору нефтяной компании «РуссНефть-Брянск» с областной ФНС (карточка дела А09-2657/2016). Налоговая сочла, что кредит, выданный материнской компанией «дочке», по сути является инвестицией и способом налоговой оптимизации. Юристы, опрошенные РБК, указывают, что налоговая выгода в такой сделке не очевидна, а реальность займа можно доказать, если у компании хватает средств на его погашение и сроки выплат не переносятся.

Компания «РуссНефть» на протяжении нескольких лет финансировала дочернее предприятие НК «РуссНефть-Брянск», предоставляя процентные займы, срок возврата которых постоянно продлевался соглашениями сторон. ФНС Брянской области по итогам камеральной проверки пришла к выводу, что займы по сути являлись инвестициями в развитие предприятия, а договор о предоставлении кредита был оформлен лишь для вида. Это позволяло брянской фирме уменьшать налоговую базу при исчислении налога на прибыль: проценты включались в состав расходов, но выплачивать их компания не собиралась, сочли налоговики. Налоговые органы исключили начисленные проценты из расчета налоговой базы по налогу на прибыль и доначислили «РуссНефть-Брянск» 98,5 млн руб. налога за 2014 год.

Компания не согласилась с выводами ФНС и оспорила решение инспекции в Арбитражном суде Брянской области. В исковом заявлении «РуссНефть-Брянск» указала, что «расходы в виде процентов экономически обоснованы, документально подтверждены и произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода». Однако суд первой инстанции поддержал выводы ФНС, апелляционная инстанция и Арбитражный суд Центрального округа также встали на сторону налоговой. Наконец, и Верховный суд отказался рассматривать жалобу компании, указав, что доводы «РуссНефть-Брянск» «не свидетельствуют о нарушении судами норм материального и процессуального права и сводятся к несогласию с выводами судов и переоценке доказательств по делу».

Что говорит о фиктивности займа?

Схема, когда материнская компания под видом кредитов инвестирует в дочернее предприятие, обычно не имеет своей целью налоговую оптимизацию, считает руководитель практики налоговых споров АКГ «МЭФ-Аудит» Александр Овеснов. С начисляемых, но не уплачиваемых процентов компания-кредитор обязана ежемесячно начислять налог на прибыль, указывает он. Чаще всего одалживаемые деньги вкладываются в развитие нового бизнес-направления, на капитальное строительство или в целях возмещения убытков дочернего общества, при этом эти средства материнская компания сама получает в кредит от банков, поэтому других законных и безопасных способов вложить их в дочернее предприятие практически не существует, говорит Овеснов.

Схема подобного финансирования дочерних предприятий используется в основном крупными предприятиями, говорит юрист адвокатского бюро А2 Максим Сафиулин, для малого и среднего бизнеса в силу небольших оборотов особой выгоды от таких операций не будет. Налоговые органы исследуют не только договоры займа между российскими компаниями, но также обращают особое внимание на заемные обязательства перед иностранной материнской компанией, указывает старший юрист BGP Litigation Денис Савин. В этих случаях ФНС зачастую отказывается учитывать процентные расходы по таким займам и курсовые разницы в составе налоговой базы по налогу на прибыль.

​Для налоговых органов признаками фиктивности займа являются взаимозависимость участников сделки, недостаточная капитализация заемщика и отсутствие фактических выплат процентов по займу, перечисляет Сафиулин. Также ФНС может посчитать кредит фиктивным, если срок погашения займа продлевается постоянно на протяжении многих лет, добавляет Овеснов.

Доказать, что кредит — это кредит

Доказать, что договор займа действительно является таковым, можно только одним способом: исполнять условия такого договора, то есть погашать его — хотя бы частями, считает Овеснов.

Если налогоплательщик сможет доказать деловую цель выдачи займа, расходы в виде процентов по кредиту можно включать во внереализационные, говорит юрист правового департамента HEADS Consulting Константин Ханин. Чтобы избежать претензий налоговой, компании надо доказать, что получение кредитных средств от материнской компании позволит налогоплательщику решить вопросы по стабильному производству и реализации продукции, сохранить объем выпускаемой продукции и обеспечить доходность предприятия. Также необходимо доказать фактическую возможность компании вернуть полученные денежные средства.

ФНС при проведении проверок исследует документооборот и реальность хозяйственных операций, указывает Денис Савин, поэтому компании должны заблаговременно позаботиться об обосновании привлечения заемных средств от учредителей, а также составлять юридически корректные договоры займов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector