По мнению инспекции, цена сделки ниже рыночной. Как доказать, что это не важно для налога на прибыль

Цены в неконтролируемых сделках: быть или не быть проверке

Вправе ли территориальные ИФНС проверять на рыночность цены в сделках между взаимозависимыми лицами

Как вы знаете, налоговики могут проверять соответствие цен по сделкам между взаимозависимыми лицами актуальным рыночным ценам. И если в результате проверки обнаружится занижение цены, то налоги доначислят, как если бы цена сделки была рыночной, аналогичной ценам по сделкам между компаниями, которые взаимозависимыми не являютс я п. 1 ст. 105.3 НК РФ . Это и есть принцип «вытянутой руки», основополагающий в трансфертном ценообразовании.

При этом проверять цены на рыночность в рамках обычных выездных и камеральных проверок нельзя, это делается только в рамках специальных проверо к п. 1 ст. 105.17 НК РФ . И право проводить такие проверки предоставлено исключительно ФНС п. 2 ст. 105.3 НК РФ .

Но даже ФНС может проверить цены по сделкам между взаимозависимыми лицами, только если эти сделки отвечают определенным условиям, то есть являются контролируемым и ст. 105.14 НК РФ . А что со сделками, которые условиям контролируемости не отвечают? Может ли проверить цены в такой сделке территориальная инспекция в рамках обычной выездной или камеральной проверки?

С чего все началось

Начало дискуссии между инспекциями и налогоплательщиками положили выпущенные в 2012 г. разъяснения Минфин а Письмо Минфина от 18.10.2012 № 03-01-18/8-145 , которые были адресованы ФНС и которые налоговая служба довела до инспекторов на места х Письмо ФНС от 02.11.2012 № ЕД-4-3/18615 . В этих разъяснениях специалисты финансового ведомства сформулировали такую позицию: все сделки между взаимозависимыми лицами делятся на контролируемые и неконтролируемые. Смысл же такого разделения, по мнению финансистов, сводится к следующему:

  • о совершении контролируемых сделок налогоплательщики обязаны уведомлять налоговые органы, а также должны представлять соответствующую документацию по запросу ФНС при проведении ею проверки цен по сделкам между взаимозависимыми лицами на рыночность;
  • о неконтролируемых сделках сообщать налоговикам взаимозависимые компании не должны. Но это вовсе не значит, что ценовой контроль по таким сделкам невозможен. Просто в этом случае определение фактической цены сделки, по которой налоговики подозревают занижение налогов, может производиться в ходе обычных выездных и камеральных проверок. При этом ревизоры должны доказать нереальность сделок, а как один из инструментов для оценки полученной компанией необоснованной налоговой выгоды могут использовать методы определения доходов для целей налогообложения в сделках между взаимозависимыми лицами, прописанные в гл. 14.3 НК РФ Письмо Минфина от 26.12.2012 № 03-02-07/1-316 .

Особый случай, если речь идет о неконтролируемых сделках, в которых налоговая база, согласно отдельным положениям части второй НК РФ, исчисляется исходя из рыночных цен ст. 105.3 НК РФ . Тогда для доначисления налогов достаточно установить факт занижения цены в сделке с использованием методов, прописанных в гл. 14.3 НК РФ. Например, отмечают в Минфине, это касается реализации товаров (работ, услуг) по товарообменным (бартерным) операциям или на безвозмездной основе, передачи права собственности на предмет залога залогодержателю при неисполнении обеспеченного залогом обязательства, передачи товаров при оплате труда в натуральной форме.

В более поздних письмах Минфин уточняет, что по общему правилу проверять цены по неконтролируемым сделкам не могут ни ФНС, ни территориальные инспекции. За исключением опять же операций, налоговая база по которым в силу прямого указания в НК РФ определяется на основе рыночной цены с учетом положений ст. 105.3 НК РФ. По ним инспекции могут проводить ценовой контроль в рамках выездных и камеральных проверо к Письмо Минфина от 19.06.2015 № 03-01-18/35527 .

Налоговики посчитали, что Минфин разрешил контролировать все сделки

При таком толковании норм НК РФ получается, что речь идет просто о разграничении полномочий между ФНС и территориальными налоговыми органами. И территориальные инспекции в ходе обычных проверок могут сколько угодно проверять на соответствие рыночному уровню цены по неконтролируемым сделкам, используя те же методы, что и ФНС при проверке цен по контролируемым сделкам. Именно так истолковали разъяснения Минфина налоговик и Письма ФНС от 16.06.2015 № ЕД-2-13/710@ (п. 3), от 16.09.2014 № ЕД-4-2/18674@ . Правда, специалисты ФНС также обратили внимание на то, что для применения положений гл. 14.3 НК РФ проверяющим необходимо доказать получение плательщиком необоснованной налоговой выгоды, в том числе путем уменьшения налоговой базы посредством манипулирования ценами в сделках. Но на практике проверяющие нередко считают, что все сделки между взаимозависимыми лицами так или иначе направлены на уклонение от уплаты налогов. И доначисляют проверяемому плательщику налоги, просто определив, что цены в сделке с взаимозависимым контрагентом не соответствуют рыночным.

Заметим, что в своих письмах Минфин и ФНС нередко используют термин «манипулирование ценами». Подразумевается под этим перераспределение доходов в пользу компании, применяющей пониженные ставки или иные налоговые преференции, имеющей убытки, которые могут быть учтены при формировании базы по прибыли, и т. д. Письмо ФНС от 30.09.2015 № ЕД-4-2/17078@ При обнаружении такого манипулирования ценами инспекция должна доказать получение плательщиком необоснованной налоговой выгоды, в том числе посредством использования методов, установленных гл. 14.3 НК РФ. По сути, это еще один аргумент ведомств в пользу контроля цен инспекторами на местах.

Что говорят суды

Судебная практика подтверждает: инспекции трактуют НК РФ весьма широко, считая, что проверять можно цены в любых сделках, заключенных между взаимозависимыми лицами и не отвечающих признакам контролируемых сделок.

Так, одна из организаций (которой инспекция по результатам выездной проверки доначислила НДС и налог на прибыль, признав цены нерыночными) попыталась оспорить в Верховном суде РФ разъяснения Минфина, послужившие отправной точкой для фантазий налоговико в Письмо Минфина от 18.10.2012 № 03-01-18/8-145 . Это не удалос ь Решение ВС от 01.02.2016 № АКПИ15-1383 . И Минфин не замедлил сообщить об этом налогоплательщика м Письмо Минфина от 25.02.2016 № 03-01-11/10321 . Однако документ признали не противоречащим закону по одной причине: Письмо было адресовано непосредственно ФНС. Судьи пришли к выводу, что в нем нет положений, позволяющих территориальным инспекциям проводить ценовые проверки. Ведь в Письме говорится о необходимости доказывать в рамках выездных и камеральных проверок получение проверяемой компанией необоснованной налоговой выгоды, что нельзя приравнять к ценовому контролю, который производится только ФНС в отношении контролируемых сделок. А никакого согласия с правоприменительной практикой по этому Письму, сложившейся на уровне территориальных инспекций, судьи ВС РФ не выражали.

Что же касается предметных судебных споров с налоговиками, то тут единого мнения у судей нет. До последнего времени значительная часть судов считала, что инспекции в принципе вправе проверять соответствие цен рыночному уровню по неконтролируемым сделкам, заключенным между взаимозависимыми лицами, и доначислять налоги, если цены занижен ы Постановления АС МО от 25.04.2016 № Ф05-4705/2016 ; АC ЗСО от 11.12.2015 № Ф04-28009/2015 . И спор в итоге нередко решался не в пользу налогоплательщик а Постановления АC ДВО от 19.08.2015 № Ф03-3190/2015 ; 4 ААС от 02.12.2015 № 04АП-5767/2015 . Например, в одном деле применение заведомо нерыночной цены при продаже объектов недвижимости взаимозависимым гражданам повлекло для компании плачевные последствия. По результатам выездной проверки было доначислено налогов на сумму почти 70 млн руб., и судьи трех инстанций с этим согласилис ь Постановление АС МО от 14.12.2015 № Ф05-17464/2015 .

Споры налоговиков с фирмами напоминают перетягивание каната: первые стараются убедить суд в том, что вправе проверять рыночность цен, вторые — в обратном

Вместе с тем налоговикам не всегда удается доказать правомерность доначислений, даже если само право инспекции на проверку цен не оспаривается. Например, суд отменил решение налоговиков, указав, что инспекция при установлении рыночной стоимости аренды не исследовала характеристики и состояние спорных нежилых помещени й Постановление АС ЦО от 27.05.2015 № Ф10-1080/2015 . Очень часто суды не признавали сопоставимыми сделки, на основании анализа которых проверяющими определялась рыночная цена по сделке с взаимозависимым лицо м Постановления АС СЗО от 18.02.2016 № А05-4564/2015 ; АС ВВО от 11.12.2015 № Ф01-4987/2015 ; АС ЗСО от 19.05.2015 № Ф04-18497/2015 . Или суд приходил к выводу, что сопоставимые сделки отбирались произвольно, с максимальными значениями цен, что позволяло инспекции увеличить доначислени я Постановления АC ЗСО от 11.12.2015 № Ф04-28009/2015 ; 11 ААС от 21.01.2016 № 11АП-14018/2015 .

Кроме того, судьи указывают: использование методов, установленных гл. 14.3 НК РФ, не освобождает инспекцию от обязанности доказать, что компания в силу использования в сделке с взаимозависимым лицом цены, отличной от рыночной, получила необоснованную налоговую выгоду. Например, сам по себе факт предоставления беспроцентного займа взаимозависимой организации или передачи ей имущества в аренду по цене ниже рыночной не означает получения какой-либо налоговой выгоды плательщиком. А значит, и нет оснований для начисления налогов с разницы между фактической ценой сделок и ценой рынк а Постановления АС ЗСО от 16.02.2016 № Ф04-28821/2015 ; АС ВВО от 14.10.2015 № Ф01-3946/2015 .

Если же не доказана взаимозависимость сторон сделки, то и речи о контроле цен быть не може т Постановления АС ВСО от 20.08.2015 № Ф02-4043/2015 ; АC ЗСО от 22.01.2015 № Ф04-14081/2014 .

Лишь в некоторых случаях суды отмечали, что территориальные ИФНС вообще не имеют полномочий проверять на рыночность цены по сделкам, поскольку такие проверки относятся исключительно к компетенции ФНС Постановления АС ПО от 08.04.2016 № Ф06-5963/2016 ; 11 ААС от 23.03.2016 № 11АП-2621/2016 ; 7 ААС от 16.02.2016 № 07АП-167/2016 . При этом нормы НК РФ не предусматривают, что цена сделки, не признаваемой контролируемой, может проверяться в рамках обычных камеральных и выездных проверок.

Точки над i расставил Верховный суд

В конце концов один из таких споров дошел до Верховного суда. И судьи высказались однозначно: при проведении выездной проверки инспекция вышла за пределы своих полномочий, произведя на основании положений гл. 14.3 НК РФ корректировку цен по сделкам проверяемой компании с взаимозависимыми лицам и Определение ВC от 11.04.2016 № 308-КГ15-16651 . Ведь по сравнению с правовым регулированием контроля цен, действовавшим до 2012 г. ст. 40 НК РФ , положения разд. V.1 НК РФ сузили круг контролирующих органов, имеющих право на проверку цен по сделкам между взаимозависимыми лицами. На данный момент такие полномочия предоставлены исключительно ФНС.

Кроме того, законодатель установил специальные процедуры проведения ценового контроля, в том числе сроки проверок, возможность заключения с ФНС соглашения о ценообразовании, право на симметричную корректировку и т. д. И таким образом, из числа сделок, подлежащих ценовому контролю, исключены сделки между взаимозависимыми лицами, не имеющие признаков контролируемых, а также сделки, по которым объем доходов не превышает установленные ст. 105.14 НК РФ суммовые критерии. Контроль соответствия цен, примененных в контролируемых сделках, не может быть предметом выездных и камеральных проверок.

Установив взаимозависимость участников сделки, не имеющей признаков контролируемой, инспекция может доначислить налоги только в том случае, если докажет получение плательщиком необоснованной налоговой выгоды, то есть нереальность заключенных сделок, их направленность исключительно на минимизацию налоговых платежей, возмещение налогов из бюджета и т. д. Сама же по себе взаимозависимость участников сделок в отсутствие подобных обстоятельств не может служить доказательством получения компанией необоснованной налоговой выгоды и основанием для доначисления налогов.

Какие выводы можно сделать из вышесказанного? Наверняка в дальнейшем попытки районных инспекций доначислить налоги по неконтролируемым сделкам только из-за того, что примененные в них цены не соответствуют рыночным, будут пресекаться судами. Так, по интересующей нас теме уже появилось новое решение АС Северо-Кавказского округа. Ранее спор о правомерности контроля цен в рамках выездной проверки, решенный этим судом в пользу ИФНС, и стал предметом исследования Коллегии по экономическим спорам ВС РФ. Теперь окружные судьи исправились, повторив в своем вердикте выводы надзорной инстанци и Постановление АC СКО от 04.05.2016 № Ф08-2441/2016 .

РАССКАЗЫВАЕМ РУКОВОДИТЕЛЮ

Как и прежде, не стоит надеяться на поддержку суда, если инспекция докажет, что взаимозависимые контрагенты использовались компанией для заключения фиктивных сделок, например направленных на возмещение НДС из бюджета. К ценовому контролю это не имеет никакого отношени я Постановления 4 ААС от 10.05.2016 № А10-6312/2015 , от 10.05.2016 № А19-11505/2015 .

Читать еще:  Договор с физическим лицом на оказание услуг

Вместе с тем ИФНС вполне могут использовать методы гл. 14.3 НК РФ и в дальнейшем, но только как один из способов суммовой оценки выявленной необоснованной налоговой выгоды. Скорее всего, и суды не будут против этого. Например, в одном из недавних споров инспекция с использованием методов гл. 14.3 НК РФ установила рыночную стоимость автомобиля, проданного компанией взаимозависимому лицу — дочери одного из учредителей (он же генеральный директор компании) — по цене в 60 раз ниже рыночной. Проверяющие доначислили компании НДС и налог на прибыль, и суд их поддержа л Постановление 12 ААС от 27.01.2016 № 12АП-12420/2015 .

Какими способами можно доказать реальность сделки

Сделки, которые совершаются не в реальности, а на бумаге, – предмет деятельности фирм-однодневок, с которыми постоянно сражается налоговая служба. Если контрагент будет заподозрен в «проблемности», налоговики в ходе проверки могут попытаться доказать, что хозяйственная операция не имела места в действительности, а только значится таковой по документам. И даже если в настоящий момент все хорошо, в будущем контрагент может быть взят проверяющими органами на заметку. Поэтому всегда лучше иметь на руках доказательства чистоты и добросовестности совершения сделки в тот момент, когда это происходило.

Рассмотрим, как можно противодействовать попыткам налоговиков признать сделку не имевшей места в действительности.

Кто и что должен доказывать

Если контрагент, с которым фирма имела финансовые дела, признан недобросовестным (иными словами, относится к числу «однодневок»), проверок налоговых органов не избежать. Инспекторы будут рассматривать каждую сделку на предмет получения неправомерной налоговой выгоды. При этом они изучают:

  • движение денежных и товарных потоков (ведет ли фирма деятельность или только «пропускает» через себя деньги и товары);
  • возможную взаимозависимость участников сделки;
  • вероятность налоговой выгоды.

Каждое из этих положений в отдельности еще не является доказательством ненадежности контрагента. Поэтому, несмотря на то что бремя доказательств законодательно лежит на налоговой, в интересах фирмы подтверждать реальность своих сделок самостоятельно. При установлении фиктивности договоров фирма, совершившая сделку с однодневкой, может быть лишена вычета по НДС и/или списания расходов по налогу на прибыль.

ВАЖНО! Налоговая инспекция должна доказать, что сделок с недобросовестным партнером в действительности НЕ БЫЛО, а фирма-налогоплательщик – опровергнуть это утверждение, доказав реальность сделок.

На что «смотрит» налоговая

Что именно вменено в обязанность налоговикам в качестве поиска доказательств:

    Подконтрольность недобросовестного партнера налогоплательщику. Если будет выявлена финансовая или иная зависимость контрагента от фирмы, с которой он заключил сделку, то совершенно ясно, что это сделано с целью получения налоговой выгоды. Создавать фирмы-однодневки запрещено законом, а в этой ситуации налогоплательщик не мог не знать, что он сотрудничает с такого рода контрагентом.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Такого рода нарушение встречается не так часто, добросовестные фирмы предпочитают не идти на сознательное нарушение закона и не создавать собственных однодневок.

  • Почему именно этот партнер. Чаще встречается ситуация, когда контрагенты не связаны между собой. Если один из них оказался недобросовестным, налоговая будет исследовать вопрос, почему он был выбран для сотрудничества. Причины выбора контрагента очень важны в доказательстве реальности сделки. Вот почему крайне важно уделять внимание проверке благонадежности потенциального партнера до совершения сделок.
  • Подписи на документах. Все документы, подписанные от имени контрагентов, должны иметь подписи лиц, имеющих на это соответствующие полномочия. Если окажется, что таковых полномочий подписавшее лицо не имело либо оно вообще не установлено, сделка может быть признана фиктивной.

    К СВЕДЕНИЮ! Несовпадающие подписи не могут служить единственным доказательством, особенно в суде, ведь в реальной жизни у партнеров редко имеются возможности производить сличение подписей в паспортах уполномоченных лиц и на документах при заключении сделки.

  • Оценка достаточности и разумности проверки контрагента. Если налогоплательщик не позаботился о проверке добросовестности будущего партнера, он сам виноват, если тот окажется однодневкой. Необходимо предпринимать ряд мер, устанавливающих «адекватность» партнеров, и пренебрежение ими недопустимо. Налоговики будут исследовать следующие моменты:
    • существует ли установленный порядок отбора контрагентов;
    • если существует, был ли он нарушен в случае выбора данного контрагента;
    • имел ли налогоплательщик дело с другими недобросовестными агентами раньше;
    • как именно проверялась платежеспособность потенциального партнера, его деловая репутация, наличие необходимых условий для выполнения сделки;
    • как оценивалась коммерческая составляющая сделки.
  • Формирование доказательной базы

    Чтобы сформировать доказательства фиктивности сделки, сотрудники налоговой будут обращать внимание на такие обстоятельства и подробно их анализировать:

    1. Предварительный контакт. Были ли предварительные встречи или звонки между руководством или уполномоченными лицами налогоплательщика и потенциального партнера? Отсутствие личных контактов – почти гарантия нереальности сделки.
    2. Доказательства обсуждений. Обговаривались ли условия сделки? Если да, то, значит, она имела место в действительности. Подтверждения могут быть документальные (например, проект договора) и свидетельские.
    3. Осведомленность налогоплательщика. Знает ли контрагент, где именно находятся, к примеру, склады или торговые площади партнера? Если сделка имела место, он не может быть не осведомлен о таких важных моментах.
    4. Как получили информацию о контрагенте? Налоговая заинтересуется, откуда налогоплательщик получил сведения о партнере, если у того нет своего сайта, он не размещал рекламу в СМИ, не имеет рекомендаций от других партнеров и т.п.
    5. Проверяли ли лицензию? Если для осуществления деятельности контрагенту была необходима лицензия, а он ее не имеет, то налицо недостаточная проверка его добросовестности.

    Рекомендации добросовестным налогоплательщикам

    Самым простым способом избежать неприятностей с налоговой был бы совет не сотрудничать с однодневками. Однако от столкновения с ними никто не застрахован. Даже самая тщательная предварительная проверка может не дать негативных результатов, и при этом в контрагентах окажется недобросовестный партнер.

    Например, фирма давно работает с данным контрагентом, не сомневается в нем, заказывает товар или услугу, и слышит ответ: «Это мы делаем через такую-то компанию». Товар получен, но потом выясняется, что «такая-то» компания оказалась однодневкой, и вот у добросовестного налогоплательщика появляются проблемы. Если он сможет доказать, что сделка была реальной, недобросовестность контрагента в данном контексте не будет иметь значения – он получит свой вычет НДС и включение расходов в базу налога на прибыль. Поэтому нужно позаботиться о своевременной фиксации доказательств, которые будут признаны налоговиками или судом.

    ВНИМАНИЕ! Если фирма получила запрос из налоговой о предоставлении документов, касающихся взаимоотношений с тем или иным агентом, это повод не ждать налоговой проверки, а исчерпывающе оказать свою добросовестность.

    Доказательства предварительной проверки контрагента

    Необходимо сохранять все данные проверки будущего партнера в виде бумажных документов или их сканов или скринов в электронном виде. Проверка должна проводиться не столько, «чтобы быть спокойным самому», сколько для того, чтобы обелить налогоплательщика в случае претензий к контрагенту. Среди этих документов могут числиться:

    • данные из открытых источников (реестры Минюса, ФНС, плательщиков НДС и т.п.);
    • дополнительные документы (не только учредительные, но и доказывающие наличие материально-технической базы, необходимой для оказания услуги или поставки товара).

    Регламент заключения договоров

    С юристом или самостоятельно руководству следует разработать и утвердить внутренний нормативный документ, регламентирующий способ отбора контрагентов, и в дальнейшем не нарушать эту процедуру при отборе новых потенциальных партнеров.

    Аккуратная первичка

    Следует составить перечень основных хозяйственных операций, которыми занимается фирма, и соответствующий им набор обязательных первичных платежных документов:

    • накладные;
    • акты выполненных работ или оказанных услуг;
    • отчеты о выполненной работе;
    • счета-фактуры;
    • счета на оплату;
    • технические заявки и др.

    Набор первичной документации, доказывающей реальность сделки, будет отличаться в зависимости от предмета конкретной сделки: поставка товара, оказание услуги, выполнение работы.

    Обязателен контроль составления всей первичной документации, сопровождающей сделку, и ее непременное сохранение. Чем больше корректной первичной документации, тем меньше вопросов у налоговой по поводу реальности сделки.

    Дополнительные доказательства

    Приведенные выше рекомендации должны стать частью повседневной деятельности компании. Но иногда можно применить и дополнительные доказательства, уже прошедшие «обкатку» судебной практикой:

    1. Прозрачная дальнейшая судьба предмета сделки. Если налоговые органы сомневаются в реальности сделки с материальными объектами либо правом на имущество, их может убедить отслеживание пути этого товара. Если фирма-налогоплательщик использует их в производстве, продала третьим лицам или они имеются в наличии, сделка не может быть фиктивной.
    2. Налог на имущество платится только с реальных товаров! Если налоговая признала объект спорной сделки базой налога на имущество, значит, сделка была действительной либо налог на имущество окажется переплаченным. Это может быть дополнительным аргументом против налоговой в суде.
    3. «От противного». Фирма может обратиться в третейский суд с иском о признании сделки недействительной и взыскании расходов по ней с контрагента. Тогда доказательства реальности сделки будут подтверждены другой инстанцией. Если сделка была реальна, это будет несложно, тем более истец сам в этом заинтересован. Третейское решение – сильный аргумент, хотя формально оно не имеет законодательной силы для арбитражного суда.
    4. Заключение стороннего эксперта. Закон разрешает налогоплательщику самостоятельно проводить экспертизу по существу дела. Это затратный способ для ответчика, но в случае выигрыша дела расходы возместит налоговая. Экспертиза будет особенно уместна, если налоговики обвиняют в завышении указанных расходов.
    5. Свидетельские показания. Налоговики могут вызывать свидетелей по своему усмотрению, но если дело доходит до суда, там это право есть и у налогоплательщика. Он подает ходатайство о заслушивании свидетеля, отмечая в нем, какие обстоятельства дела он может прояснить (например, видел, как разгружали привезенный товар и т.п.). Реальность сделки может быть подтверждена свидетельскими показаниями, и чем их больше, тем лучше.

    Гораздо лучше и эффективнее не собирать доказательства по факту налоговых требований, а иметь их наготове всегда и по любой сделке, особенно с высоким суммовым порогом или увеличенной степенью риска.

    Кто такие взаимозависимые лица и почему их не любит налоговая

    Объясняем, кто такие взаимозависимые лица, по каким признакам они определяются, почему взаимозависимость важно учитывать при выборе контрагентов, зачем налоговая отслеживает такие отношения между налогоплательщиками и что за это грозит.

    Кто такие взаимозависимые лица

    В категорию взаимозависимых попадают физические или юридические лица, отношения между которыми определяют результаты их сделок. Взаимозависимость может возникать в разных «комбинациях»: между физлицами, между юрлицами или между теми и другими. И она считается негативным критерием, если в совокупности с другими факторами намекает на признание налоговой необоснованной выгоды. Отношения, характеризуемые как взаимозависимые, могут указывать на то, что налогоплательщик был осведомлен о нарушениях контрагента, но не счел нужным как-то отреагировать и предпринять меры.

    Вот почему на такую важную деталь, как взаимозависимость между контрагентами, налоговая при проверках обращает внимание не меньше, чем на анализ денежных и товарных потоков. Инспекторы могут доказать, что налогоплательщик знал о том, что контрагент не платит налоги, так как является взаимозависимым с ним, и, следовательно, признать необоснованную налоговую выгоду.

    Большинство сделок между взаимозависимыми лицами являются контролируемыми (для этого они должны соответствовать определенным критериям), и о них надо сообщать в ФНС до 20 мая каждого календарного года.

    Критерии взаимозависимости определены в Налоговом кодексе (п. 2 ст. 105 НК РФ):

    • одно физлицо находится в подчинении у другого;
    • родственные связи между физлицами (родственниками считаются не только супруги, родители и дети, но и братья, сестры, опекуны и подопечные);
    • доля участия одной организации в другой превышает 25%;
    • доля участия лица в одной или нескольких организациях превышает 25%;
    • не менее 50% состава исполнительного органа в одной или нескольких организациях избраны по решению одного и того же лица;
    • более 50% состава исполнительного органа организаций составляют одни и те же физлица;
    • лицо осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа в одной или нескольких организациях;
    • доля прямого участия каждого предыдущего лица в каждой последующей организации превышает 50%.

    Лица могут сами признавать себя взаимозависимыми (п. 6 ст. 105.1 НК РФ) или их может признать фактически взаимозависимыми суд, например, если руководителей разных компаний связывают дружеские отношения и они устанавливают нерыночные условия в совместных сделках (п. 7 ст. 105.1 НК РФ).

    Читать еще:  Участник ООО не согласен с решением общего собрания. При каких условиях это решение можно признать недействительным

    При этом само по себе участие субъектов РФ или муниципальных образований в организациях не является признаком взаимозависимости (п. 5 ст. 105.1 НК РФ), так же как и влияние более крупных компаний на условия сделки (п. 4 ст. 105.1 НК РФ).

    Участие физлица и юрлица в компании определяется по общему вкладу его самого и всех его взаимозависимых лиц. Под итоговой долей понимается сумма долей прямого и косвенного участия. Последнее определяется расчетным путем (пп. 3 п. 3 ст. 105.2 НК РФ).

    Перед проведением расчетов нужно вычислить прямую долю в отношении каждого из звеньев каждой последовательности участия. Если последовательностей участия несколько, косвенные доли суммируются.

    Как получить одобрение сделки

    Один и тот же генеральный директор может управлять неограниченным количеством юридических лиц и заключать неограниченное количество сделок. Налоговые риски несут только нерыночные цены и другие финансовые условия в сделках.

    Если гендиректор не единоличный орган управления, он должен сообщить участникам общества информацию о юрлицах, в которых занимает руководящую должность, и сделка должна быть одобрена общим собранием участников, не заинтересованных в сделке.

    Если цена сделки не превышает 2% от стоимости имущества компании, сделку может одобрить совет директоров (п. 7 ст. 45 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

    Сами по себе сделки между взаимозависимыми сторонами не являются незаконными, но при условии если в них соблюдены те же условия, что и в сделках между не связанными друг с другом физическими или юридическими лицами (п. 1 ст. 105.3 НК РФ).

    К условиям относится не только цена сделки, но и правила передачи товара, отсрочка или рассрочка платежа, правила страхования. Если в результате нерыночных условий одна из сторон несет лишние расходы и недополучает доходы, эти сделки могут привлечь внимание налоговой, потому что такие доходы должны учитываться для условий налогообложения.

    Что такое контролируемые сделки

    Налоговая тщательно проверяет сделки между взаимозависимыми лицами. Для нее важно, что суммы выплат между лицами не были уменьшены или завышены с целью искусственного увеличения налогооблагаемой базы и получения большего налогового вычета или искусственного уменьшения налогооблагаемой базы и снижения суммы налога. К сделкам относятся отдельные операции (отгрузка товаров, выполнение работ, оказание услуг), в том числе операции по передаче имущественных прав и по выдаче и получению займов.

    Сделки между взаимозависимыми лицами относятся к контролируемым (ст. 105.14 НК РФ). Контролируются сделки, которые требуют учета доходов и расходов, что приводит к увеличению или уменьшению налоговой базы на прибыль.

    Уведомление о контролируемых сделках за предыдущий год нужно сдавать до 20 мая по форме уведомления, утвержденной Приказом ФНС РФ от 07.05.2018 N ММВ-7-13/249@. Если этого не сделать, то будет выставлен штраф в размере 5000 руб. (ст. 129.4 НК РФ).

    Виды операций между взаимозависимыми лицами, о которых надо сообщать в инспекцию, перечислены в ст. 105.14 НК РФ. К ним относят заключение договора между взаимозависимыми лицами — резидентами РФ, сумма доходов по которым за соответствующий календарный год превышает 1 млрд руб.

    Например, если одна компания продала другой компании, использующей упрощенку, недвижимость без НДС стоимостью более 60 млн руб., она обязана подать уведомление в налоговую о контролируемых сделках до 20 мая.

    Общую сумму доходов нужно считать, суммируя все сделки с контрагентом за год: покупки, продажи, оказание услуг (Письмо Минфина России от 11.02.16 № 03-01-18/7239).

    Считаются контролируемыми (при условии, что суммарный годовой оборот обоих контрагентов по сделкам превышает 60 млн руб.) сделки, в которых один из участников:

    • платит налоги по общей системе налогообложения;
    • платит налог на добычу полезных ископаемых, а предмет договора — добытое полезное ископаемое;
    • не должен платить налог на прибыль;
    • имеет отношение к «Сколково»;
    • является резидентом особой экономической зоны с льготным налогообложением прибыли;
    • один из участников использует ЕНВД или ЕСХН (в этом случае годовой оборот обоих участников должен превысить 100 млн руб.).

    Не считаются контролируемыми:

    • сделки между взаимозависимыми лицами, которые не должны платить налог на прибыль организаций. (пп. 4 п. 2 ст. 105.14 НК РФ);
    • сделки между взаимозависимыми лицами на общую сумму менее 1 млрд руб. за календарный год (пп. 1 п. 2 ст. 105.14 НК РФ);
    • если взаимозависимые лица рассчитываются по УСН.

    Приравниваются к контролируемым:

    • внешнеторговые сделки с некоторыми товарами (нефтепродукты, черные и цветные металлы, минеральные удобрения, драгоценные металлы и драгоценные камни). Общегодовой доход по такой операции должен превысить 60 млн руб.;
    • сделки, в которых один из участников — контрагент-резидент государства или территории из Приказа Минфина от 13.11.07 №108н или его постоянный представитель в РФ (Письмо Минфина России от 17.01.2013 № 03-01-18/1-4);
    • когда контрагенты привлекают сторонних посредников между двумя взаимозависимыми лицами без ограничений по сумме дохода (Письмо Минфина России от 14.11.12 № 03-01-18/9-169).

    Что грозит за взаимозависимые отношения?

    Сделки между взаимозависимыми лицами могут контролироваться ФНС, так как взаимозависимость при заключении сделок считается вероятностью воздействия на действия зависимого лица (п. 1 ст. 105.1 НК РФ).

    Взаимная зависимость важна при взыскании у налогоплательщика недоимки по счетам зависимого лица, если подтвердится, что ему передалась доля выручки или активов налогоплательщика с недоимкой, в том числе через цепочку лиц.

    Взаимозависимость — это эффективный «инструмент» для налоговой, позволяющий выяснить, уменьшена ли облагаемая база по налогам, например, если налогоплательщик утаил то, что купил недвижимость у взаимозависимого лица или если льгота по налогу на имущество было применена неправомерно.

    Если налогоплательщик искусственно пытается сделать сделку неконтролируемой или манипулирует ценами в сделках, чтобы получить необоснованную налоговую выгоду, ФНС может признать лица фактически взаимозависимыми (п. 7 ст. 105.1 НК РФ), а сделку между ними контролируемой (п. 10 ст. 105.14 НК РФ), но для этого ей нужно доказать факт получения необоснованной налоговой выгоды (Письма Минфина от 26.12.2012 № 03-02-07/1-316, от 26.10.2012 № 03-01-18/8-149).

    Если стоимость сделки между взаимозависимыми лицами была ниже рыночной, налоговая может начислить дополнительные налоги (гл. 14.2 НК РФ).

    ФНС проверяет, правильно ли уплачены налоги (п. 4 ст. 105.3 НК РФ) и, если они были занижены, корректирует налогооблагаемые базы. Все доначисления должны быть симметричными (ст. 105.18 НК РФ), то есть цена по сделке корректируется сразу у обоих сторон и у одной стороны налог может вырасти, а у другой — уменьшиться.

    При неполной уплате или неуплате налога из-за нерыночных цен в сделках между взаимозависимыми лицами начисляется штраф в размере 40% от неуплаченной суммы налога, не менее 30 000 руб. (ст. 129.3 НК РФ).

    При неправомерном непредставлении уведомления о контролируемых сделках и за представление недостоверных сведений в уведомлении о контролируемых сделках начисляется штраф в размере 5000 руб. (ст. 129.4 НК РФ).

    Налоговая может доначислить НДФЛ по предпринимательской деятельности, налог на добычу полезных ископаемых и НДС, если другая сторона сделки не должна платить НДС. Налоги могут быть доначислены только продавцу.

    Налогоплательщик освобождается от ответственности, если докажет, что цены в сделке были рыночными или что он заключил соглашение о ценообразовании.

    Какие налоги проверяют

    При налоговом контроле проверяют (п. 2 ст. 105.3 НК РФ) полноту начисления и уплаты:

    • налога на прибыль организаций
    • НДФЛ
    • налога на добычу полезных ископаемых
    • НДС

    Чтобы проверить добросовестность заключенных сделок, ФНС использует метод сопоставимых рыночных цен, метод цены последующей реализации, затратный метод, метод сопоставимой рентабельности и метод распределения прибыли (ст. 105 НК РФ).

    При проверках налоговая может запросить следующие документы:

    • состав участников сделки;
    • описание сделки и ее условий;
    • обоснование причин использования выбранного метода;
    • сумма доходов и расходов в результате сделки;
    • корректировка налоговой базы и суммы налога;
    • сведения об экономической выгоде в результате сделки;
    • факторы, влияющие на цену или рентабельность сделки.

    ФНС вправе проверять контролируемые сделки за три года, предшествующие году, в котором вынесено решение о проведении проверки. По общему правилу срок проверки не должен превышать шести месяцев, но в исключительных случаях допустимо продление.

    Сделки, в которых цены автоматически признаются рыночными, нельзя контролировать (ст. 105.3 НК РФ). Этому соответствуют случаи, когда цены определены:

    • антимонопольными органами;
    • биржевыми торгами;
    • оценщиком, если по закону оценка обязательна;
    • соглашением о ценообразовании (гл. 14.6 НК РФ).

    Три случая, когда неконтролируемая сделка может стать контролируемой

    Правила признания сделки контролируемой зафиксированы в Налоговом кодексе весьма детально (см. «Какие сделки являются контролируемыми, и о каких сделках нужно уведомить налоговиков»). Тем не менее, за первый год действия данных правил неоднократно возникали ситуации, когда сделка, которую бухгалтер не относит к контролируемым, на самом деле оказывается таковой. И сейчас, когда уведомления по контролируемым сделкам сданы, крайне важно выявить такие сделки, чтобы успеть уточнить уведомление до тех пор, пока ошибку обнаружат налоговики.

    Ошибка первая: учитывается доход только одной стороны

    Некоторые сделки, напомним, попадают в разряд контролируемых только при превышении суммовых порогов, установленных Налоговым кодексом. Также суммовые пороги являются критерием для обязательной подачи уведомления по некоторым сделкам (см. «Какие сделки являются контролируемыми, и о каких сделках нужно уведомить налоговиков»). При этом в Налоговом кодексе вопросы подсчета данных суммовых порогов рассмотрены весьма скудно. Сказано лишь, что нужно суммировать доход по сделке. И тут кроется первый «подводный камень». Дело в том, что считать нужно доходы по всем сделкам, совершенным в течение года с одним и тем же взаимозависимым лицом. Причем, сделки необязательно должны быть однородными. Поясним.

    Предположим, что в мае вы заключили с взаимозависимым лицом договор займа, в сентябре с ним же — договор поставки, а в июле продали (или купили) этому лицу акции. В описанной ситуации для определения суммового порога (как для признания сделки контролируемой, так и для решения вопроса о необходимости представлять в налоговую инспекцию уведомление и документацию по сделкам) нужно просуммировать доходы по всем трем сделкам (см. письмо Минфина России от 18.05.12 № 03-01-18/4-65).

    Но это еще не все опасные тонкости. Налоговый кодекс, а вслед за ним и Минфин, требует, чтобы подсчитывался суммарный доход обеих сторон. Это означает следующее.
    Допустим, организация предоставила своему аффилированному лицу заем под 4 процента годовых, что явно ниже рыночной стоимости займа. А затем приобрела у него же оборудование. Так вот, для целей трансфертного ценообразования мы должны просуммировать доход, который получит организация по займу в виде процентов, и доход, который получит аффилированное лицо от продажи оборудования. И так по всем сделкам, заключенным между этими двумя лицами в течение года. При этом доходы второй стороны по сделке определяются либо на основании документов, предоставленных ею, либо расчетным методом по правилам НК РФ, установленным для метода начисления (см. письмо Минфина России от 06.08.13 № 03-01-18/31678). Понятно, что в таком случае нам потребуется письменно зафиксировать свои подсчеты. Сделать это можно, например, в бухгалтерской справке.

    Наконец, третий момент, касающийся подсчета суммовых критериев. В расчет включается именно сумма дохода по сделке, а не ее финансовый результат. Проще говоря, расходы при определении суммовых порогов не учитываются.

    Алгоритм определения контролируемой сделки

    Чтобы определить контролируемую сделку, надо:
    1. Выделить контрагентов, которые:
    — взаимозависимы
    — зарегистрированы в офшоре;
    — с которыми заключались внешнеторговые сделки по товарам, перечисленным в п. 5 ст. 105.14 НК РФ.
    2. Просуммировать доходы, полученные за год по всем сделкам с каждым таким контрагентом.
    3. Просуммировать доходы, полученные каждым из контрагентов в течение года от сделок с вами.
    4. Сложить данные цифры.

    Ошибка вторая: берутся договорные, а не рыночные цены

    Опишем еще одну распространенную ситуацию, которую нередко забывают учесть при решении вопроса о контролируемости сделки. Она связана с ценой сделки. По правилам Налогового кодекса в расчет должны приниматься рыночные цены, а не те цены, которые взаимозависимые лица указали в договоре — именно в этом суть правил о трансфертном ценообразовании. Эту истину повторяет и Минфин в своем письме от 05.10.12 № 03-01-18/7-137. Там отмечается, что сторона, предоставившая заем аффилированному лицу на льготных условиях (например, без процентов), для целей трансфертного ценообразования должна рассчитать свой доход по этой сделке, исходя из рыночных цен. И именно этот доход принимать при расчете всех суммовых критериев (как по отнесению сделки к контролируемой, так и по решению вопроса о подаче уведомления).

    Читать еще:  Три подхода судов к спорам о подписи в акте сверки

    Понятно, что данная логика применима не только к беспроцентным займам (хотя, конечно, это наиболее распространенный случай), но и ко всем вообще сделкам между взаимозависимыми лицами. Цены по таким сделкам надо всегда сравнивать с рынком, чтобы не ошибиться в расчетах суммовых критериев.

    Ошибка третья: искусственное дробление

    Третьей ситуации посвящено письмо Минфина России от 16.05.13 № 03-01-18/17074. В письме прокомментирована норма Налогового кодекса, которая гласит: в расчет суммовых критериев могут приниматься доходы не только двух сторон сделки, но и третьих лиц, если имеются признаки искусственного сокрытия контролируемой сделки, в том числе проведения ее через посредников, которые не принимают на себя никаких рисков (подп. 1 п. 1 и п. 10 ст. 105.14 НК РФ). Специалисты Минфина указали, что в таком случае для целей определения суммовых порогов нужно суммировать доходы всех участников такой цепочки сделок. Понятно, что в этом случае сделку, скорее всего, будут «превращать» в контролируемую по решению налоговиков. Давайте посмотрим, как это происходит.

    Как следует из пункта 1 статьи 105.16 Налогового кодекса, проверить полноту и правильность исчисления и уплаты налогов между взаимозависимыми лицами налоговики могут в трех случаях. Первый, самый простой, — на основании уведомления о контролируемых сделках. Однако понятно, что искусственно выведенные из-под признаков контролируемости сделки в такое уведомление не попадут ни у одной из сторон. Поэтому остаются второй и третий случаи, подразумевающие проведение камеральной или выездной проверки.

    Что же будет делать инспекция, если при проведении проверки обнаружит группу однородных сделок, «маскирующих» контролируемую? Начнем с того, что налоговики «на местах» никаких мер в этой связи предпринимать не уполномочены. Они лишь должны уведомить об этом ФНС России. Четкого порядка уведомления НК РФ не установил, но логично было бы предположить, что это будет происходить путем направления извещения и данных о таких сделках в ФНС России. То есть в порядке, аналогичном тому, что закреплен в пункте 6 статьи 105.16 НК РФ.

    Далее уже Федеральная налоговая служба будет решать: обращаться по этому делу в суд с требованием признать сделки контролируемыми или нет. Правильность такого подхода подтверждает и Минфин. В письме Минфина от 06.09.12 № 03-01-18/7-127 указано, что правом на проведение проверки, которое зафиксировано в статье 105.17 НК РФ, ФНС России может воспользоваться только в отношении конкретной контролируемой сделки. Поэтому пока суд не признает сделку контролируемой, эти правила не применяются. Проще говоря, проверить соответствие цен рыночным ФНС России не сможет даже получив от местной инспекции соответствующее извещение. Сначала придется пройти судебную процедуру по признанию сделки контролируемой.

    Тем не менее сбрасывать этот риск со счетов не стоит. Причем, данный риск может возникнуть и у добросовестных налогоплательщиков, законно использующих посреднические схемы при реализации продукции. Поэтому не лишним будет уже в момент совершения таких сделок формировать документы, подтверждающие, что сделки реальны и совершаются вовсе не с целью ухода от правил НК РФ о трансфертном образовании.

    Как ФНС будет доказывать контролируемость сделки

    Правил, разъясняющих процедуру судебного признания сделки контролируемой, Налоговый кодекс не содержит. Поэтому формироваться они будут самими судами в процессе рассмотрения таких дел. Однако можно предположить, что в ближайшее время какая-либо внятная практика по таким делам не появится. Тем не менее, на наш взгляд, в данном случае вполне можно провести параллели с делами по получению необоснованной налоговой выгоды, поскольку и в том, и в другом случае речь идет о доказывании того факта, что действия налогоплательщика заведомо направлены на создание условий, уменьшающих налоговое бремя. Причем, некоторые действия по получению необоснованной выгоды весьма похожи на те, что налогоплательщик может совершить для вывода сделки из-под контролируемости.
    Возьмем для примера ситуацию с дроблением бизнеса, когда те или иные функции передаются отдельным организациям, применяющим спецрежимы. За счет этого достигается налоговая экономия. Так вот, суды вовсе не склонны признавать все подобные действия незаконными. Например, ФАС Западно-Сибирского округа указал, что инспекторы по таким делам должны не просто указать на взаимозависимость контрагентов, но и подтвердить, что они действовали согласованно. Кроме того, нужно провести проверку всех участников и выявить, действительно ли цены по сделкам между ними не соответствуют рынку (см. постановление от 21.03.12 № А03-8363/2011).
    В другом деле инспекция пыталась доказать необоснованную выгоду в ситуации, когда товар последовательно перепродавался между взаимозависимыми лицами, по мнению инспекции, только на бумаге. Но доказать это ИФНС так и не смогла (см. постановление от 15.10.12 № А67-7082/2011). А в постановлении от 12.11.12 № А70-12931/2011 тот же ФАС Западно-Сибирского округа сделал общий вывод: приобретение товара у взаимозависимого лица не приравнивается к недобросовестности налогоплательщика. В каждом конкретном случае инспекторы должны доказать, что взаимозависимость привела к нерыночному ценообразованию, и это оказало влияние на обязательства перед бюджетом таким образом, что бюджету нанесен ущерб.
    Думается, что подобную же логику суды будут применять и в отношении споров о признании сделок контролируемыми.

    Налоговый контроль за ценой сделки

    В некоторых случаях налоговые инспекторы вправе проконтролировать, действительно ли установленные в договоре цены соответствуют рыночным. В частности, если в течение непродолжительного времени цена сделки отличается от других сделок с идентичными товарами (работами, услугами) более чем на 20 процентов. Но что считается непродолжительным периодом времени?

    По общему правилу, прописанному в пункте 1 статьи 40 Налогового кодекса, для целей налогообложения принимается та цена товара, работы или услуги, которая указана сторонами сделки. При этом, пока не доказано обратное, считается, что таковая соответствует уровню рыночной стоимости подобной продукции. Иными словами, Налоговый кодекс предоставляет ревизорам возможность проверить цену, на которой сошлись продавец и покупатель, на предмет «рыночности» и оспорить ее. Так, если инспекторам удастся доказать, что имеет место завышение или занижение цены сделки более чем на 20 процентов от рыночного уровня, то в целях налогообложения она будет пересчитана исходя из рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги. Для компании это, в частности, означает выявленный факт неправильного исчисления налога на прибыль и НДС, а в некоторых случаях и НДФЛ, а значит, и доначисление соответствующих сумм налогов и пеней за их несвоевременную уплату (п. 3 ст. 40 НК). Однако это вовсе не означает, что возможности влияния налоговиков на рыночную экономику в области ценообразования безграничны. Согласно пункту 2 статьи 40 Кодекса, заключаемые компанией сделки подконтрольны налоговикам лишь в следующих случаях:

    • если сторонами являются взаимозависимые лица;
    • если они представляют собой товарообменную (бартерную) операцию;
    • если носят внешнеторговый характер;
    • если цена сделки более чем на 20 процентов отклоняется в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

    Таким образом, прежде чем оценивать правильность цены, ревизоры должны еще доказать, что совершенная фирмой сделка подпадает под признаки, установленные пунктом 2 статьи 40 Кодекса. Причем если речь идет о бартерных или внешнеторговых сделках, то их «контролируемость» фактически очевидна. Основания для признания сторон сделки взаимозависимыми установлены статьей 20 Налогового кодекса. А вот такому признаку «подконтрольности» сделки, как отклонение цены свыше установленного предела, стоит уделить особое внимание.

    С чем сравнивать?

    Обратите внимание, что в статье 40 Налогового кодекса упоминаются два вида колебания цены. Об одном из них говорится в подпункте 4 пункта 2 данного положения, о другом — в пункте 3. Первый определен как отклонение цены более чем на 20 процентов в сторону повышения или понижения от уровня цен, применяемых самим налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени. И это признак «подконтрольности» сделки налоговикам (подп. 4 п. 2 ст. 40 НК). Второй обозначен как отклонение цены более чем на 20 процентов в сторону повышения или понижения от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ, услуг). И это уже основание для оспаривания ревизорами цены договора и доначисления налогов (п. 3 ст. 40 НК).

    Между тем то ли поскольку пределы ценового колебания в обоих случаях установлены одинаковые, то ли по иным причинам, но как налоговики, так и сами бухгалтеры зачастую путают, на что нужно ориентироваться, контролируя отклонения. Так, в одном случае сравнивать цену сделки необходимо с уровнем цен, применяемых самой компанией по идентичной продукции, в другом — с уровнем рыночных цен. Вместе с тем нередко ревизоры сразу же идут по второму пути и на основании выявленных отклонений тут же доначисляют налоги. Однако при том, что цена сделки действительно ниже или выше рыночной более чем на 20 процентов, она вполне может укладываться в общий уровень цен, применяемых самим налогоплательщиком, а значит, проверять ее «правильность» контролеры просто не вправе. Ярким примером подобного заблуждения ревизоров могут служить постановления ФАС Московского округа от 11 марта 2008 года № КА-А40/1216-08-П, ФАС Поволжского округа от 22 сентября 2006 года по делу № А55-37266/05-22. Таким образом, фирмам достаточно отслеживать, чтобы цена продаваемой ими идентичной продукции не колебалась более чем на 20 процентов, и выиграть спор с ревизорами не составит труда. Правда, к сожалению, предметом разногласий может стать и само понятие идентичности.

    Идентификация

    Согласно пунктам 6 и 7 статьи 40 Налогового кодекса, идентичными признаются товары, имеющие одинаковые характерные для них основные признаки. В данном случае учитываются, в частности, физические характеристики продукции, качество и репутация на рынке, страна происхождения и производитель, а вот незначительные внешние различия в расчет можно не принимать. Однородными же признаются товары, которые, не являясь идентичными, имеют сходные характеристики и состоят из схожих компонентов, что позволяет им выполнять одни и те же функции и (или) быть коммерчески взаимозаменяемыми. Так, не являются идентичными товарами минеральная вода, добытая из скважины (без переработки), и бутилированная минералка, уже готовая к употреблению (постановление ФАС Московского округа от 21 февраля 2007 г. № КА-А40/449-07). На нарушение принципа идентичности арбитры указали налоговикам и в постановлении ФАС Московского округа от 3 сентября 2007 года № КА-А40/7859-07. Они подчеркнули, что инспекторы в целях определения рыночной цены реализуемых организацией квартир неправомерно сравнивали заключенные фирмой договоры купли-продажи с договорами об уступке права требования. Между тем в первом случае предметом являлись конкретные объекты недвижимого имущества — квартиры, а в другом — права требования.

    За какой период?

    Еще одной причиной нередких споров с налоговиками является период, за который инспекторы вправе проверять разброс цен. Дело в том, что в главном налоговом законе он обозначен как непродолжительный, без какого бы то ни было иного уточнения. Согласно последним разъяснениям Минфина, представленным в письме от 24 июля 2008 года № 03-02-07/1-312, данный отрезок времени зависит от сферы деятельности компании. По мнению чиновников, таковым может быть признан период времени, определенный на основе исследования конкретных обстоятельств экономической деятельности налогоплательщика и специфики реализованных товаров. Так, «непродолжительность» такого периода зависит, к примеру, от сезонных особенностей производства и распродажи товаров, срока их годности, колебаний потребительского спроса и других существенных обстоятельств. Поспорить с данной точкой зрения достаточно сложно, да и, в общем-то, незачем. Ведь цены на один вид товара могут значительно вырасти или упасть и за неделю, иная же продукция подвержена инфляции в гораздо меньшей степени. Вместе с тем при подобном подходе, когда нет конкретной методики определения необходимого отрезка времени, у налоговиков оказываются развязаны руки.

    О. Привольнова, эксперт «Федерального агентства финансовой информации»

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector