Перевод долга при реорганизации. Как избежать ответственности за нового должника

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 марта 2011 г. N 15762/10 При универсальном правопреемстве в результате реорганизации путем выделения права и обязанности должника переходят к вновь созданному юридическому лицу на основании закона, поэтому согласия кредитора на такой переход не требуется. Положения гражданского законодательства о прекращении договора поручительства в случае перевода на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника, в данном случае не могут быть применены, так как перевод долга при универсальном правопреемстве происходит в силу закона

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Амосова С.М., Бациева В.В., Валявиной Е.Ю., Витрянского В.В., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Козловой О.А., Никифорова С.Б., Першутова А.Г., Слесарева В.Л., Харчиковой Н.П., Юхнея М.Ф. —

рассмотрел заявление открытого акционерного общества «Коммерческий банк «Петрокоммерц» о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Московской области от 14.04.2010 по делу № А41-8794/10, постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 05.07.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 23.09.2010 по тому же делу.

В заседании приняли участие представители:

от заявителя — открытого акционерного общества «Коммерческий банк «Петрокоммерц» (ответчика) — Донченко Л.Г., Дубов И.А., Корума К.В.;

от открытого акционерного общества «Мясокомбинат Омский» (истца) — Бочкарев Н.В.

Заслушав и обсудив доклад судьи Харчиковой Н.П., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

Открытое акционерное общество «Мясокомбинат Омский» (далее — мясокомбинат) обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Торгово-финансовая компания» и открытому акционерному обществу «Коммерческий банк «Петрокоммерц» (далее — банк) о признании договора поручительства от 26.08.2008 № 20.2-08/18363, заключенного между мясокомбинатом и банком, прекратившимся, о признании кредитного договора от 26.08.2008 № 20.2-08/03141, заключенного между банком и обществом с ограниченной ответственностью «ПРОДО Дистрибьюшн Компани», недействительным в части включения условия о поручительстве мясокомбината по обязательствам заемщика.

Решением Арбитражного суда Московской области от 14.04.2010 исковые требования удовлетворены.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 05.07.2010 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 23.09.2010 названные судебные акты оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций банк просит их отменить, ссылаясь на нарушение судами единообразия в толковании и применении норм права, и отказать мясокомбинату в удовлетворении его требований.

В отзыве на заявление мясокомбинат просит оставить оспариваемые судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что заявление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судами, между банком (кредитором) и обществом «ПРОДО Дистрибьюшн Компани» (заемщиком) заключен кредитный договор от 26.08.2008 № 20.2-08/03141 об открытии кредитной линии (с установленным лимитом выдачи), по условиям которого кредитор обязался предоставить заемщику отдельные кредиты (транши) с лимитом выдачи 700 000 000 рублей.

В пункте 6.1 кредитного договора указано, что исполнение заемщиком принятых на себя обязательств по возврату задолженности обеспечивается договором поручительства от 26.08.2008 № 20.2-08/18363, который банк заключил с мясокомбинатом.

Названным договором поручительства установлена обязанность поручителя отвечать перед кредитором за исполнение заемщиком своих обязательств по кредитному договору.

Пунктом 7.3 договора поручительства предусмотрено, что поручитель принимает на себя обязательство отвечать за исполнение обязательств, предусмотренных кредитным договором, за любого иного должника в случае перевода долга на другое лицо.

В Единый государственный реестр юридических лиц 25.05.2009 внесена запись о переименовании общества «ПРОДО Дистрибьюшн Компани» (заемщика) в общество «Торгово-закупочная компания».

В дальнейшем в Единый государственный реестр юридических лиц 09.12.2009 внесена запись о создании юридического лица — общества «Торгово-финансовая компания» путем реорганизации общества «Торгово-закупочная компания» в форме выделения.

На основании разделительного баланса от 11.08.2009 и акта инвентаризации кредитов и займов от 25.11.2009 к созданной компании перешли все обязательства заемщика по названному кредитному договору.

Поскольку поручитель не давал согласия на переход долга от общества «Торгово-закупочная компания» к обществу «Торгово-финансовая компания», то, полагая, что договор поручительства на основании пункта 2 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации прекратил свое действие в связи с переходом долга к новому должнику, мясокомбинат обратился в суд с настоящим иском.

Удовлетворяя требование мясокомбината о признании договора поручительства прекратившимся, суды пришли к выводу о том, что замена должника в основном обязательстве на юридическое лицо, вновь созданное в результате реорганизации правопредшественника путем выделения, влечет за собой прекращение действия договора поручительства.

Однако такая позиция судов является ошибочной.

Согласно статье 391 Гражданского кодекса Российской Федерации перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

При универсальном правопреемстве в результате реорганизации путем выделения права и обязанности должника переходят к вновь созданному юридическому лицу на основании закона, поэтому согласия кредитора на такой переход не требуется.

Таким образом, положения пункта 2 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении договора поручительства в случае перевода на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника, в данном случае не могут быть применены, так как перевод долга при универсальном правопреемстве происходит в силу закона.

Учитывая, что в соответствии с частью 1 статьи 365 Гражданского кодекса Российской Федерации к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора, мясокомбинат при исполнении им обязательств общества «Торгово-финансовая компания» может воспользоваться гарантиями, предоставленными кредитору гражданским законодательством.

Следовательно, для удовлетворения исковых требований поручителя правовые основания отсутствуют.

При таких обстоятельствах оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права и подлежат отмене на основании пункта 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Содержащееся в настоящем постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 3 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение Арбитражного суда Московской области от 14.04.2010 по делу № А41-8794/10, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 05.07.2010 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 23.09.2010 по тому же делу отменить.

В удовлетворении исковых требований открытого акционерного общества «Мясокомбинат Омский» к обществу с ограниченной ответственностью «Торгово-финансовая компания» и открытому акционерному обществу «Коммерческий банк «Петрокоммерц» о признании договора поручительства от 26.08.2008 № 20.2-08/18363, заключенного между банком и мясокомбинатом, прекратившимся, о признании кредитного договора от 26.08.2008 № 20.2-08/03141, заключенного между банком и обществом с ограниченной ответственностью «ПРОДО Дистрибьюшн Компани», недействительным в части включения условия о поручительстве мясокомбината по обязательствам заемщика отказать.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 марта 2011 г. N 15762/10

Текст постановления официально опубликован не был

Обзор документа

Обязательства заемщика в результате его реорганизации в форме выделения могут перейти к вновь созданному юрлицу.

Подобные обстоятельства сами по себе — не основание для прекращения поручительства по кредиту.

Такой вывод сформулировал Президиум ВАС РФ и дал следующие разъяснения.

ГК РФ предусматривает, что перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

Поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника.

Между тем при реорганизации в форме выделения имеет место универсальное правопреемство. В результате него права и обязанности должника переходят к вновь созданному юрлицу на основании закона. Поэтому согласия кредитора на такой переход не требуется.

Следовательно, правило о прекращении договора поручительства в случае перевода на другое лицо долга, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника, в данном случае не может быть применено, поскольку перевод долга при универсальном правопреемстве происходит в силу закона.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Уход от долгов через реорганизацию: практические рекомендации кредиторам

За последние несколько лет реорганизация стала для бизнесменов инструментом, применяемым для целей разделения бизнеса, его расширения, структурирования, а также для других корпоративных целей, а для отдельных должников — способом ухода от долгов.

В целом действующее законодательство регулирует как общие вопросы, касающиеся реорганизации, так и отдельные, возникающие, например, при реорганизации акционерных обществ или проведении ее отдельных процедур (инвентаризации и т.д.).

С другой стороны, достаточно общие формулировки отдельных положений, а также некоторые пробелы в законодательстве способствуют тому, чтобы отдельные формы реорганизации использовались недобросовестными должниками.

Действующее законодательство предусматривает пять форм реорганизации: преобразование, слияние, присоединение, разделение, выделение.

Как показывает практика, две из этих форм — разделение и выделение — чаще всего используются недобросовестными должниками в качестве инструмента неисполнения ими своих обязательств перед кредиторами.

При этом наиболее часто используемая схема связана с передачей активов одной из организаций, когда во второй остается кредиторская задолженность, а для видимости справедливого распределения имущества — неликвидное имущество должника.

Причины, способствующие использованию вышеуказанной схемы недобросовестными должниками

Во-первых, разделительный баланс, наличие которого обязательно при выделении и разделении, должен содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица (юрлица) в отношении всех его кредиторов и должников, включая обязательства, оспариваемые сторонами .

Никаких дополнительных требований к содержанию разделительного баланса ни ГК, ни другие нормативные правовые акты не устанавливают.

Законодательство также не регулирует, по какому принципу должно распределяться имущество между организациями в процессе реорганизации. С одной стороны, это правильно, так как достаточно сложно предусмотреть на все случаи правовое регулирование. С другой стороны, этим и пользуются недобросовестные должники.

Это позволяет или создавать видимость справедливого распределения активов и пассивов между организациями в результате выделения, или даже действовать еще более прямолинейно, оставляя одной организации только активы, а второй — пассивы, куда входят кредиторская задолженность, убытки, фонды. Несмотря на то что наша позиция заключается в том, что при составлении разделительного баланса в результате реорганизации активы и пассивы у реорганизуемой организации и у вновь созданной (при выделении) или у создаваемых при разделении организации должны быть равны , напрямую этот вопрос законодательством не урегулирован.

Читать еще:  Чем отличается публичное акционерное общество от непубличного

Во-вторых, существующий заявительный принцип государственной регистрации создаваемых в процессе выделения или разделения организаций позволяет также использовать схему вывода активов через проведение реорганизации. Это значит, что государственные органы не проверяют на соответствие действующему законодательству проведенную должником процедуру реорганизации. Разделительный баланс, протоколы (решения) органов управления о реорганизации и ее проведении, уведомления в регистрирующие органы не представляются.

При этом установленные основания для признания государственной регистрации недействительной, не в полной мере защищают кредиторов . В таком случае необходимо доказать, что сведения, сообщенные в заявлении на государственную регистрацию заинтересованным лицом, были ложными, например был нарушен порядок создания организации. До недавнего времени существовало мнение о том, что по данному основанию иск могут подать только определенные органы , а кредиторы к ним не относятся . Однако судебная практика в 2017 году стала меняться.

В-третьих, реорганизация в форме выделения зачастую является только первым шагом в плане должника по уходу от исполнения обязательств. Финальным шагом может быть принятие уполномоченными органами организации-должника, оставшейся без ликвидного имущества с кредиторской задолженностью, решения о ликвидации или банкротстве. В промежутке между двумя этими процедурами (или в самом начале еще до принятия решения о реорганизации) также возможны продажа долей (акций) (если организация-должник — хозяйственное общество) номинальным владельцам и уход из бизнеса фактических собственников. Также организация с кредиторской задолженностью без ликвидного имущества может не осуществлять никакой деятельности, пока кто-нибудь из кредиторов не подаст заявление о банкротстве.

В данном случае кредиторам уже в процедуре банкротства организации-должника достаточно сложно возвратить ликвидное имущество, переданное выделившейся организации по нескольким причинам. Иски в процедуре банкротства такой организации вправе подавать антикризисные управляющие. Реорганизация, как показывает сложившаяся судебная практика, не является сделкой, поэтому управляющий не сможет использовать нормы о недействительности сделок должника , а также не вправе в настоящий момент обжаловать действия органов управления, которые были направлены на причинение ущерба организации-должнику. Предъявляя иск, например, о признании недействительной государственной регистрации вновь созданной в результате выделения организации, управляющий сталкивается с аналогичными проблемами, указанными выше для данной категории исков.

В-четвертых, разделение используется для целей ухода от долгов в связи с тем, что при разделении организация перестает существовать и, даже если будет вынесено судебное решение о признании недействительной государственной регистрации созданных в результате реорганизации юридических лиц, «вернуть» такую организацию в первоначальное состояние, а следовательно, и имущество маловероятно. Необходимо учитывать, что признание недействительной государственной регистрации не влечет автоматической передачи имущества в организацию, которая принимала первоначальное решение о реорганизации. А это значит, что в результате вынесения решения суда по данному спору нет гарантии, что кредитор получит удовлетворение своего требования.

Рекомендации кредиторам при использовании реорганизации недобросовестными должниками

В первую очередь необходимо исходить из норм гражданского законодательства: кредитор реорганизуемого юридического лица вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков . Если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами.

1. Если реорганизация состоялась до подачи кредитором иска о взыскании задолженности, кредитор при предъявлении такого иска в качестве соответчиков вправе указать всех лиц, созданных в процессе реорганизации, используя положение о солидарной ответственности вновь возникших юридических лиц. Безусловно, существует риск того, что должник будет доказывать тот факт, что разделительный баланс позволяет определить правопреемника по данному обязательству, а исходя из буквального толкования нормы солидарная ответственность имеет место, если разделительный баланс не дает такой возможности, и суд вынесет решение в отношении только одного правопреемника.

2. Кредитор, получивший уведомление должника о реорганизации, вправе предъявить требование о прекращении обязательств или о досрочном исполнении обязательств в течение 30 дней с даты направления ему уведомления о принятом решении о реорганизации общества . Таким образом, кредитор при выделении вправе подать иск к реорганизованному лицу, а не к правопреемнику, несмотря на то что его обязательство по разделительному балансу на дату обращения с иском в суд уже перешло выделившемуся юридическому лицу.

3. В случае если в суде уже имеется спор между кредитором и должником и в период рассмотрения данного дела должник реорганизовывается, кредитор вправе заявить ходатайство о привлечении нового выделившегося юридического лица, которому было передано ликвидное имущество, соответчиком. Однако первоначальный ответчик может возражать и ссылаться на тот факт, что из представленного им разделительного баланса четко следует, кто является правопреемником по данному обязательству — первоначальный ответчик. Суд может отказать в удовлетворении ходатайства или, удовлетворив его, впоследствии вынесет решение в отношении только одного ответчика — первоначального, несмотря на то что у него уже отсутствует ликвидное имущество, но осталась кредиторская задолженность истца. В случае если в ходе рассмотрения дела в результате реорганизации должника обязательство перешло по разделительному балансу новой организации, а кредитор-истец откажется от замены стороны в имеющемся судебном деле, суд может отказать кредитору-истцу в удовлетворении иска.

4. Кредитор вправе обратиться в суд с исковым заявлением о признании государственной регистрации вновь созданного юридического лица в процессе реорганизации недействительной или изменений и дополнений в устав реорганизованного юридического лица недействительными, в том числе ссылаясь на злоупотребление правом со стороны должника.

По нашему мнению, кредитору, подавая такое исковое заявление, необходимо указывать и доказывать, что нарушена процедура реорганизации, используя в связи с этим обязанность реорганизуемого юридического лица и вновь созданного в процессе реорганизации юридического лица, сообщать достоверные сведения при государственной регистрации создания юридического лица или внесении изменений и дополнений в устав. В данном случае кредитору-истцу необходимо в том числе доказать, что порядок создания юридического лица либо внесения изменений и (или) дополнений в устав юридического лица включает в себя соблюдение должником-ответчиком порядка реорганизации. В свою очередь, порядок реорганизации включает не только принятие органами управления должника решения о реорганизации, но и проведение инвентаризации в соответствии с требованиями законодательства, получение согласия антимонопольного органа и т.д.

При подаче иска о признании государственной регистрации недействительной кредитор в обоснование своего права на подачу иска может ссылаться на то, что осуществление регистрирующим органом государственной регистрации субъектов хозяйствования, внесение изменений и (или) дополнений в учредительные документы юридических лиц могут быть обжалованы в суде, рассматривающем экономические дела, в том числе лицами, чьи права и законные интересы нарушены в результате осуществления государственной регистрации, в течение трех лет с даты осуществления регистрирующим органом государственной регистрации .

По нашему мнению, кредитору сложно будет использовать вариант с подачей иска о признании недействительной регистрации вновь созданного в процессе реорганизации юридического лица или внесения изменений (дополнений) в устав реорганизуемого юридического лица в случае, если процедура реорганизации (создания нового юридического лица в результате реорганизации, внесения изменений в устав реорганизованной организации) будет соответствовать законодательству (в том числе будут приняты надлежащим образом все корпоративные решения, а также оформлены, уведомлены кредиторы в установленный срок, проведена инвентаризация, будет полным разделительный баланс, получено согласие антимонопольного органа и т.д.).

5. Кредитору также можно обратиться в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела, в связи с уклонением от погашения по вступившему в законную силу судебному постановлению кредиторской задолженности в крупном размере при наличии возможности выполнить обязанность .

Спецификой данной категории дел является сложность доказывания и немногочисленная практика.

Несмотря на то что существуют некоторые трудности для кредитора во взыскании долга с недобросовестного должника при использовании им реорганизации для ухода от долгов, без активных действий кредитора, например, направленных на предъявление должнику иска в течение 30 дней с даты уведомления о реорганизации, подачи иска о признании недействительной государственной регистрации вновь созданных в результате реорганизации организаций (внесения изменений и дополнений в устав реорганизованной организации), шанс взыскать долг сводится к нулю.

Перевод долга в ГК РФ и разъяснениях ВС РФ

Здравствуйте, уважаемые читатели! Этой статьей довожу до логического завершения цикл статей о перемене лиц в обязательстве. Нам осталось поговорить о том, что такое перевод долга и проанализировать разъяснения ВС РФ о применении соответствующих норм.

Напомню, что некоторые базовые представления уже освещались в одной из предыдущих статей о перемене лиц в обязательстве.

Содержание:

Особенности замены должника в обязательстве

Перевод долга — это передача долга по обязательству должником другому лицу.

Этот случай перемены лица в обязательстве противоположен цессии. Там менялся кредитор, здесь меняется должник.

Перевод долга может осуществляться как в силу закона, например, в случае реорганизации должника, так и на основании сделки.

Личность должника обычно важна для кредитора. Вдруг новый должник окажется менее платежеспособным, чем первоначальный? Поэтому для перевода долга необходимо получить согласие кредитора (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

Разумеется, это не касается случаев перевода долга в силу закона.

На практике обычно заключается письменное трехстороннее соглашение о переводе долга, в котором помимо первоначального и нового должников ставит свою подпись кредитор по основному обязательству.

Если согласия кредитора нет, то соглашение о переводе долга является ничтожным (абз. 1 п. 2 ст. 391 ГК РФ). Согласие кредитора может быть получено заранее, еще до заключения соглашения. Позднее, когда оно будет заключено, достаточно отправить кредитору уведомление об этом. С момента его получения перевод считается состоявшимся (абз. 2 п. 2 ст. 392 ГК РФ).

Требования к форме договора те же самые, что и при уступке права требования. Действует аналогичное правило: форма соглашения о переводе долга следует форме сделки, в которой меняется должник.

Обычно при переводе долга соглашение заключается между старым и новым должником при условии согласования замены кредитором.

Если обязательство связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, абз. 2 п. 1 ст. 391 ГК РФ допускает возможность заключения соглашения о переводе долга между кредитором и новым должником.

В Постановлении Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54 переводу долга посвящены всего 3 пункта. Но они очень и очень важные.

Читать еще:  Недвижимость Москвы: новая кадастровая стоимость и перспективы ее снижения

Виды перевода долга

Самое первое разъяснение, данное в п. 26 Постановления Пленума ВС РФ № 54 касается объема ответственности первоначального и нового должников перед кредитором в обязательствах, которые связаны с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности. В зависимости от этого выделены два вида (варианта) замены должника в обязательствах.

  1. Привативный перевод долга — первоначальный должник выбывает из обязательства.
  2. Кумулятивный перевод долга — первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно, т. е. кредитор может потребовать исполнения от любого из них в любом объеме. Такой перевод долга иногда называют «вступлением в долг нового должника».

Соглашением сторон может быть предусмотрена субсидиарная ответственность первоначального должника. Тогда кредитор сперва обязан предъявить требование к новому должнику и только потом, если тот его не исполнит, к первоначальному.

Таким образом, при кумулятивном переводе кредитор получает право требовать исполнения обязательства с любого из должников.

Не всегда из соглашения ясно, какой именно перевод долга имели в виду его стороны. Поэтому п. 27 Постановления Пленума ВС РФ № 54 установлено общее правило — в случае неопределенности перевод долга считается привативным и первоначальный должник выбывает из обязательства.

Иногда бывает неясно, согласовали кредитор и новый должник в соглашении кумулятивный перевод долга или поручительство.

Обе модели очень похожи.

И там, и там солидарная ответственность. В поручительстве к поручителю, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора (п. 1 ст. 365 ГК РФ), а при переводе долга права кредитора переходят к новому должнику, исполнившему обязательство. Отличия, конечно, тоже есть, но они в деталях.

Пленум ВС РФ решил дать приоритет договору поручительства и указал в п. 27 Постановления № 54:

«В случае, если неясно, кумулятивный перевод долга или поручительство согласованы кредитором и новым должником, осуществляющими предпринимательскую деятельность, следует исходить из того, что их соглашение является договором поручительства (статья 361 ГК РФ)».

Возражения нового должника против требований кредитора

В соответствии со ст. 392 ГК РФ новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником, но не вправе осуществлять в отношении кредитора право на зачет встречного требования, принадлежащего первоначальному должнику.

В п. 28 Постановления Пленума ВС РФ № 54 уточнено, что эта норма касается привативного перевода долга.

При кумулятивном правила сформулированы несколько иначе.

Во-первых, новый должник в этом случае вправе выдвигать против требования кредитора возражения, которые имел против требования кредитора первоначальный должник.

Во-вторых, к возражениям первоначального и нового должников против требования кредитора, возникшим после совершения кумулятивного перевода долга, применяются положения ст. 324 ГК РФ. Каждый из должников не вправе выдвигать возражения, которые основаны на отношениях другого должника с кредитором, в которых первый должник не участвует.

С этой позиции один должник при кумулятивном переводе долга также не может осуществлять право на зачет, принадлежащее другому должнику по обязательству, в котором первый не участвует.

Еще одна правовая позиция ВС РФ касается ситуации, когда новый должник не получил от первоначального вознаграждения за принятие долга на себя. Это обстоятельство новый должник не вправе выдвигать в качестве возражения против требования кредитора.

Точно также новый кредитор не вправе ссылаться на недействительность перевода долга в силу пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ (недопустимость дарения между коммерческими организациями).

В этой связи интересно одно дело, рассмотренное ВС РФ (Определение от 20.12.2017 № 310-ЭС17-3279 (2)) и попавшее в п. 19 Обзора судебной практики № 1 (2018).

СКЭС ВС РФ рассмотрела дело, в котором имел место привативный перевод долга. Новый должник исполнил обязательство.

Первоначальный должник впал в банкротство и новый должник обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов требования о возмещении выплаченных кредитору сумм.

Суд первой инстанции, апелляция и суд округа удовлетворили заявление нового должника частично. А вот ВС РФ отменил эти судебные акты и отказал в удовлетворении заявления полностью. Судебная коллегия указала:

«В случае исполнения после привативного перевода долга новым должником своих обязательств перед кредитором погашается его собственный долг, при этом подобное исполнение в отличие от случаев поручительства или кумулятивного принятия долга (абзац второй п. 1 ст. 391 ГК РФ) не предоставляет новому должнику прав требования (суброгационных или регрессных) к первоначальному должнику».

Тонкость состояла в том, что соглашение о переводе долга не содержало условий о выплате какого-либо вознаграждения новому должнику за принятие на себя долга. Позиция ВС РФ сводится к следующему:

«Если при привативном переводе долга отсутствует денежное предоставление со стороны первоначального должника и не доказано намерение нового должника одарить первоначального, предполагается, что возмездность данной сделки имеет иные, не связанные с денежными основания, в частности вытекает из внутригрупповых отношений первоначального и нового должников».

Иными словами, предполагается, что какую-то выгоду за принятие долга на себя новый должник получает и она не обязательно должна быть денежной. Иначе зачем брать на себя долг другого лица? Именно поэтому правило п. 3 ст. 424 ГК РФ об определении цены в денежном выражении в такой ситуации не применяется.

Передача договора

Пленум ВС РФ дал несколько разъяснений по передаче договора, когда одна из его сторон передает третьему лицу весь комплекс прав и обязанностей по нему, а не только какое-то определенное требование или долг.

В качестве примера в п. 29 Постановления Пленума ВС РФ № 54 указан договор перенайма.

Третье лицо полностью заменяет первоначального арендатора. Это третье лицо обязано вносить арендную плату за все периоды пользования имуществом, в том числе до вступления в договор, если в соглашении о передаче договора не предусмотрено иное.

Если перенаем правомерно происходит без согласия арендодателя, то за встречное исполнение в ответ на исполнение, осуществленное арендодателем до заключения соглашения о передаче договора, первоначальный и новый арендаторы отвечают солидарно.

И немаловажно, что недействительность отдельного условия соглашения о передаче договора в части одного из прав, требований влечет недействительность всего соглашения. Исключение составляют случаи, когда можно предположить, что даже без включения недействительной части, сделка все-равно была бы совершена.

Таковы основные правила осуществления перевода долга и передачи договора. Надеюсь, все понятно объяснил.

В заключение небольшая новость — я недавно создал в социальной сети «ВКонтакте» группу « Правовые смыслы современности ». Новые посты там выходят каждый день (кроме выходных). Подписывайтесь! Буду рад всем.

Перевод долга при реорганизации. Как избежать ответственности за нового должника

Согласие кредитора на «переход долга»

Важной гарантией прав кредиторов при реорганизации юридических лиц является согласие на переход долга.

Как уже отмечалось, определяющим признаком реорганизации юридического лица является правопреемство, которое, в свою очередь, представляет собой перемену лиц в обязательстве, влекущее за собой переход к новому субъекту прав и обязанностей.

При реорганизации юридическое лицо, являющееся должником в конкретных обязательствах прекращается, что в силу универсального правопреемства не является основанием прекращения обязательств. В этой связи замену должника в обязательстве, с одной стороны, можно рассматривать как перевод долга.

Попытки научного осмысления и раскрытия понятия «перевод долга» были сделаны еще во второй половине XIX века. В работах российских цивилистов перевод долга рассматривался в рамках обязательственного права в связи с изменением субъектного состава участников обязательственного правоотношения (переменой лиц в обязательстве). При этом перемена участников обязательственного правоотношения рассматривалась не в качестве новации обязательства, а как его изменение. По словам И.П. Трепицына, при изменении обязательств «обязательство не уничтожается, а сохраняет свое тождество» Трепицын Н.И. Гражданское право губерний царства Польского и русское в связи с проектом гражданского уложения. Общая часть обязательственного права. [Текст] — М., Статут. 2001. — С. 198..

Рядом ученых предпринимались попытки объяснения правовой природы и сущности перемены лиц в обязательстве, в том числе перевода долга, через институт правопреемства. По мнению Ю.С. Гамбарова, «изменения в субъектах права составляют преемство». «Сущность преемства состоит в том, что преемник вступает в права и обязанности своего предшественника, которыми и определяется его юридическое положение» Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т.1. Часть общая. [Текст] — М., Статут. 2004. — С. 646..

Для обозначения замены должника в обязательственном правоотношении в результате перехода его обязанностей к другому лицу дореволюционными юристами наиболее часто употреблялся термин «перевод долга».

Перевод долга означает перемену в обязательстве пассивного субъекта, то есть должника. Д.И. Мейер определял перевод долга следующим образом: «Перевести претензию на кого-то — значит, на место прежнего должника принять другого, то есть прежний должник передает обязательство другому лицу» Мейер Д.И. Русское гражданское право. [Текст] — М., Статут. 2003. — С. 114.. Личность должника имеет большое значение для кредитора, который, заключая договор, учитывал его имущественное положение, обязательность и другие качества. Поэтому в статье 391 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплен общий принцип, согласно которому перевод долга на другое лицо возможен лишь с согласия кредитора.

С другой стороны, нет оснований в буквальном смысле применять норму статьи 391 ПС РФ о переводе долга к реорганизационным процедурам. В случае реорганизации должника кредитор не может воспрепятствовать переводу долга. Он получает право требовать досрочного исполнения обязательства или его прекращения, в частности путем зачета или расторжения договора, а также возмещения причиненных этим убытков. Не предъявление кредитором указанных требований означает фактическое согласие на перевод долга. Кроме того, согласие или несогласие кредитора иметь дело с правопреемником своего должника не является препятствием для государственной регистрации реорганизации. Поэтому правопреемство в процессе реорганизации можно было бы считать одной из разновидностей перевода долга, но не в смысле применения к нему правил статьи 391 ГК РФ. Следует еще раз отметить, что переход прав и обязанностей реорганизуемого юридического лица осуществляется в силу правопреемства. В соответствии со статьей 58 Гражданского кодекса Российской Федерации при реорганизации юридического лица к вновь возникшему юридическому лицу переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица. Поэтому, в случае реорганизации юридического лица его долговые обязательства передаются вновь возникающему юридическому лицу. При этом в соответствии со статьей 392 Гражданского кодекса Российской Федерации новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником. Объем переходящих долговых обязательств определяется на основании передаточного акта или разделительного баланса, которые должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и обязательства, оспариваемые сторонами Коротких О.А. Правовые аспекты перехода права собственности в случае реорганизации юридического лица [Текст] // Юрист. — 2007. — № 7. — С. 27..

Читать еще:  Ниже низшего предела: как убедить суд уменьшить штраф

Содержание понятий «переход обязанностей» и «перевод долга» имеют определенные сходства и различия. Оба понятия предполагают перемену субъекта в правоотношении с последующим переходом к новому субъекту всей совокупности прав и обязанностей. Однако «переход обязанностей» при реорганизации осуществляется в порядке правопреемства, для которого не нужно соглашения сторон. «Перевод долга» представляет собой соглашение между старым и новым должником, заключаемое с согласия кредитора Ламсков Д.С. Защита прав кредитора при реорганизации акционерного общества [Текст] // Юрист. — 2008. — № 6. — С. 19..

В этой связи необходимо иное решение вопроса о переводе долга при реорганизации юридических лиц.

В пункте 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплено положение о том, что перемена активного субъекта в обязательстве (кредитора) может произойти либо по сделке (уступка требования), либо на основании закона. Общего положения об основаниях перемены пассивного субъекта обязательства (должника) подобно норме пункта 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, законодательством не установлено. Такое умолчание, по мнению В.А. Белова, наводит на мысль о том, что подобным основанием может быть только сделка или юридический поступок. Однако необходимо учитывать, что в ряде случаев лицо может быть обременено долгом независимо от своих действий и своего волеизъявления. Такой перевод долга возможен в результате наступления обстоятельств, предусмотренных законом Белов В.А. Договор перевода долга в Российском гражданском праве. [Текст] // Законодательство. — 2000. — № 9. — С. 7..

Как справедливо отмечено Е. Степаненко, перевод долга на основании соглашения и перевод долга на основании закона отличаются друг от друга не только основаниями перевода, но и комплексом правовых норм, регулирующих переход долговых обязательств. Так, в случае перевода долга на основании соглашения первоначальный должник и новый должник своими действиями способствуют осуществлению перевода долга, заключение соглашения о переводе долга является тем результатом, к которому они стремятся. Что же касается перевода долга на основании закона, то в данном случае перевод долговых обязательств происходит вне зависимости от волеизъявления кредитора, первоначального и нового должников. Следовательно, к переводу долга на основании закона не могут быть применены положения статей 389 и 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как они определяют требования, предъявляемые к соглашениям о переводе долга Степаненко Е. Правовое регулирование института перевода долга. [Текст] // Юридический мир. — 2008. — № 10. — С. 33..

Перевод долга в результате универсального правопреемства при реорганизации юридических лиц является переводом долга на основании закона. Однако, в данном случае правильнее было бы говорить о «переходе долга» на основании закона как о новой категории, характерной именно для реорганизации юридических лиц. В этом смысле сама реорганизация будет юридическим фактом, порождающим переход долга. При этом непосредственного выражения кредитором согласия на переход долга не происходит, поскольку кредитор не может ему воспрепятствовать. Кредитор вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков. Не предъявление указанных требований и будет означать фактическое согласие на переход долга.

Считаем необходимым внести изменение в ГК РФ, добавив его статьей 392-1 следующего содержания:

«В результате универсального правопреемства при реорганизации юридических лиц обязанности должника переходят к новому должнику на основании закона (переход долга)».

У предприятия долги – реорганизация или банкротство?

Jurist_arbitr — 08/03/2012 22/06/2019

Сегодня я взялся обсудить одну из самых интригующих для предпринимателей тем – схему (тактику) действий собственников бизнеса при наличии значительных долгов у предприятия . Сложно сделать правильный выбор, когда предложено так много услуг по различным вариантам ликвидации или «альтернативной ликвидации», предлагаемых юридическими компаниями. Обращу внимание читателя, что речь идет именно о действиях должника: генерального директора и участников (учредителей), а о правах и возможностях кредиторов я писал и буду писать в отдельных статьях, т.к. объективно, данные лица находятся по другую сторону баррикад и должны иметь понятия о противодействии таким мероприятиям.

С одной стороны, вроде как логика понятна – не хватает денег для погашения задолженности – это признак несостоятельности (банкротства) организации и руководитель должен подавать заявление о признании должника банкротом в арбитражный суд. Однако, зачастую, собственников предприятия смущает цена банкротства, к которой я еще в статье вернусь, сроки осуществления процедур несостоятельности и наличие определенных рисков. Речь идет не о том, что банкротство несет повышенные риски для контролирующих общества лиц, а, что риски имеются в любой сфере предпринимательской деятельности, поэтому, нашей задачей является поиск и определение минимальной степени риска для обратившегося за юридической помощью лица. И с другой стороны, субъектам экономических отношений предлагается более дешевый, достаточно оперативный и менее хлопотный способ завершения деятельности общества с долгами – «альтернативная ликвидация». Безусловно, эта процедура не является ликвидацией, а такое название она носит исключительно в целях продажи самой услуги. Фактически речь идет о реорганизации общества в форме слияния или присоединения, другие формы используются в настоящий момент реже. Минусом альтернативной ликвидации является непременное наличие правопреемника, к которому переходят все обязательства и долги предприятия – правопредшественника, а если есть лицо, к которому можно предъявить требование, то и для возврата к первоначальному должнику «зацепки» есть.

Реорганизация предприятия с долгами

По сути, Гражданский кодекс РФ в действующей редакции не запрещает реализовывать схему реорганизации юридического лица при наличии у него задолженности перед кредиторами. По мнению законодателя, достаточным обеспечением имущественных интересов кредиторов является их уведомление посредством производимой в обязательном порядке публикации. При этом, заявленные кредиторами требования о погашении задолженности не приостанавливают процедуру реорганизации (абз. 3 ч. 3 ст. 60 ГК РФ). Стоимость альтернативной ликвидации колеблется от 40-50 000 рублей за компанию.

Я не обсуждаю такие способы избавления от фирмы с долгами, как смена участников и генерального директора на номинальных, смена адреса нахождения в другой регион – этот немудреный «клубок регистрационных действий» не так сложно «размотать», взыскать всю задолженность с бывших участников (учредителей) общества, а также, применить уголовную ответственность, особенно, если есть крупная задолженность или долги в бюджет.

Появляется вопрос – что мешает предприятию с долгами осуществлять процедуры так называемой «альтернативной ликвидации»?

Ответ – риск субсидиарной ответственности в результате проведения процедуры банкротства должника по инициативе кредиторов или уполномоченных государственных органов.

Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 10.06.2011 N ВАС-6785/11 по делу N А07-7955/2009

На учредителей общества возложена субсидиарная ответственность в сумме 674 595 руб. С Баяновой Н.В. в пользу общества “Дуслык” взыскано 157 855 руб. 23 коп., с Баяновой Г.Н. – 157 855 руб. 23 коп., с Баянова И.Н. – 358 884 руб. 54 коп.

Кроме того, являясь учредителями вновь созданного общества Кафе “Дионис” Баянова Г.Н., Баянова Н.В., Баянов И.Н., каких-либо действий для погашения кредиторской задолженности общества хотя бы частично из прибыли, получаемой от деятельности общества Кафе “Дионис”, не предпринимали.

Как обоснованно указано судами, данные обстоятельства свидетельствуют о реализации ответчиками полномочий, связанных с правом давать обязательные для общества указания, определять его действия.

Давая оценку заявленному требованию, суды исходили из того, что конкурсным управляющим должником Саттаровой Р.М. представлены доказательства действий участника по прекращению хозяйственной деятельности общества. Представлены доказательства причинной связи между действиями лиц, указанными в пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве и последствиями в виде прекращения хозяйственной деятельности должника.

Имея полную информацию о финансовом состоянии предприятия, учредители провели реорганизацию , что привело к прекращению хозяйственной деятельности должника, его банкротству, невозможности принятия мер по восстановлению платежеспособности и нарушению прав его кредиторов.

Исходя из аргументов, изложенных в заявлении, содержания судебных актов, а также с учетом конкретных обстоятельств данного дела, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации не находит оснований, предусмотренных упомянутой статьей Кодекса, для пересмотра судебных актов в порядке надзора.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.02.2009 по делу N А05-2321/2008

На основании п. 5 ст. 129 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ, пп. 5 п. 1 ст. 20 ФЗ “О государственных и муниципальных унитарных предприятиях” арбитражный суд отказал в иске о взыскании в порядке субсидиарной ответственности по долгам МП, установив, что после проведенной реорганизации МП не было лишено возможности осуществлять хозяйственную деятельность , о чем свидетельствует факт заключения предприятием договоров аренды имущества, в которых предприятие выступает в качестве арендодателя.

Постановление Федерального арбитражного суда ВВО от 01.06.2007 по делу N А43-42180/2005-15-1203

Суд указал, что ответчик знал о том, что он как собственник имущества нес субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения после принятия третейским судом решения о взыскании неосновательного обогащения, но реорганизовал учреждение , забрал все принадлежавшее ему имущество и в порядке преобразования создал общество, не наделив его имуществом . По мнению суда, при указанных обстоятельствах ответчик фактически осуществил действия исключительно с намерением причинить вред истцу, что прямо запрещено п. 1 ст. 10 ГК РФ.

Наличие серьезных рисков для собственников и руководства должника при альтернативной ликвидации, реорганизации общества напрямую вытекает из этих и других судебных актов высших судебных инстанций. Безусловно, официальная добровольная ликвидация организации прекращает все обязательства с завершением деятельности фирмы, однако при наличии серьезно настроенных кредиторов, завершить официальную ликвидацию не представляется возможным.

По этой причине, в последнее время все больше и больше предприятий делает выбор в пользу банкротства, которое представляет из себя цивилизованный, официальный и законный способ ликвидации компании с долгами. Да, стоимость процедур несостоятельности (банкротства) в разы дороже и эта цена обоснована, т.к. в нее включается труд нескольких специалистов в среднем в течение года. Профессиональные арбитражные управляющие с постоянной грамотной юридической поддержкой в абсолютном большинстве случаев проведут эффективные мероприятия по урегулированию взаимоотношений с враждебно настроенными кредиторами (в том числе, налоговым и иными государственными органами), завершению хозяйственной деятельности и ликвидации юридического лица. Такая работа, безусловно, должна стоить дороже, чем альтернативная ликвидация, и имеет качественно другой результат. Основным отличием завершенного банкротства от указанных способов ликвидации фирмы является установленное законом отсутствие у кредиторов прав предъявлять требования к должнику и контролирующим его лицам.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector