Привлеките к ответственности руководство компании, если ее исключили из ЕГРЮЛ

Субсидиарная ответственность за брошенные ООО

Словосочетание «субсидиарная ответственность» за последние несколько лет прочно закрепилось в сознании и даже подсознании собственников бизнеса и их «приспешников». При этом «субсидиарка» ассоциируется прежде всего с банкротством — затяжной и дорогостоящей процедурой. Однако на сегодняшний день привлечь контролирующее должника лицо (директора, участника и др.) к субсидиарной ответственности по долгам такого должника можно и в упрощенном режиме — минуя банкротство. Для этого достаточно получить определение суда об отказе в возбуждении процедуры или об её прекращении, например, если нет средств на её финансирование.

Но субсидиарная ответственность по долгам ООО на сегодня не ограничивается процедурой банкротства организации.

С июля 2017 года привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности можно и в случае исключения организации-должника из ЕГРЮЛ как недействующего. Данное правило распространяется только на общества с ограниченной ответственностью.

Исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 — 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.

п. 3.1. ст. 3 ФЗ «Об ООО»

Юридическое лицо исключается из ЕГРЮЛ как недействующие, если 1 :

в течение предшествующих 12 месяцев не сдавало отчетности и не осуществляло никаких операций по своим банковским счетам;

в течение шести месяцев в отношении организации в ЕГРЮЛ «висела» запись о недостоверности сведений о ней;

организацию невозможно ликвидировать ввиду отсутствия средств на осуществление ликвидации.

Это как раз та быстрая и бесплатная «ликвидация», на которую рассчитывали многие, прекращая отчитываться по деятельности ненужного юридического лица.

Сейчас после исключения ООО из ЕГРЮЛ, согласно п.п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО», кредиторы могут идти в суд с требованиями напрямую к директору, участнику или иному лицу, контролировавшему «брошенную» компанию.

Это связано с тем, что субсидиарная ответственность распространяется на следующих лиц:

единоличных исполнительных органов ООО и иных лиц, которые уполномочены выступать от его имени;

членов коллегиальных органов;

иных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия ООО, в том числе давать обязательные для исполнения указания руководителям организации.

В последней группе оказываются участники ООО, с привлечением которых к субсидиарной ответственности по рассматриваемому основанию ясность более-менее присутствует. Они точно относятся к категории лиц, способных давать обязательные для директора указания.

Меньше ясности в процедуре привлечения к субсидиарной ответственности «иных контролирующих лиц». Да, закон позволяет предъявлять требования и к ним, но здесь, скорее всего, возникнет сложность для кредитора в доказывании фактов их преобладающего статуса в организации. Тем более в той, которая исключена из реестра. Подобные факты можно установить, например, путем проведения опросов сотрудников, которые бы засвидетельствовали, кто, действительно, руководил компанией. Но вряд ли рядовые кредиторы обладают доступом к подобной информации. Очевидно, что процесс доказывания факта контроля у «иных» лиц будет для кредитора весьма затруднительным.

При этом закон в качестве субсидиарных ответчиков указывает тех лиц, именно по вине которых не исполнено конкретное обязательство Общества. Вполне возможна ситуация, когда обязательство было не исполнено по вине одного директора, а при исключении из Реестра эту должность в компании занимало уже другое лицо.

Рекомендации для кредиторов здесь следующие:

в первую очередь в качестве соответчиков указывать директора/участников, которые были указаны в ЕГРЮЛ в момент исключения из него компании, поскольку в соответствии с указанной нормой факт исключения компании из ЕГРЮЛ означает отказ основного должника от исполнения обязательства и, как следствие, вину последних руководителей компании в этом, а, следовательно, их субсидиарную ответственность;

также можно указать директора/участников должника в момент неисполнения его обязательства. Однако, доказывая виновность указанных лиц, кредитору придется приложить существенные усилия, в первую очередь потому, что презумпции их вины в данной ситуации в законодательстве нет.

В качестве подытога напрашивается следующий очевидный вывод: в текущих условиях велика вероятность того, что, передав «бразды» правления номиналам, которые и будут значится в компании в момент её исключения из ЕГРЮЛ, реальные собственники должника все равно имеют высокие шансы быть привлеченными к субсидиарной ответственности по долгам компании. В первую очередь на них укажут сами «номиналы», вряд ли желающие нести чужую ответственность.

Полезность данной нормы для добросовестных кредиторов сложно переоценить. И для недобросовестных она открывает широкий горизонт возможностей — однако об этом мы уже писали.

Изначально было сложно спрогнозировать, как суды на неё отреагируют. Однако сегодня уже очевидно, что судебная практика начала складываться. Это подтверждает одно из первых решений судов по делу, в котором директора недействующего ООО привлекли к субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица. 2

Суть дела заключается в следующем. Физическое лицо (ФЛ) обратилось к ООО за оказанием услуг по приобретению недвижимости, предварительно эти услуги оплатив. Но ООО своих обязательств не исполнило. ФЛ просудило задолженность ООО и получило исполнительный лист.

Однако в ходе исполнительного производства ООО было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее. Гражданка, ссылаясь на указанную норму, обратилась в суд с требованием о взыскании долга уже непосредственно с директора, который также был единственным участником. Обе инстанции требования физического лица удовлетворили.

Примечательно, что суды исходили из того, что доказательством недобросовестности и неразумности действий директора стал факт неподачи заявления о банкротстве ООО, когда стало ясно, что оно не сможет расплатиться по своим долгам.

Не будет преувеличением сказать, что значительное количество недействующих юридических лиц всегда имеют долги, которые не могут оплатить. То есть суд фактически определил, что уже сам факт наличия непогашенной задолженности на момент исключения ООО из ЕГРЮЛ, является неразумным и недобросовестным поведением контролирующих должника лиц.

Интересно, что в вопросе о применении новой нормы корпоративного законодательства суды общей юрисдикции опередили арбитражные суды, что случается крайне редко. Более того, Арбитражный суд Свердловской области вовсе хотел освободить арбитражную юрисдикцию от данных споров: Определением от 8 ноября 2017 г. по делу №А60-47830/2017 прекратил дело о привлечении к субсидиарной ответственности по п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО» в связи с его подведомственностью судам общей юрисдикции. Однако апелляционная инстанция вернула дело Арбитражному суду на новое рассмотрение. 3

Так куда же обращаться с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности в таких случаях?

В постановлении 17 ААС в качестве основания для отнесения дела к арбитражной подведомственности указано то, что субсидиарная ответственность основана на действиях директора (участника и др.), «определяющих экономическую деятельность ООО, и основано на положениях Закона об обществах с ограниченной ответственностью». Такая формулировка полностью отстраняет суды общей юрисдикции от подобных дел.

Однако, полагаем, что надо рассматривать контекст принятых решений. В случае арбитражных судов, обязательство, которое привлекло к судебному спору, происходило из договора между двумя ООО, который носил предпринимательский характер. Соответственно, в таких условиях, даже если требования предъявляются к физическому лицу, спор явно связан с экономической и предпринимательской деятельностью.

Московские суды общей юрисдикции рассматривали спор, который был основан на договоре между ООО и физическим лицом-потребителем.

Поэтому, полагаем, вопрос о подведомственности определяется именно правовой природой обязательства, которое стало основанием для субсидиарной ответственности.

Данный вывод соотносится с положениями самой рассматриваемой нормы, которая указывает, что «факт исключения компании из реестра означает отказ основного должника (т.е. Общества) от исполнения своих обязательств». Поскольку основное обязанное лицо свои обязательства не исполнило, «включается» субсидиарная ответственность других лиц, к которым нужно предъявить судебные иски в общем порядке, установленном процессуальным законодательством (в зависимости от субъекта и/или особенностей правоотношений). Соответственно, если субсидиарная ответственность возникла, например, в результате неисполнения ООО договоров:

с физическим лицом – дело будут рассматривать суды общей юрисдикции;

с юридическим лицом или ИП – арбитражные суды.

Требования каждого из кредиторов к одному или нескольким контролирующим лицам «брошенного» ООО, которые предъявлены на основании п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО», носят самостоятельный характер и будут рассматриваться в отдельных судебных производствах, с возложением на каждого кредитора обязанности по доказыванию вины субсидиарных ответчиков. Точно так же, как каждое обязательство к основному должнику рассматривается в отдельном производстве, только если нет оснований для объединения дел. Вероятно, право рассматривать подобные дела сохранится у обеих юрисдикции в зависимости от обстоятельств. Однако более четкое разграничение покажет дальнейшая судебная практика.

Резюмируем:

Пункт 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО» принимает активные попытки «начать работать». Однако пока вопросов больше, чем ответов. Основной из них:
— как кредитору найти действительно виновное в неисполнении обязательства лицо и/или доказать статус фактических управленцев у неких субъектов в отношении организации, которая исключена из реестра. Сбор доказательств здесь пока представляется героическим подвигом с иллюзорным результатом.

С учетом озвученных сомнений наиболее реалистичным вариантом остается предъявление требований последним указанным в ЕГРЮЛ лицам в надежде, что под угрозой личных имущественных потерь они укажут на реальных собственников компании. Наиболее результативный вариант, как показывает практика, — при совпадении участника и директора исключенного должника.

При этом в зависимости от правовой природы неисполненного обязательства спор о привлечении к ответственности может быть рассмотрен как судами общей юрисдикцией, так и арбитражными судами. Однако, более четкое понимание будет только после того, как на эту тему выскажется Верховный суд РФ.

Читать еще:  Включение неденежных требований в состав реестровых в делах о банкротстве

Очевидно одно — просто так бросить компанию уже не получится, даже без банкротства это может привести к имущественной ответственности контролирующих лиц. Выйти из убыточного бизнеса стало еще сложнее.

1. ст. 21.1. ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»

2. См. Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 30 января 2018 г. по делу №33-3879/2018

3. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 февраля 2018 г. №17АП-19682/17

ООО убрали из ЕГРЮЛ: можно быть директором другой фирмы?

Формы заявлений в электронном виде можно найти:

Как известно, человек может быть руководителем сразу нескольких организаций. Законом это не возбраняется. Правда, директору для совмещения должностей нужно разрешение совета директоров или собственника компании по основному месту работ ы статьи 60.1, 276, 282 ТК РФ .

То, что директор руководит сразу несколькими компаниями, еще не говорит о том, что он номинальный. Даже налоговики считают человека «массовым» директором, только если он возглавляет больше пяти фирм, зарегистрированных после 01.08.2016, или больше 50, зарегистрированных до этой даты Письма ФНС от 03.08.2016 № ГД-4-14/14126@ , от 03.08.2016 № ГД-4-14/14127@ .

При такой «массовости» директора регистрирующий орган может провести проверку достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ. И если не подтвердится, что человек реально руководит определенной фирмой, в госреестр внесут запись о недостоверности сведений об этой компани и п. 6 ст. 11 Закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ (далее — Закон № 129-ФЗ) . Через полгода регистрирующая ИФНС может инициировать процедуру исключения компании из государственного реестра.

Напомним, компанию могут исключить из ЕГРЮЛ в административном порядке, если:

• или организация обладает признаками недействующей, то есть в течение последних 12 месяцев, предшествующих принятию регистрирующим органом решения об исключении, не сдавала налоговую отчетность и не проводила операций хотя бы по одному банковскому счет у п. 1 ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ ;

• или в отношении организации в реестр более 6 месяцев назад внесена запись о недостоверности сведений (об адресе юрлица, его участниках или директоре). Важно помнить, что из-за записи о недостоверности могут исключить из ЕГРЮЛ даже реально работающую компанию, которая вовремя сдает налоговую отчетност ь подп. «б» п. 5 ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ .

Предположим, участники компании узнали, что фирму, в которой их директор по совместительству также числился руководителем, исключили из ЕГРЮЛ. Что делать? Надо ли искать нового директора? Полагаем, что с этим можно не спешить.

Прежде всего напомним, что исключение компании из ЕГРЮЛ не всегда имеет негативные последствия для руководителя и основного участника юрлица. А в некоторых случаях ограничения для них действуют, даже если фирма не исключена из госреестра.

Закон о госрегистрации юрлиц и ИП предусматривает трехлетний запрет на регистрацию новых компаний, если его предполагаемые участник или директор раньше были подп. «ф» п. 1 ст. 23 Закона № 129-ФЗ :

• руководителем либо основным участником (то есть владевшим не менее чем 50% доли в уставном капитале) ООО, которое было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее и на момент исключения имело задолженность перед бюджетом либо в отношении которого эта задолженность была признана безнадежной к взысканию. Срок действия ограничения в этом случае исчисляется с момента исключения компании из госреестра.

Если долгов перед бюджетом у исключенной фирмы не было, то и проблем с регистрацией нового юрлица с тем же директором/ участником не возникнет;

• руководителем либо основным участником ООО, в отношении которого в ЕГРЮЛ внесена запись о недостоверности сведений (кроме ситуации, когда сам руководитель/ участник сообщил, что сведения о нем, содержащиеся в госреестре, недостоверны, подав заявление по форме № Р34001). В этом случае срок действия ограничения будет отсчитываться именно с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о недостоверности. И не имеет значения, исключена компания из госреестра или нет, — трехлетний запрет на учреждение других ООО и руководство ими все равно будет действовать.

А вот запрета на руководство другими юрлицами, действующими одновременно с обществом, в отношении которого в госреестр внесена запись о недостоверности либо которое было исключено из ЕГРЮЛ из-за такой записи или как недействующее, Закон № 129-ФЗ не содержит.

И каждый раз для внесения в ЕГРЮЛ записи о недостоверности в отношении конкретной компании, руководителем которой числится тот же человек, регистрирующий орган должен провести комплекс мероприятий, предусмотренных Законом. Это подтверждает и специалист ФНС.

Исключение из ЕГРЮЛ одной фирмы не влечет исключения другой, даже если директор тот же

— В ст. 23 Закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ содержится исчерпывающий перечень оснований для отказа в госрегистрации. В частности, предусмотрено право регистрирующего органа отказать в регистрации в случае, когда подаваемый пакет документов содержит сведения об участнике или руководителе юрлица, который раньше был основным участником или руководителем ООО, исключенного из ЕГРЮЛ с задолженностью, или ООО, в отношении которого в реестре имеется запись о недостоверности сведений. Отказ возможен при условии, что не прошло 3 года с момента исключения недействующего юрлица из ЕГРЮЛ или с момента признания сведений недостоверными соответственно.

В случае когда гражданин уже является директором другой компании, эти факты не повлекут автоматического исключения этой другой компании из ЕГРЮЛ. Таких оснований для исключения Закон не предусматривает. То есть по цепочке все компании, которыми руководит один и тот же человек, нельзя исключить из реестра. Регистрирующий орган может инициировать процедуру их исключения из ЕГРЮЛ только в общем порядке, как недействующих или из-за записи о недостоверности сведений, внесенной в реестр по результатам соответствующей проверки. Но не потому, что исключена первая компания, а директор или учредитель один и тот же.

Иногда спрашивают: могут ли директор и основной участник ООО, которые попали под трехлетний запрет на учреждение новых компаний/ руководство ими, зарегистрироваться как предприниматели? Отвечаем: такого последствия для руководителя или основного учредителя исключенной из ЕГРЮЛ фирмы, как отказ в регистрации в качестве ИП, Закон № 129-ФЗ не предусматривает. И значит, отказать на этом основании в регистрации ИП «опальному» директору или участнику ООО регистрирующая ИФНС не вправе.

Компанию исключили из ЕГРЮЛ. Как взыскать долг с директора?

Чтобы избавиться от долгов, недобросовестные предприниматели бросают свои компании — не сдают отчетность, не исправляют недостоверные сведения. Когда налоговая исключает такую организацию из ЕГРЮЛ, процедура банкротства уже недоступна. В таком случае кредиторам приходится списывать долг как безнадежный. Но можно взыскать его с руководителей и собственников компании-должника.

Об этом и расскажет в статье руководитель юридического департамента НЮС «Амулекс» Надежда Макарова.

Если налоговая исключила организацию-должника из ЕГРЮЛ, то можно привлечь контролирующих ее лиц к субсидиарной ответственности вне рамок закона о банкротстве. В таком случае бывшие бенефициары рискуют личным имуществом из-за брошенных с долгами компаний (п. 3.1 ст. 3 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон об ООО).

Касается это только фактически недействующих юридических лиц, которых исключили из реестра из-за отсутствия отчетности и движения денег по счетам в течение года (п. 1 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

Эти нормы об исключении недействующих организаций из ЕГРЮЛ существовали еще в 2005 году. Однако в 2014 году законодатель ввел в оборот ст. 64.2 ГК («Прекращение недействующего юридического лица»), и ФНС с новой силой принялась чистить реестр во внесудебном порядке. До этого ЕГРЮЛ содержал огромное количество недействующих организаций, и ст. 64.2 ГК подтолкнула налоговые органы к более активным действиям. Кроме того, она предусмотрела для кредиторов возможность привлекать к ответственности лиц, контролировавших те организации, которые были исключены из реестра (п. 3 ст. 64.2 ГК). Но механизм реализации этой возможности на практике был непонятен. Чтобы получить шанс вернуть задолженность, многие кредиторы пытались обжаловать в суде решения налоговой об исключении ООО из реестра, но безуспешно. Поэтому для усиления прокредиторской позиции законодатель ввел п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО, которая позволяет вернуть безнадежный долг.

Обосновать требование

Теперь, если налоговая исключила из ЕГРЮЛ недействующее ООО, считается, что оно отказалось от исполнения требований кредитора. Отказ основного должника от исполнения обязательства влечет последствия, предусмотренные ГК. Субъектами субсидиарной ответственности, как правило, будут директор, участники и фактические бенефициары (п. 1–3 ст. 53.1 ГК). Чтобы суд привлек к ответственности этих лиц, необходимо доказать, что они действовали недобросовестно или неразумно и по этой причине общество не смогло исполнить свои обязательства. К таким спорам применяется общий исковой порядок рассмотрения дел.

Практики по данной норме пока немного, но ее количество растет. Проанализировав судебные акты, можно выделить два обстоятельства, наличие которых всегда позитивно влияет на исход дела. Первое — наличие у истца вступившего в законную силу судебного решения о взыскании суммы долга с контрагента. Второе — активная позиция кредитора по его исполнению, например своевременное обращение к судебным приставам и возбуждение исполнительного производства (см. «Посмотреть практику»).

Пример из практики. В 2015 году арендодатель взыскал с ООО-арендатора задолженность по договору аренды. В 2016 году участники ООО-арендатора, среди которых был директор, назначили нового директора и вышли из состава ООО. В 2017-м ООО исключили из ЕГРЮЛ как недействующее. Суд солидарно привлек к субсидиарной ответственности двух бывших участников общества, в числе них участник, который был директором, когда общество заключало договор аренды (не исполняло его, проиграло в суде). Мотивировка — они знали о задолженности и нарочно вышли из ООО и поставили номинального директора, который был также директором еще пары однодневок (постановление 3ААС от 05.12.2018 по делу № А33-16563/2018).

Читать еще:  Как приобщить к делу видеодоказательства и другие материалы

Обратить внимание на дату

Суды придают значение дате исключения ООО из ЕГРЮЛ. Пункт 3.1 ст. 3 Закона об ООО вступил в силу 28.06.2017. Следовательно, норму применяют, если исключение из ЕГРЮЛ состоялось после 28.06.2017 года. Некоторые суды делали это ошибочно, если исключение состоялось после 30.07.2017 года, когда вступила в силу новая редакция нормы. Но в последнее время встречаются случаи, когда суды придают значение не только дате исключения из ЕГРЮЛ, но и дате недобросовестных действий лиц, которые могли повлиять на ООО. Такие действия, по мнению некоторых судей, также должны быть совершены после 28.06.2017. В качестве обоснования в судебных актах указывают п. 1 ст. 4 ГК (отсутствие обратной силы актов гражданского законодательства). При таком подходе новая норма не скоро начнет применяться в полную силу. Правомерность определения времени действия новой нормы по периоду недобросовестного поведения спорна. Возобладает ли такая тенденция или нет, покажет время. Единая позиция судов по этому вопросу пока не сформировалась.

Примеры из практики. 15ААС изменил решение первой инстанции и отказал в требовании о привлечении к субсидиарной ответственности со ссылкой на п. 1 ст. 4 ГК. Он указал, что на момент возникновения задолженности нормы действующего законодательства не содержали положений, в силу которых участник хозяйственного общества либо его единоличный исполнительный орган несли дополнительную ответственность по обязательствам данного общества перед его кредиторами. При этом ООО исключили из ЕГРЮЛ в 2018 году (постановление 15ААС от 11.03.2019 по делу № А53-32681/2018). Такое же основание указал и 9ААС, подтвердив правомерность отказа в удовлетворении требований кредитора (постановление 9ААС от 12.03.2019 по делу № А40-230837/18). Интересное постановление принял 17ААС: он тоже указал на применение ст. 4 ГК в подобном случае, но решил, что ответчик несет ответственность на основании правил о возмещении убытков ст. 15 и 1064 ГК (постановление 17ААС от 18.03.2019 по делу № А60-20369/2018).

Определить подведомственность

Дела по внебанкротному привлечению к субсидиарной ответственности рассматривает как арбитражный суд, так и суд общей юрисдикции. Это зависит от того, занимается ли истец предпринимательской деятельностью. Например, суды общей юрисдикции рассматривают случаи, когда истец состоял с организацией, исключенной из ЕГРЮЛ, в трудовых отношениях и просит вернуть долг по заработной плате. Также такой суд рассмотрит спор, если у истца есть решение по требованиям к исключенному ООО, которое он получил в суде общей юрисдикции. Иногда в общей юрисдикции судьи рассматривают иски коммерческих организаций, требования которых основаны на договорных отношениях (постановление Президиума Новосибирского областного суда от 30.01.2019 № 44Г-12/2019; апелляционное определение Челябинского областного суда от 24.04.2018 по делу № 11-5506/2018).

Арбитражные суды, напротив, считают, что такие споры должны рассматриваться как дела по корпоративным спорам (постановления 2ААС от 03.05.2018 по делу № А82- 1121/2018; 4ААС от 03.07.2018 по делу № А19- 10443/2018; 8ААС от 11.09.2018 по делу № А46-13543/2018; 10ААС от 28.11.2018 по делу № А41-67743/2018; 14ААС от 18.07.2018 по делу № А66-7045/2018)

Судебный акт с противоположным мнением обнаружен пока только в одном случае: постановление 9ААС от 12.02.2019.

Норму не раскрутили в СМИ

Несмотря на то, что пользоваться таким правом кредиторы могут уже с 2017 года, делают это они неактивно. Возможно, причина в том, что сейчас действует сразу несколько законов о субсидиарной ответственности лиц, в той или иной форме контролирующих бизнес. В частности, гл. III.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Новая глава вступила в силу всего через месяц после того, как появилась норма в Законе об ООО. Об этих изменениях много говорили в СМИ, а новшества из Закона об ООО остались менее раскрученными. О них мало говорят и еще меньше знают. Чтобы увидеть разницу, сравним показатели за 2017 год и первую половину 2018 года: 680 857 организаций исключила ФНС из ЕГРЮЛ (vestnik-gosreg.ru); 3510 дел о банкротстве рассмотрели арбитражные суды (cdep.ru). Такую диспропорцию можно объяснить и тем, что не у всех недействующих ООО в принципе есть кредиторы. № 09АП-70481/2018-ГК. При этом тот же суд уже рассматривал и продолжает рассматривать подобные дела (см., например, постановление 9ААС от 21.02.2019 № 09АП71278/2018 по делу № А40-158888/18).

Проблема с определением подведомственности. В 2015 году Пленум ВС разъяснил правила подведомственности в корпоративных спорах и указал, что рассматривать их может как арбитражный суд, так и суд общей юрисдикции (постановление Пленума ВС от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Однако случай, предусмотренный в п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО, прямо не по именован в ст. 225.1 АПК, поэтому с определением подведомственности возникли сложности. Сторонники перевода этой категории спора в общую юрисдикцию утверждают, что все споры о возмещении убытков, которые причинили руководители своей организации, по сути трудовые (п. 3, 6 и 7 постановления Пленума ВС от 02.06.2015 № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации»).

Противники такого подхода подчеркивают, что в этом постановлении ВС не рассматривал взаимоотношения руководителя и третьих лиц. Арбитражный суд вправе рассматривать споры, связанные с ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица. При этом данный пункт не содержит перечень истцов, то есть это могут быть и третьи лица.

Позиция арбитражных судов выглядит более обоснованной. Такое расхождение в судебной практике при определении подведомственности исчезнет, когда споры перейдут на более высокий уровень.

Учесть нормы о банкротстве

Чтобы определить круг ответственных лиц, а также вопросы добросовестности и разумности при внебанкротной ответственности, можно по аналогии применять разъяснения относительно норм для банкротных процедур. Например, постановление Пленума ВС от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве». На это есть указание в постановлении 15ААС от 25.01.2019 по делу № А53-23387/2018. Напротив, практики, в которой бы суды однозначно отвергали применение норм судебной практики, в том числе пленумов и разъяснений ВС, обнаружить не удалось.

Риск банкротства. Бенефициар, который отвечает по обязательствам ООО в субсидиарном порядке, впоследствии также может быть признан банкротом. В этом случае есть риск, что суд переквалифицирует платеж, совершенный в рамках исполнения решения суда о привлечении к субсидиарной ответственности, вне банкротства. Например, суд может признать его сделкой с предпочтением (ст. 63.1 Закона о банкротстве) или подозрительной сделкой должника (ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Причина в том, что в 2010 году ВАС распространил понятие сделки на действия, совершенные во исполнение судебных актов (п. 1, 2 постановления Пленума ВАС от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Это позволяет по специальным основаниям Закона о банкротстве оспаривать перечисления взыскателю при исполнении решений. Подобные последствия могут нивелировать все усилия по привлечению лица к субсидиарной ответственности во внебанкротном порядке. В судебной практике подобные случаи пока отсутствуют.

Надежда Макарова, Руководитель юридического департамента, АМУЛЕКС

Налоговая исключила ООО из ЕГРЮЛ: директор и учредители рискуют ответить по долгам

Справочная / ООО

Налоговая исключила ООО из ЕГРЮЛ: директор и учредители рискуют ответить по долгам

Налоговая хранит сведения обо всех действующих юрлицах в реестре ЕГРЮЛ. Из реестра исключают всех, кто по подозрениям инспекторов не занимается бизнесом. Если ООО исключили после 30 июля 2017 года, директор и учредители иногда отвечают по оставшимся долгам личным имуществом. Это называется субсидиарной ответственностью. Рассказываем, при каких условиях её применяют, и приводим примеры, как не стоит избавляться от ненужной фирмы.

Что такое субсидиарная ответственность

По общему правилу директор и учредители не отвечают по долгам фирмы — ст. 2 Закона об ООО. У общества есть уставный капитал, деньги на счетах и имущество. Из этих источников фирма расплачивается с контрагентами. Это следует из ст. 3 Закона об ООО.

Бывает, что ООО исключили из реестра, а долги перед подрядчиками, поставщиками и арендодателями остались. В этом случае директор и учредители расплачиваются с контрагентами своими деньгами. Так работает субсидиарная ответственность — ст. 399 ГК РФ.

Сдавайте отчётность без бухгалтерских знаний

Эльба подходит для ООО. Сервис подготовит всю необходимую отчётность, посчитает зарплату, налоги и взносы и сформирует платёжки.

В каком случае директор и учредитель отвечают по долгам закрытого ООО

Налоговая признаёт организацию неработающей и исключает её из ЕГРЮЛ, если она в течение года не сдаёт налоговую отчётность и не пользуется расчётными счетами. Инспекторы получили такое полномочие, чтобы бороться с фирмами-однодневками — ст. 21.1 Закона о регистрации юрлиц.

Контрагенты имеют право взыскать оставшиеся долги с директора и учредителей. Единственное условие: долги возникли из-за их недобросовестных и неразумных действий — ч. 3.1 ст. 3 Закона об ООО и ст. 53.1 ГК РФ.

Читать еще:  Судебный спор при увольнении по соглашению сторон

Ещё контрагенты вправе обратиться к так называемым контролирующим лицам — тем, кто фактически влият на решения ООО. Например, к реальному руководителю общества, который указывал номинальному директору, какие сделки заключать. Доказать, что человек является контролирующим лицом — сложно.

Если директор и учредитель — разные люди, но оба виноваты в долгах — перед контрагентами они отвечают солидарно. Контрагент может предъявить исполнительный лист любому из них и получить всю сумму. Обычно выбирают самого платёжеспособного должника. А должники потом разбираются между собой.

Что значит недобросовестно и неразумно

Недобросовестные и неразумные действия — это оценочные понятия.

Правило о субсидиарной ответственности руководителей и владельцев долей исключённого ООО заработало с 30 июля 2017 года. Практика по таким делам только формируется. Иногда арбитражные суды считают, что непредставление налоговой отчётности само по себе неразумно и недобросовестно. Это ведёт к принудительной ликвидации, из-за которой контрагент не может получить свои деньги. Бывает, судьи встают на сторону должника.

Вот по каким причинам иски контрагентов удовлетворяли:

— Директор и учредитель знали о долгах по судебным решениям, но не пытались рассчитаться, добросовестно ликвидироваться или объявить себя банкротом — дела № А05-2983/2018 и А05-1463/20185.

— Единственный учредитель и он же директор создал новое общество с созвучным названием. Всю деятельность стал вести через него, а старое бросил с долгами — дело № А55-32550/2018.

— Учредитель знад о долгах общества, но вышел из него и избрал номинального директора — дело № А33-16563/2018.

Недобросовестность и неразумность в суде доказывает контрагент, это его обязанность.

Как защититься от субсидиарной ответственности

Чтобы не рисковать личным имуществом, не стоит доводить фирму до принудительного исключения.

Гораздо лучше использовать законные методы: расплатиться с кредиторами и ликвидироваться, выйти из состава, продать долю, разобраться с недобросовестным партнером или уйти в банкротство.

К тому же у принудительной ликвидации будет ещё одно неприятное последствие, если фирма задолжала по налогам. Директору запретят занимать подобную должность на три года, а владельцу доли более 50 % — регистрировать новую компанию — ст. 23 Закона о регистрации юрлиц.

Посмотрите нашу подборку статей, они помогут найти безопасное решение.

Если контрагенты всё-таки предъявили к вам иск по долгам старого ООО, найдите толкового юриста. Иногда достаточно прийти в суд и доказать, что долг возник, когда вы уже не имели никакого отношения к фирме.

Новые положения о субсидиарной ответственности руководителей и участников организаций

28.06.2017 г. начинают действовать нормы, уточняющие и расширяющие порядок привлечения к субсидиарной ответственности руководителей и участников юрлиц. Об этих новеллах и расскажет наша статья.

Внедрение принципа дополнительной ответственности для руководителей и учредителей ООО, исключенных из ЕГРЮЛ в административном порядке

Налоговые органы вправе исключить недействующую компанию из ЕГРЮЛ. Юрлицо признается таковым, если оно год и более не сдавало отчеты в ИФНС и не проводило операции хотя бы по одному из банковских счетов. Кроме того, фискальные органы закроют компанию, если она не имеет средств для самостоятельной ликвидации, либо в госреестре о данной фирме более 6-ти месяцев содержится запись о наличии недостоверных сведений.

Административное исключение из ЕГРЮЛ приводит к фактической ликвидации организации. В результате она теряет правоспособность и не может исполнять обязательства, в том числе оплачивать задолженность.

Многие недобросовестные предприниматели использовали (и продолжают использовать) данный способ для бесплатного и быстрого закрытия ненужной им организации. Они просто «забрасывают» ее и открывают новое юрлицо. До недавнего времени государство «сквозь пальцы» смотрело на эти действия. Однако в последние 10 лет все больше и больше аферистов стало прибегать к этому методу, уклоняясь от расчетов с кредиторами и уходя от оплаты налогов.

В результате власти вынуждены принимать меры для ужесточения административной ликвидации. Так, совсем недавно, они ввели возможность взыскания задолженности с руководителей и участников фирм-должников, исключенных в ЕГРЮЛ по решению фискальных органов.

В конце июня 2017 года вступает в силу п.3.1. ст. 3 закона об Обществах с ограниченной ответственностью. Новелла гласит, что если обязательства возникли из-за недобросовестных или неразумных действий руководителей/учредителей фирмы, то кредиторы вправе обратиться в суд с заявлением о взыскании задолженности с этих лиц. Ранее подобное было возможно только при банкротстве организации.

Некоторые нюансы применения субсидиарной ответственности в отношении руководителей юрлица, исключенного из ЕГРЮЛ

При анализе данной нормы следует учитывать несколько моментов. Во-первых, эта новелла касается исключительно ООО. Экстраполировать ее на другие виды юрлиц невозможно. Недаром законодатель ввел данный пункт только в закон об ООО. Во-вторых, нормативные акты напрямую не регламентируют процедуру подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей и участников лица, исключенного из реестра в административном порядке. Следовательно, заявитель должен руководствоваться общими требованиями ГК и ГПК РФ, законом о банкротстве, а также судебной практикой.

Изменения в закон о банкротстве

ФЗ-488 серьезно дополнил ст.10 закона о банкротстве. Он увеличил срок исковой давности для привлечения руководителя/участника к субсидиарной ответственности с одного года до трех лет. Такое заявление можно теперь смело подавать после прекращения конкурсного производства и даже в случае возврата первоначального иска о признании организации банкротом.

Ну и наконец, если на момент рассмотрения подобного заявления нельзя установить размер обязательств контролирующих лиц, то этот факт не должен препятствовать в принятии данного обращения. Если суд решит, что есть весомые доказательства для привлечения к дополнительной ответственности директора (либо иного контролирующего лица), то он вынесет определение о приостановлении рассмотрения данного заявления до завершения рассмотрения требований кредиторов.

Судебная практика

Для привлечения к субсидиарной ответственности граждан, заявитель, как и прежде должен доказать, что они действовали неразумно и недобросовестно. Следовательно, кредитор обязан указать в иске на подобные действия. При этом, как констатировал ВАС РФ в своем Постановлении № 62 от 30.07.2013 года, возможность наступления негативных последствий для организации в результате деятельности директора или другого контролирующего лица далеко не всегда говорит о неразумности или недобросовестности его действий. Бизнес — это риск, поэтому негативные последствия всегда сопутствуют предпринимательству. На этот же момент указал и Пленум ВС РФ в своем Постановлении № 25 от 23.06.2015 года.

Так, в качестве повода для привлечения к субсидиарной ответственности принимается уклонение руководителя от обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом (Определение ВС РФ № 309-ЭС15-16713 от 26.01.2017 года), а также сделки директора с заинтересованными лицами, находящимися под его же контролем (Определение ВС РФ № 306-ЭС16-20113 от 13.02.2017 года).

В то же время, суды часто отказывают кредиторам и не привлекают руководителей к дополнительной ответственности. Основания для отказа также разнообразны. Например, наличие долгов в период, когда директор находился «у руля компании» еще не говорит о невозможности их погашения и о неплатежеспособности юрлица (Определение ВС РФ № 301-ЭС16-820 от 20.02.2016 года). Следовательно, задолженность организации сама по себе не является однозначным поводом для возложения субсидиарной ответственности на ее руководителя.

Не является весомой причиной для заявления требований к директору оплатить задолженность за банкрота и тот факт, что он не передал конкурсному управляющему бухгалтерскую документацию. Если, конечно, при этом отсутствует связь между такими действиями бывшего руководителя и неплатежеспособностью фирмы (Определение ВС РФ № 303-ЭС15- 9024 от 18.08.2015 года).

Краткие выводы

Итак, с 28.06.2017 года действуют новые нормы, регулирующие привлечение контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Новеллы увеличивают срок исковой давности, а также позволяют требовать взыскания задолженности с нерадивых руководителей и после окончания конкурсного производства. Кроме того, у кредиторов появилась возможность направлять заявление без указания размера задолженности контролирующих лиц.

Ну, и наконец, самое главное — кредиторы получили право привлекать к ответственности руководителей и участников тех ООО, которые были исключены из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа.

Однако если новеллы, уточняющие процесс банкротства юрлиц, не вызывают споров, то с привлечением владельцев и руководителей «брошенных» ООО есть существенные вопросы. Прежде всего, законодатель не предоставил особых оснований для возложения субсидиарной ответственности на данную категорию граждан. Поэтому надо использовать те, что уже перечислены в законе: нарушение обязанности по своевременной подаче заявления, вред, нанесенный кредиторам в результате сделок, совершенных в пользу или по распоряжению контролирующего лица, нарушения правил бухучета, возникновение требований кредиторов вследствие правонарушения, совершенного по вине контролирующего лица и так далее.

При классическом банкротстве можно худо или бедно взаимодействовать с конкурсным управляющим, получать от него информацию и документы. Однако при подаче заявления в отношении руководителей «брошенной» фирмы такой возможности нет. Следовательно, существует вероятность того, что заинтересованные лица вообще не смогут обосновать правомерность субсидиарной ответственности руководителей. У них просто не будет сведений о бухучете, договорах должника, о его задолженности в определенные периоды времени, заинтересованности в конкретных сделках и так далее.

В свою очередь арбитраж откажется принять заявление, если оно не будет подкреплено доказательствами. Тем более что судебная практика требует не голословных «обвинений», а установление причинно-следственной связи между действиями директора (участника) и банкротством организации.

Поэтому, скорее всего, данная норма будет уточняться законодателем, а Верховный Суд через год-два в очередном обзоре судебной практики даст конкретные рекомендации по ее применению.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector