Спорные решения генерального директора

Что нам стоит с директором поспорить, или Как это толкует ВС РФ

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

В июне 2015 года ВС РФ постарался уточнить подходы к разрешению трудовых споров с руководителями (Постановление ВС РФ от 2 июня 2015 г. № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации»; далее – Постановление № 21). Ценность указанного постановления при разрешении подобных трудовых споров огромна. Это связано с тем, что, во-первых, трудовые вопросы в таких делах тесно переплетаются с корпоративными. Во-вторых, директор с одной стороны выступает как единоличный исполнительный орган организации, с другой – наемный работник. И в-третьих, практика судов общей юрисдикции пестрит противоречиями, которые наблюдаются и в решениях самого ВС РФ.

Анализ Постановления № 21 снимает ряд спорных моментов, но в то же время некоторые его разъяснения сформулированы неясно. Рассмотрим, что приведено в порядок, а что требует доработки.

1. Четкое определение трудовой функции руководителя

ВС РФ разъяснил понятие «руководитель организации» – это работник, выполняющий в соответствии с заключенным с ним трудовым договором особую трудовую функцию. Заключается она в осуществлении руководства организацией, в том числе выполнении функций ее единоличного исполнительного органа. То есть руководитель может от имени организации совершать действия по реализации ее прав и обязанностей, возникающих из гражданских, трудовых, налоговых и иных правоотношений. Специальному регулированию труда руководителей посвящена гл. 43 ТК РФ «Особенности регулирования труда руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации».

В то же время Суд определил случаи, которые не подпадают под регулирование указанной главы:

  • руководитель организации является единственным участником (учредителем) организации, собственником ее имущества;
  • управление организацией передано по договору другой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему);
  • работник осуществляет руководство отдельными сферами деятельности организации или отдельными структурными подразделениями организации, в том числе филиалами, представительствами или иными обособленными подразделениями, без возложения на него функций единоличного исполнительного органа.

Таким образом, в Постановлении № 21 дано четкое определение руководителя и его трудовой функции, что позволяет правильно квалифицировать труд каждого работника: является он руководителем или нет.

2. Подведомственность дел: общая юрисдикция или арбитраж?

Необходимость разъяснения указанного вопроса была как никогда очевидна и связана с двойственной природой предмета спора: трудовые это или корпоративные правоотношения. Постановлением № 21 ВС РФ попытался разграничить подведомственность споров с участием руководителей. Однако полностью проблему решить не удалось, некоторые формулировки Суда требуют дополнительных толкований.

В п. 3 Постановления № 21 обозначены критерии подведомственности указанных споров судам общей юрисдикции и арбитражным судам (рис.1).

Рис. 1. Разграничение подведомственности споров с участием руководителей организаций между судами общей юрисдикции и арбитражными судами (по Постановлению ВС РФ от 2 июня 2015 г. № 21).

Таким образом, по общему правилу дела с участием руководителей должны рассматриваться в судах общей юрисдикции, причем Суд указал конкретные примеры споров.

Но следует обратить внимание на двойственный характер дел по оспариванию руководителями решений о досрочном прекращении их полномочий, возникших в силу трудового договора. Рассмотрим две ситуации.

Первая ситуация. Генеральный директор оспаривает расторжение трудового договора в связи с несоблюдением корпоративных правил прекращения полномочий.

Вторая ситуация. Генеральный директор (женщина) оспаривает расторжение трудового договора и требует восстановления на работе в связи с установлением факта беременности на дату увольнения.

В первом случае наш спор касается трудовых отношений (расторжение трудового договора), но в то же время вытекает из норм гражданского права. Таким образом, спор будет рассматриваться в арбитражном суде. На это также указывает п. 4 ст. 225.1 АПК РФ, который относит к корпоративным споры, связанные с прекращением полномочий лиц, входящих или входивших в состав органов управления.

Во втором случае требования генерального директора основаны исключительно на требованиях трудового законодательства, поэтому дело будет рассмотрено в суде общей юрисдикции.

3. Материальная ответственность руководителя и вновь вопрос о подведомственности

В силу п. 1 ст. 277 ТК РФ руководитель организации несет полную материальную ответственность. Данное положение вытекает из требований закона и не зависит от того, есть ли условие о полной материальной ответственности в трудовом договоре (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю»). При этом вопрос о размере возмещения ущерба (прямой действительный ущерб, убытки) решается на основании того федерального закона, в соответствии с которым руководитель несет материальную ответственность.

Прямой действительный ущерб – это реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если он несет ответственность за его сохранность), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества или на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ч. 2 ст. 238 ТК РФ).

И главное, руководитель привлекается к материальной ответственности и взысканию с него прямого действительного ущерба в том же порядке, что установлен и для остальных работников (п. 5 Постановления № 21).

Наряду с прямым действительным ущербом руководитель (в том числе бывший) обязан возместить убытки, которые включают в себя реальный ущерб и неполученные доходы (упущенную выгоду), и причинены виновными действиями руководителя (например, такие требования содержатся в законодательстве об АО и ООО).

Тем не менее на практике ситуация с подведомственностью складывается неоднозначная. Причиной тому – все та же двойственная природа взаимоотношений работодателя с руководителем. Привлечение директора к материальной ответственности возможно как в рамках трудового (ст. 277 ТК РФ), так и в рамках гражданского законодательства (ст. 53.1 ГК РФ). К примеру, в соответствии с п. 1 ст. 53.1 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, обязано возместить по требованию юридического лица либо его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

К сожалению, в ВС РФ не дал четкого разграничения подведомственности таких споров. Общая формулировка п. 7 Постановления ВС РФ гласит: дела по спорам о взыскании убытков с директоров рассматриваются как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами в соответствии с правилами разграничения компетенции, установленной процессуальным законодательством (ч. 3 ст. 22 ГПК РФ, п. 2 ч. 1 ст. 33 АПК РФ и п. 3 ст. 225.1 АПК РФ).

Решение вопроса о разграничении подведомственности по данным спорам всегда подразумевало две противоположные позиции:

  • ВС РФ утверждал, что такие дела подведомственны судам общей юрисдикции (например, Определение ВС РФ от 29 марта 2013 г. № 35-КГ13-2);
  • ВАС РФ высказывал противоположную точку зрения – в частности, подчеркивал, что даже если стороны ссылаются на ст. 277 ТК РФ в обоснование своих требований, дело все равно подлежит рассмотрению арбитражными судами в соответствии со ст. 225.1 АПК РФ (п. 9 Постановления ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»). И даже после упразднения ВАС РФ арбитражные суды продолжают пользоваться данным постановлением.

На наш взгляд, споры по взысканию работодателем убытков с руководителя должны рассматриваться арбитражными судами по аналогии с исками о взыскании с руководителя причиненных компании убытков, предъявляемых участниками и акционерами.

Правильно определить подведомственность споров в зависимости от конкретных обстоятельств дела и не затянуть при этом процесс его рассмотрения могут консультанты, занимающиеся данными вопросами на постоянной основе. Профессиональный «холодный» взгляд консультанта на ситуацию изнутри позволит компаниям верно подойти к решению такого щекотливого вопроса, как споры с руководителем.

4. Обеспечительные меры

Суды общей юрисдикции не применяют обеспечительные меры при рассмотрении споров о досрочном прекращении полномочий руководителем организации и членами коллегиальных исполнительных органов, возникших в силу трудового договора (п. 4 Постановления № 21). Такая позиция возникла в связи с тем, что бывшие директора часто прибегали к обеспечительным мерам в виде обязания компании-ответчика (бывших работодателей) не чинить препятствий при выполнении ими прежних обязанностей. В соответствии со ст. 139 ГПК РФ обеспечительные меры допускаются, только если их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда. В случае же восстановления на работе трудно представить обстоятельства, которые могли помешать исполнению решения суда при удовлетворении требований истца.

Вместе с тем ВС РФ не ограничил возможность применения обеспечительных мер при рассмотрении дела в арбитражных судах. В ч. 2 ст. 90 АПК РФ содержится дополнительное основание для принятия обеспечительных мер – риск причинения значительного ущерба заявителю. При этом в рамках корпоративных споров риск причинения значительного ущерба налицо. Например, вывод активов при нелегитимной смене руководителя для собственников влечет фактически потерю своих активов и бизнеса, для руководителя – привлечение к ответственности: как к материальной, так (при определенных обстоятельствах) и к уголовной.

На наш взгляд, именно для защиты интересов собственников и руководителей ВС РФ предусмотрел указанную возможность.

5. А много ли споров?

Читать еще:  Для одновременного перевода долга и уступки права требования необходимо согласие контрагента

В 2014 году в России было рассмотрено 577 057 трудовых споров. Споры с участием руководителей составляют примерно 1,2% от этого количества, однако они являются наиболее сложными. Официальной статистики за 2015 год пока нет, однако судя по анализу судебных актов, число подобных дел сохранится примерно на том же уровне. Львиная доля таких конфликтов связана с определением подведомственности спора. Все сталкиваются с одними и теми же проблемами: разграничение правоотношений на трудовые и корпоративные. В связи с двойственной природой статуса руководителя организации эта грань практически стерта.

Для того, чтобы ее найти и правильно определить подведомственность, раз ни законодатель, ни судебные органы не могут однозначно помочь с этим, поддержки стоит искать у профессиональных консультантов. Практикующий профессионал поможет сэкономить время и деньги.

6. Разумно и обоснованно

Каждый раз перед началом работы юристы КСК групп оценивают разумность, обоснованность и эффективность принимаемых мер. При этом важно вовремя выявить симптомы, диагностировать проблему, подготовиться к наступательным действиям. Четко выстроенная правовая позиция и комплексный индивидуальный подход позволяют достигнуть 100%-ного желаемого результата, ведь во взаимодействии с руководителем организации или членом коллегиального исполнительного органа есть много подводных камней – они не простые работники.

Таким образом, экономический эффект равен 99% от желаемого результата, 100% экономии времени заинтересованных лиц (консультант оказывает услугу «под ключ») и 99% защиты от негативных рисков (позиция экспертов всегда выверена в соответствии с требованиями действующего законодательства и актуальной судебной практикой).

Лишение права генерального директора занимать руководящие должности за разорение предприятия

В настоящее время судебные органы используют дисквалификацию, как способ наказания за деятельность управляющего в то время, когда компания стала банкротом. Незаконная деятельность руководства при несостоятельности компании являются своего рода поводом снятия с главной должности. Сейчас это основание набирает большую известность. Органы государственной власти и лица, имеющие интерес зачастую обращаются в судебные органы, чтобы в отношении обанкротившегося была применена такая мера наказания, как дисквалификация.

О главном должностном лице:

  • Что покажет на незаконное использование прав генерального директора;
  • Ответственность главного должностного лица;
  • Причинение убытков руководством;
  • Спорные решения генерального директора.

Дополнительная ответственность руководствующих лиц при разорении фирмы

Основательную важность вызывает собой практическое применение лишения занимать руководствующую должность, как способ наказания по ч.8 ст. 14.13 Кодекса об Административных Правонарушениях, которая была введена в действие с 29.12.2015 Федеральным законом от 29.12.2015 № 391-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». В том случае, когда неплательщик объявлен обанкротившимся в связи с действиями или бездействия руководствующего над неплательщиком лица, данные лица понесут дополнительную ответственность по обязательствам фирмы (п. 4 ст. 10 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Пока не имеет доказательств прочее, принято считать, что заемщик является обанкротившимся в ходе активности и (или) пассивности руководствующего над неплательщиком лица, если имеется следующее: руководствующее лицо отказывается от выполнения определения органов суда о субсидиарной ответственности или от компенсирования убытков.

Вследствие проверки заявления о том, чтобы руководствующее над должником лицо было привлечено к данному виду ответственности или о том, чтобы лицо было привлечено к ответственности в виде компенсации убытков, органами суда выносится определение, обжаловать его можно только в порядке, установленным законом. Величина ответственности определяется в данном определении о привлечении названных лиц к дополнительной ответственности, в решении о компенсировании должнику убытков определяется величина взыскиваемых убытков. На основании решения дается судебный приказ об исполнении в соответствии с п. 7 ст. 10 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Ответственность главного должностного лица при несостоятельности фирмы

В соответствии с частью 8 ст. 14.13 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ предусмотрена ответственность генерального директора компании за отказ от исполнения определения органов арбитражного суда о привлечении к дополнительной ответственности контролирующих неплательщика лиц. Налоговые органы вправе составить админпротокол по данному правонарушению. Органы арбитражного суда в ходе результатов осуществленной проверки налоговой инспекцией способны лишить должности лицо, которое отвечало за реализацию исполнения решения судебных органов.

Налоговая инспекция интенсивно включит ч. 8 ст. 14.13 КоАП РФ и воспользуется обращением в органы арбитражных судов с просьбой о применимости мер наказания в виде лишения права занимать руководящие должности лиц, занимающих посты директоров организации. В действительности множество случаев подтверждает то, как органы арбитражного суда одобряют требования налогового органа по данным обращениям.

Генеральный директор ООО во время не заявил в органы арбитражного суда о признании организации неплатежеспособной (обанкротившейся). Отсутствием своих действий руководством была не соблюдена ст. 9 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». По решению АС Пермского края от 10.04.2015 по делу № А50-23478/2013 главное должностное лицо было привлечено к такому виду ответственности, как субсидиарная. В судебные органы поступило исковое заявление от МИФНС с просьбой о том, чтобы руководство компании было привлечено к административной ответственности по ч. 8 ст. 14.13 КоАП РФ. Главному должностному лицу АС Пермского края от 08.04.2016 по делу № А50-3686/2016 был вынесен обвинительный приговор наказание в виде лишения права занимать руководящую должность сроком на двенадцать месяцев. Аналогично органами суда производится рассмотрение ситуации и по делу № А36-2584/2016.

Дисквалификация генерального директора ООО зачастую используется в виде меры административного наказания.

Важно обратить внимание на то, что судебная практическая деятельность, касающаяся дисквалификации генерального директора ООО, по мимо всего прочего по новоявленным административным составам, растёт. Следовательно, предпочтительнее воспользоваться предохранительными способами, которые ликвидируют возможность лишения права занимать директивные должности руководствующего лица. Немаловажно, не допустить, чтобы способ наказания, как дисквалификация, не послужил препятствием в функционировании организации, не останавливал ее деятельность.

Дисквалификация директора ООО за удержание заработной платы и недостоверную информацию

Главное должностное лицо открытого акционерного общества было привлечено к ответственности по ст. 5.27. Со стороны генерального директора отсутствовала своевременная выплата зарплаты персоналу компании. До окончания срока, в течение которого лицо является подверженным административной ответственности. Был составлен второй акт инспектора на том же основном принципе. Это значит, что данное правонарушение было совершено неоднократно. Решением Тульского областного суда от 05.06.2015 № 4а-147/2015 генеральный директор ОАО был привлечен к административному наказанию в виде лишения права занимать данную должность в течение полутора лет.

Руководство органа исполнительной власти управляющей компании общества не один раз передавал в органы налоговой инспекции ложную информацию. Данные представлялись при регистрации изменений информации о юридическом лице. Фирма меняла регистрацию своего местонахождения. Инспекцией был проведен обход здания организации по тому адресу, который был указан лицом, занимающим главное должностное положение. Юридическое лицо по указанному адресу отсутствовало. Ни гарантийные письма, ни письменное соглашение, которые были предоставлены, не свидетельствовали о действительной возможности владельца помещения юридическим лицам помещения в соответствии с гарантийной документацией. Постановлением Астраханского областного суда от 03.02.2016 по делу № 4а-5/2016 руководство данной компании было привлечено к административной ответственности в виде лишения права занимать руководящую должность.

Квалифицированные специалисты Адвокатского бюро «Честь и Закон» готовы оказать вам помощь в прояснении и решении вопросов по дисквалификации директора при банкротстве фирмы и по другим случаям несостоятельности юридических лиц.

За какие управленческие решения можно засудить генерального директора

Топ-менеджеру необязательно быть недобросовестным. В каких случаях директор несет ответственность перед компанией, акционерами, владельцами?

Представьте ситуацию: Алексей – основатель и генеральный директор IT-компании в форме ООО с сотней сотрудников привлек венчурный фонд, инвестирующий в высокотехнологичный сектор. Переговоры прошли успешно, инвестор вошел в проект с долей 30%, не позволяющей, на первый взгляд, сильно влиять на управленческие решения. Устав и корпоративный договор проверены и согласованы с профильными юристами.

Спустя полгода новый инвестор инициировал судебное разбирательство о взыскании убытков с Алексея, которые были нанесены компании несколькими сделками, совершенными за несколько месяцев до того, как инвестор стал полноправным участником ООО. Иски такого рода являются косвенными, то есть выгодоприобретателями по ним являются не истцы, а сами компании.

  • Обоснованы ли требования?
  • Может ли участник ООО подавать иски о взыскании убытков за то время, когда он не имел отношения к компании?
  • Как защищаться от подобных исков и наоборот – привлекать к ответственности недобросовестных топ-менеджеров, директоров и совладельцев?
  • Какие правила, основания, сроки давности?

Еще пять лет назад количество дел о привлечении контролирующих лиц к ответственности перед своей компанией было ничтожно мало. В 2013 году Высший арбитражный суд принимает профильное постановление пленума, а в 2014 году в Гражданский кодекс вносится статья 53.1, что становится фундаментом для многочисленных судебных исков к директорам, главным бухгалтерам и даже неявным бенефициарам компаний. Более того, эти правовые нормы активно используются в корпоративных конфликтах для оказания давления на неугодных топ-менеджеров.

В течение трех лет с момента, когда заинтересованное лицо (участник, акционер, директор, сама компания, внешний управляющий) узнало или должно было узнать о возможном нарушении, оно имеет право подать иск о взыскании убытков в пользу собственной компании. Более того, с таким иском имеет право обратиться и новый участник (акционер), не имевший отношения к компании, когда ей наносились убытки. Как это работает на практике?

Кейсы с директором и скрытым бенефициаром

Пример 1. ООО «Фонд» обратилось с иском о взыскании 20 млн руб. убытков с генерального директора ООО «ИТ» Петрова. Истец – участник ООО «ИТ» с долей 40%. В судебном процессе выяснилось, что Петров заключил несколько взаимосвязанных сделок, в результате которых общество потеряло право собственности на дорогостоящее оборудование. В суде удалось доказать, что крайняя фирма в цепочке перепродаж принадлежала родственникам Петрова.

Пример 2. Никонов обратился с иском к директору ООО «Луч» Алексееву, в ООО истец являлся 100% учредителем. Никонов заявлял, что директор вывел более 50 млн рублей на фирмы-однодневки, что повлекло выездную налоговую проверку и доначисление более 15 млн рублей налогов, штрафов и пеней. В суде директор представил переписку с истцом, из которой суд установил, что все реквизиты фирм-однодневок были предоставлены самим истцом, более того, договора и вся документация по этим компаниям приходила с адреса электронной почты учредителя. Иск удовлетворен частично: с директора взыскано 3 млн рублей – суд указал на тот факт, что директор, осознавая возможную противоправность заключаемых сделок, все равно выполнял указания учредителя и заключал спорные договора.

Читать еще:  Как привлечь к субсидиарной ответственности за банкротство с 1 июля 2017 года

Пример 3. Костин вступил в должность генерального директора общества и после аудиторской проверки по согласованию с общим собранием участников реализовал недвижимость, находящуюся на балансе компании. Один из совладельцев, голосовавший «против», подал иск против директора, заявляя, что цена недвижимости занижена в два раза. В иске отказано в связи с тем, что проданное здание находилось в аварийном состоянии и его рыночная оценка, представленная истцом, не учитывала стоимость реконструкции и ремонта.

Пример 4. После годового общего собрания участников ООО выяснилось, что в течение предыдущего года по распоряжению генерального директора (тоже участника) приобретались облигации промышленного предприятия из соседнего региона. Ставка купона – 18%. Директор объяснял сделки наличием внутренней информации о деятельности эмитента и уверенности в выплате завышенных купонов. Эмитент объявил дефолт и перешел в банкротство. Другие участники решили не идти в арбитражный суд, а подали заявление в полицию. Выяснилось, что знакомый директора на предприятии-эмитенте выплачивал последнему вознаграждение за каждую сделку в размере 25%. Убытки взысканы в рамках уголовного дела.

Пример 5. Крупная строительная компания собрала средства дольщиков и провалила строительство дома. Компания была куплена новым инвестором, который привлек к ответственности формально несвязанного с компанией человека – некоего господина Ф., на которого не было зарегистрировано вообще ни одной фирмы. В суде были опрошены сотрудники компании, в том числе бухгалтера, прорабы, строители. Они показали, что Ф. постоянно присутствовал в офисе и на стройплощадках, давал указания, позиционировал себя как владелец бизнеса. Более того, в суд были представлены протоколы заседания градостроительной комиссии этого региона России, в котором Ф. значился руководителем застройщика. Также истцы принесли красочные буклеты с фотографией Ф. на первой странице и подписью «создатель и владелец». Суд примерил доктрину «прокалывания корпоративной вуали» и взыскал с Ф. убытки в размере 500 млн рублей.

Главный бухгалтер против решений генерального директора

Практические рекомендации по выходу из конфликтной ситуации.

На практике часто встречаются ситуации, когда генеральный директор организации требует от главного бухгалтера поступить так-то и так-то.

Отметим, что, как правило, разногласия между главным бухгалтером и руководителем компании возникают, прежде всего, в отношении принятия к учету данных первичного документа либо по вопросу формирования бухгалтерской или налоговой отчетности.

При этом главный бухгалтер, не согласный с руководителем предприятия по тому или иному вопросу, объясняет ему, что есть налоговые риски при осуществлении и отражении в учете и отчетности тех или иных операций.

Но руководитель фирмы, невзирая на предупреждение главного бухгалтера, настаивает на своем и грозит главному бухгалтеру применением санкций вплоть до увольнения в случае неисполнения своих указаний.

Обсудим, как действовать главному бухгалтеру, который не согласен с решениями генерального директора.

Регулирования спорных ситуаций и действующее законодательство

Главный бухгалтер в своей работе обязан руководствоваться тремя запретами.

В силу закона не допускаются:

  • «принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок» (ч. 1 ст. 9 Закона № 402-ФЗ);
  • «пропуски или изъятия при регистрации объектов бухгалтерского учета в регистрах бухгалтерского учета» (ч. 2 ст. 10 Закона № 402-ФЗ);
  • «ведение счетов бухгалтерского учета вне применяемых экономическим субъектом регистров бухгалтерского учета» (ч. 2 ст. 10 Закона № 402-ФЗ).

Отметим, что обойти эти запреты можно по письменному распоряжению руководителя экономического субъекта, который единолично несет ответственность за созданную в результате этого информацию и за достоверность представления финансового положения экономического субъекта на отчетную дату, финансового результата его деятельности и движения денежных средств за отчетный период (п.п. 1, 2 ч. 8 ст. 7 Закона № 402-ФЗ).

То есть, при наличии письменного распоряжения руководителя на оформление спорной операции ответственность с главного бухгалтера будет снята, поскольку именно руководитель единолично несет ответственность за достоверность отражения финансового положения, финансового результата, движения денежных средств и другой информации.

Данная точка зрения подтверждается арбитражной практикой.

Так в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 24.10.06 г. № 18 сделан вывод: в случае, если имели место разногласия между руководителем организации и главным бухгалтером, действия которого были санкционированы письменным распоряжениям руководителя, то ответственность за выявленные правонарушения будет возложена на руководителя предприятия.

Уголовной ответственности не избежать

Преступления, за которые грозит уголовная ответственность для главного бухгалтера, относятся к сфере экономической деятельности.

Уголовные дела в отношении главного бухгалтера могут возбуждаться по следующим видам нарушений:

  • уклонение от уплаты налоговых платежей и страховых взносов (ст. 199 УК РФ);
  • неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 199.1 УК РФ);
  • уклонение от уплаты взносов на социальное страхование (ст. 199.4 УК РФ);
  • фальсификация финансовых документов и отчетности (ст. 172.1 УК РФ);
  • иные виды уголовных проступков.

Напротив — неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

Таким образом, письменное распоряжение директора не избавит главного бухгалтера от уголовного наказания.

Поэтому в такой ситуации наш совет: разумнее уволиться — чтобы не оказаться в составе группы лиц, действующих по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ).

Регламент разрешения конфликтных ситуаций

Допустимо закрепить его в одном из документов, характеризующих права и обязанности главного бухгалтера, — в должностной инструкции либо в трудовом договоре.

В установлении такого регламента в первую очередь должен быть заинтересован сам главный бухгалтер.

Алгоритм действий главного бухгалтера, который не согласен с решениями генерального директора

Для этого главному бухгалтеру необходимо составить служебную (докладную) записку на имя генерального директора, в которой следует отразить свое мнение по спорной ситуации и получить от генерального директора приказ на проведение в учете спорной хозяйственной операции.

В этом документе следует обстоятельно изложить возражения, аргументировать свою точку зрения, а также привести верное решение по выходу из сложившейся ситуации.

Таким образом, в служебной записке последовательно указывается следующая информация:

  • причина написания записки;
  • проблемы, которые могут возникнуть;
  • негативное отношение главбуха к решению поставленной задачи в предложенном варианте;
  • свой вариант (если таковой имеется).

Такой документ докажет, что вина главного бухгалтера в совершении правонарушения отсутствует.

В этом случае ответственность несет только директор (п. 8 ст. 7 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», далее — Закон N 402-ФЗ).

Если письменное распоряжение директора получить не представляется возможным

  • написать на адрес руководителя служебную записку с учетом вышеуказанных рекомендаций по ее составлению;
  • официально передать секретарю предприятия с фиксацией входящего номера. Этот шаг необходимо сделать, для того чтобы такая записка имела какую-нибудь юридическую силу.

Впоследствии правильно составленная записка, если и не освободит от ответственности главного бухгалтера полностью, но, безусловно, послужит смягчающим обстоятельством.

Генеральному директору

_____________________(Ф.И.О.)

____________________________

(название организации)

От Главного бухгалтера

____________________(Ф.И.О.)

Служебная записка

Данное мнение подтверждается арбитражной практикой (приводятся постановления судов).

Таким образом, при отражении указанной операции возникают риски предъявления претензий со стороны налоговой инспекции.

В соответствии с п. 8 ст. 7 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» прошу дать письменное распоряжение по отражению в учете вышеуказанной операции.

Напоминаю, что в данном случае руководитель экономического субъекта единолично несет ответственность за отраженную по такому распоряжению операцию.

Для решения проблемы предлагаю предпринять следующие действия (указывается вариант решения задачи).

«______» _______ 2017г. /____________/______________

Корпоративные споры руководителя организации

«Кадровик. Трудовое право для кадровика», 2010, N 11

КОРПОРАТИВНЫЕ СПОРЫ РУКОВОДИТЕЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ

Статья поможет разобраться в подведомственности корпоративных трудовых споров. Они были неизвестны трудовому законодательству, теперь включены в арбитражное разбирательство, а аппарат арбитражных судов не готов к рассмотрению трудовых споров, т. к. отсутствуют необходимые знания и опыт. Какой суд должен заниматься восстановлением на работе руководителя, какой — прекращением его полномочий, где решается вопрос о взыскании убытков, связанных с деятельностью генерального директора? Все эти вопросы рассматриваются в материале.

Трудовые отношения руководителя организации, как известно, регулируются трудовым законодательством с особенностями, установленными гл. 43 ТК РФ. Согласно ст. 273 ТК РФ, руководитель организации — физическое лицо, которое в соответствии с ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами юридического лица (организации) и локальными нормативными актами осуществляет руководство этой организацией, в т. ч. выполняет функции ее единоличного исполнительного органа.

Орган управления юридического лица формируется с учетом специфики той или иной организационно-правовой формы юридического лица на единоличной либо коллегиальной основе (ст. 21 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (ред. от 02.07.2010); ст. ст. 40, 41 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (ред. от 27.12.2009, далее — Закон об ООО); ст. 69 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (ред. от 27.12.2009, далее — Закон об АО) и др.). Руководитель организации как раз является единоличным органом управления.

Таким образом, руководитель организации обладает двойственным правовым статусом: с одной стороны, это орган, через который юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности, с другой — это работник, состоящий с работодателем (юридическим лицом) в трудовых отношениях.

Федеральный закон от 19.07.2009 N 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон N 205-ФЗ) внес существенные изменения в Арбитражный процессуальный кодекс РФ, эти изменения коснулись и споров с участием органов управления юридического лица, к которым относится и единоличный исполнительный орган юридического лица (руководитель организации).

Необходимо отметить, что и до внесения выше указанных изменений вопрос о подведомственности споров с участием руководителя организации не всегда решался однозначно. Статья 33 АПК РФ в ранее действовавшей редакции (до 19.07.2009) к специальной подведомственности арбитражных судов относила в т. ч. и дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров (п. 4 ч. 1).

При этом Верховный Суд указал: «Учитывая то, что отношения между единоличными исполнительными органами обществ (директорами, генеральными директорами), членами коллегиальных исполнительных органов обществ (правлений, дирекций), с одной стороны, и обществами — с другой, основаны на трудовых договорах (глава 43 ТК РФ), дела по искам указанных лиц о признании недействительными решений коллегиальных органов акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ о досрочном прекращении их полномочий, о восстановлении в занимаемых должностях и оплате времени вынужденного прогула подведомственны судам общей юрисдикции, которые в силу статей 382 и 391 ТК РФ являются по данным делам органами по разрешению трудовых споров» (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 20.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (ред. от 10.02.2009)). Между тем арбитражный суд указывал, что, если участник (акционер), являющийся генеральным директором, обращается к своему обществу с требованием о признании недействительным решения общего собрания акционеров (участников) о прекращении его полномочий как единоличного исполнительного органа общества, спор подведомственен арбитражному суду, с чем трудно согласиться (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.08.2003 по делу N А33-7005/03-С1-Ф02-2603/03-С2).

Читать еще:  Как вы боретесь с невнимательностью сотрудников?

Также неоднозначно решался вопрос и о подведомственности споров по требованиям о привлечении к имущественной ответственности лиц, осуществляющих управленческие функции. Так, согласно ч. 2, 5 ст. 71 Закона об АО с иском о возмещении убытков, в т. ч. к единоличному исполнительному органу, причиненных его виновными действиями (бездействием), может обратиться как само общество, так и акционер (акционеры). На основе судебной практики Д. В. Бурачевским был сделан обоснованный вывод о том, что, если иск предъявлял акционер, данное дело подлежало рассмотрению в арбитражном суде, если общество — в суде общей юрисдикции [1, с. 23]. Хотя в литературе имеются и иные точки зрения. Так, по мнению В. И. Добровольского (высказанному еще до изменений, внесенных в АПК РФ Законом N 205-ФЗ), размер и основания ответственности руководителей должны определяться по правилам ст. 71 Закона об АО, и данного рода споры подведомственны арбитражным судам [2, с. 216]. Судебная практика по данному вопросу также противоречива.

Пример. Так, ВАС РФ в своем Определении от 25.05.2009 N ВАС-6254/09 указал, что спор по иску ООО «М» к Е. о взыскании убытков в размере 763 604 руб. 85 коп. относится к корпоративным и подлежит рассмотрению в арбитражном суде, поскольку требование общества о взыскании убытков связано с деятельностью общества в период выполнения его участником должностных обязанностей генерального директора и главного бухгалтера общества. Позиция же Президиума Верховного Суда РФ следующая: требования общества к бывшему генеральному директору общества о взыскании убытков, причиненных действиями данного лица в период исполнения им обязанностей генерального директора, подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции (Ответы Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ на вопросы судов по применению норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, утв. Президиумом ВС РФ 24.03.2004).

Изменения в АПК РФ

Как было указано выше, Законом N 205-ФЗ внесены значительные изменения в АПК РФ. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 33 АПК РФ, арбитражные суды рассматривают дела по спорам, указанным в ст. 225.1 АПК РФ. При этом не указывается, как это было ранее, «за исключением трудовых споров». Статья 225.1 содержится в новой гл. 28.1 «Рассмотрение дел по корпоративным спорам» АПК РФ. Согласно ч. 1 ст. 225.1 АПК РФ, арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом (далее — корпоративные споры). В этой же статье приведен открытый перечень корпоративных споров.

Пункт 4 данной статьи к корпоративным спорам относит споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также споры, возникающие из гражданских правоотношений, между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц.

Таким образом, споры, связанные с назначением или прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью руководителя организации, согласно вышеуказанной норме, являются корпоративными и подведомственны арбитражным судам. Подобное нововведение в литературе оценивается неоднозначно [1, с. 23; 3, с. 15; 4]. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10.06.2008 N 10 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации поправок к статьям 1 и 13 проекта федерального закона N 384664-4 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования порядка разрешения корпоративных конфликтов)» обоснованно признал недопустимым отнесение к подведомственности арбитражных судов данных споров, поскольку они являются по своей сути трудовыми.

Кроме того, в п. 4 ст. 225.1 АПК РФ не указаны основания прекращения полномочий единоличного исполнительного органа, споры по которым подведомственны арбитражному суду. Руководитель организации, обладая определенными особенностями, является наемным работником организации. Следовательно, помимо дополнительных оснований прекращения трудового договора, изложенных в ст. 278 ТК РФ, он может быть уволен и по иным основаниям, предусмотренным ТК РФ. Неубедительным представляется аргумент о содержании данного спора, а также спора о материальной ответственности руководителя организации как экономического (ст. 27 АПК РФ): в трудовом праве значительное число отношений имеет экономическую основу (заработная плата, например). Поскольку АПК РФ не исключает из подведомственности арбитражных судов рассматриваемую категорию трудовых споров (ч. 2 ст. 33 АПК РФ), налицо коллизия федеральных законов: ТК РФ и АПК РФ. Увольнение же руководителя организации, например, за прогул, вообще никак не связано с деятельностью общества как субъекта гражданского оборота, и соответственно, данный спор не носит экономического характера.

Суд общей юрисдикции

должен восстанавливать руководителя на работе?

Необходимо отметить, что новые правила урегулирования корпоративных споров, установленные Законом N 205-ФЗ, начали действовать с 21.10.2009. При этом, как указано в п. 7 ст. 15 данного Закона, суды общей юрисдикции отказывают в принятии заявлений по отнесенным к подведомственности арбитражных судов АПК РФ делам, поступивших до дня вступления в силу Закона N 205-ФЗ и не принятых к производству судами общей юрисдикции на день его вступления в силу, в связи с неподведомственностью таких дел судам общей юрисдикции. Между тем, как показывает судебная практика, суды общей юрисдикции по-прежнему продолжают принимать к производству иски руководителей к обществам о восстановлении на работе. Некоторые авторы также продолжают высказывать мнение, что споры о прекращении полномочий лиц, входящих в органы управления юридического лица, в зависимости от того, кто является истцом, в одних случаях рассматриваются арбитражным судом в силу соответствия спора критериям специальной подведомственности, в других — судом общей юрисдикции [5, с. 68]. Очевидно, что для разрешения сложившейся ситуации необходимо принятие разъяснений высшими судебными инстанциями.

институт права гражданского или трудового?

Возникает вопрос и о подведомственности споров, связанных с приостановлением полномочий единоличного исполнительного органа. Согласно ст. 69 Закона об АО, в случае, если образование исполнительных органов осуществляется общим собранием акционеров, уставом общества может быть предусмотрено право совета директоров (наблюдательного совета) общества принять решение о приостановлении полномочий единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора). Исходя из анализа данной нормы, следует согласиться с Б. Р. Карабельниковым в том, что институт приостановления полномочий руководителей акционерных обществ имеет весьма ограниченное применение и не может считаться эквивалентом института отстранения от должности, предусмотренного ст. 76 ТК РФ [6]. Несмотря на то что по своей природе приостановление имеет общие черты с отстранением от работы, поскольку характеризуется временным недопущением работника к работе, это тоже можно рассматривать как аргумент, что споры об отстранении руководителя организации от должности не подведомственны арбитражным судам.

Законодатель, отнеся вышеуказанные споры к корпоративным, лишил руководителя организации некоторых льгот, которые предоставляются при разрешении индивидуальных трудовых споров. В частности, согласно ст. 393 ТК РФ, работники при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов. Теперь, если руководитель будет обжаловать свое незаконное увольнение, то, согласно АПК РФ, данный спор уже не будет трудовым, следовательно, руководитель должен будет уплатить государственную пошлину. При этом, как следует из анализа ст. ст. 333.19 и 333.21 НК РФ, размер государственной пошлины при обращении в арбитражные суды значительно превышает размер государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции. Также нельзя забывать и о том, что гл. 43 ТК РФ распространяется на всех руководителей организации, независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности. Таким образом, руководители коммерческих и некоммерческих организаций обладают одинаковым трудоправовым статусом. Нормы же процессуального законодательства ставят их в неравное положение, поскольку руководители некоммерческих организаций по-прежнему будут обращаться с исками о восстановлении на работе в суды общей юрисдикции.

Корпоративные трудовые споры неизвестны трудовому законодательству, а аппарат арбитражных судов не готов к рассмотрению трудовых споров, т. к. отсутствуют необходимые знания и опыт. Следует также согласиться с мнением, что отнесение данных споров к компетенции арбитражных судов затруднит (по сравнению с нынешним) доступ к правосудию указанным гражданам, поскольку лишит их возможности обращаться за разрешением спора с организацией, в которой они работают, в районные суды, расположенные значительно ближе к населению, чем арбитражные суды [4]. Но самое главное, по нашему убеждению, в сути отношений руководителя, который остается субъектом трудового права.

1. Бурачевский Д. В. К вопросу о подведомственности споров с участием лиц, осуществляющих функции органов управления акционерного общества или являющихся членами таких органов // Российский судья. 2008. N 12.

2. Добровольский В. И. Применение корпоративного права: практическое руководство для корпоративного юриста. М.: Волтерс Клувер, 2008.

3. Приходько И. Изменения в АПК РФ: плюсы и минусы нового правового регулирования // Хозяйство и право. 2009. N 9.

4. Жуйков В. М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М.: Статут, 2006.

5. Свиридова Н. Проблемы отраслевой принадлежности договора с руководителем организации // Хозяйство и право. 2010. N 4.

6. Карабельников Б. Р. Трудовые отношения в хозяйственных обществах. М.: ФБК-ПРЕСС, 2003.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector