ВС РФ: угроза введения потребителя в заблуждение не даст продать товарный знак

Верховный суд решил, когда нельзя продать товарный знак

Французская компания заявила, что стала жертвой «угона» товарных знаков на премиум-водку и решила вернуть их себе через суд. Сделать это оказалось непросто: дело прошло четыре круга в апелляции и первой кассации и в итоге дошло до Верховного суда. Последнему пришлось разбираться, когда товарный знак нельзя продавать из-за угрозы введения в заблуждение потребителя.

Успешный бизнес испортил собственный директор

Еще в начале 90-х французская ликеро-водочная компания «Мари Бризар Вайн энд Спиритс” заняла свою нишу и на российском рынке. Для деятельности в России французы учредили дочерние фирмы (ТД «Времена года», «Бельведер-Русь»), на которые оформили ряд водочных товарных знаков: «Юрий Долгорукий», «Чайковский», «Иван Калита» и другие. Для простоты ведения бизнеса алкоголь разливали на российских заводах и сразу пускали продукцию на продажу.

Деятельность французской компании в России шла успешно до 2011 года. Тогда «палки в колеса» иностранным предпринимателям вставил Серж дер Саагян, гендиректор «Бельведер-Русь». Саагян продал девять товарных знаков на премиум-водку («Юрий Долгорукий» и др.) по заниженной стоимости через цепочку юрлиц сторонней фирме. Руководитель российской «дочки» воспользовался «лазейкой» в уставе, которая позволяла не согласовывать крупные сделки с материнской компанией. Когда французы поняли, что произошло, было уже поздно: Саагян сбежал, прихватив все документы по сделкам с собой.

Невероятные судебные приключения французов в России

«Мари Бризар» обратилась в АСГМ и попросила признать сделки по продаже товарных знаков недействительными, указывая сразу на несколько оснований:

нарушен порядок одобрения крупной сделки;
речь идет о выводе активов;
произошло расщепление бренда, которое приведет к заблуждению потребителя;
имеет место паразитарная конкуренция.

Первая инстанция удовлетворила требования истца, сославшись лишь на нарушение порядка одобрения крупной сделки ответчиком (дело № А40-48196/2013). Спор продолжился только через год. Оказалось, что обе компании из цепочки находятся по адресам массовой регистрации фирм, поэтому извещения о судебных заседаниях они не получали. Сотрудник «Почты России», который приносил заказные письма, так и не нашел адресатов.

Через год после проигранного спора СпецЮрТорг – промежуточная компания попросила апелляцию восстановить срок на обжалование решения АСГМ. Однако французы представили 9-му ААС доказательство, что регистрация обратившейся компании совпадает с адресом посольства Гвинейской республики: сам посол этой страны в России подтвердил указанную информацию. Кроме того, истец пояснил, что у СпецЮрТорга отсутствует собственный интерес обжаловать решение по делу: эта фирма не является правообладателем товарных знаков.

Тогда ответчик обратился в Суд по интеллектуальным правам, который пришел к иному выводу. Первая кассация решила, что нарушен порядок уведомления одной из сторон: сотрудникам «Почты России» нужно было посетить посольство Гвинеи хотя бы два раза и попытаться найти адресата. СИП пояснил, что таким образом нарушены права одного из ответчиков, поэтому апелляции нужно рассмотреть спор заново.

После восстановления срока на обжалование 9-й ААС оставил акт АСГМ без изменений. СИП отменил такое решение апелляционной инстанции, сославшись на то, что действовавшей на момент сделок устав компании не требовал их одобрения. Дело снова вернулось в апелляцию, которая теперь уже отказала истцу со ссылкой на учредительный документ фирмы, который не требовал согласия на заключение крупной сделки.

Первой кассации не понравился и такой акт, СИП отменил его и потребовал 9-й ААС тщательнее разобраться в запутанном деле, изучив все доводы сторон. Тогда апелляция снова вынесла решение в пользу французской компании, но теперь уже со ссылкой на ст. 1488 ГК. Судьи 9-го ААС решили, что сделки по продаже товарных знаков приведут к заблуждению потребителя, поэтому их нужно признать недействительными.

СИП опять пришел к другому выводу: заблуждения потребителей не произошло, а имелась лишь его угроза, что не считается нарушением закона. Первая кассация отменила решения нижестоящих инстанций и отказала в иске. Тогда французская компания обжаловала решение кассации в Верховный суд.

«Заблуждать потребителя не бросим»: ВС решал, как трактовать ст. 1488 ГК

Представитель истца, руководитель практики корпоративного права «ФБК Право» Александр Ермоленко, на судебном заседании в ВС пояснял, что СИП допустил два существенных нарушения. Во-первых, первая кассация неверно применила п. 2 ст. 1488 ГК («Договор об отчуждении исключительного права на товарный знак»), настаивал юрист. По его мнению, продажу товарного знака нельзя допустить, даже если есть угроза введения в заблуждение потребителя («Верховный суд решит, кому отдать товарный знак любимой водки Ельцина»). Во-вторых, СИП вышел за пределы своих полномочий и заново переоценил те доказательства, которые уже исследовала апелляция, считает Ермоленко.

Представитель истца уверял, что в этом деле имеет место и недобросовестная конкуренция: «Товарные знаки известного алкогольного бренда попадают к малоизвестной российской компании, которая учреждена за несколько месяце до сделки». Усомнился Ермоленко и в правильности переоценки доказательств СИП: «Первая кассация считает, что водка «Юрий Долгорукий» малоизвестна в России, но в мемуарах Александра Никишина она упоминается как любимый напиток первого президента РФ Бориса Ельцина».

Игорь Ермихин, директор фирмы «Спецюрторг», которая была в цепочке вывода активов, утверждал обратное: «Во-первых, нет доказательств, что истец как-то раскручивал этот бренд. Во-вторых, доля его на российском рынке алкогольной продукции ничтожна».

– В книге рассказывается, как Немцов и Ельцин пили водку «Юрий Долгорукий» без конкретных подробностей того, кто ее изготовил, – добавил Ермихин. По мнению ответчика, истцы выбрали ненадлежащий способ защиты, и им нужно было оспаривать регистрацию спорных договоров Роспатентом.

После минутного совещания прямо в зале «тройка» судей под председательством Владимира Попова объявила о перерыве в рассмотрении дела до 7 февраля 2017 года. Продолжение спора началось с прений, в которых стороны повторили аргументы, озвученные ранее. Выслушав все доводы участников дела, судьи ВС удалились в совещательную комнату и спустя несколько минут огласили свой вывод: решение СИП отменить, а последний акт апелляции оставить без изменений. Таким образом, теперь даже угроза введения потребителя в заблуждение не позволит продать товарный знак.

Анатолий Семенов, омбудсмен в сфере интеллектуальной собственности, который присутствовал на судебном заседании, посетовал на то, что проблема «угона» товарных знаков последние два года включалась в доклад уполномоченного по защите прав предпринимателей Бориса Титова для Владимира Путина: «Но ничего не изменилось». Эксперт признает, что п. 2 ст. 1488 фактически не работает ни на уровне Роспатента, ни в судах. По его мнению, все боятся, что слишком много сделок придется признать ничтожными по указанному основанию. Решение ВС Семенов приветствует, считая, что оно может реабилитировать злополучную норму – п. 2 ст. 1488.

ВС РФ: угроза введения потребителя в заблуждение не даст продать товарный знак

Будьте всегда в центре самых актуальных

юридических и экономических новостей

ВС РФ: Не только факт введения потребителя в заблуждение, но даже его угроза не допускает отчуждения исключительного права на товарный знак

3 года 9 месяцев 21 день – столько, согласно информации, опубликованной в Картотеке арбитражных дел, продолжается борьба за товарные знаки французской алкогольной компании «Мари Бризар Вайн энд Спиритс». Дело не единожды рассматривалось всеми судебными инстанциями, включая Суд по интеллектуальным правам (СИП) РФ и Верховный суд (ВС) РФ.

13 сентября 2013 года Арбитражный суд города Москвы частично удовлетворил иск АО «Бельведер» (дочерняя фирма компании «Мари Бризар Вайн энд Спиритс») к ООО «Бельведер Русь», ООО «СпецЮрТорг», ООО «ЮД Трейдинг» о признании недействительными договоров об отчуждении исключительных прав на девять товарных знаков «Чайковский», «Юрий Долгорукий», «Иван Калита», «Окно в Европу» и др.

По информации истца, 15 сентября 2011 года ООО «Бельведер Русь» передало исключительные права на ряд товарных знаков в полном объеме ООО «СпецЮрТорг». Последнее, в свою очередь, 4 июля 2012 года передало исключительные права на указанные товарные знаки в полном объеме ООО «ЮД Трейдинг».

Истец просил суд отменить договоры, на основании которых была осуществлена передача прав на товарные знаки, и их государственную регистрацию.

Истец обосновал свои требования тем, что сделка по передаче прав на товарные знаки не была одобрена участниками общества (АО «Бельведер» является единственным участником ООО «Бельведер Русь»), товарные знаки были переданы по заниженной стоимости, отчуждение исключительных прав по оспариваемому договору выступило причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара и его изготовителя, а сам договор является актом недобросовестной конкуренции.

Суд удовлетворил исковые требования, признав договоры об отчуждении исключительных прав на товарные знаки недействительными.

Однако спустя год ООО «СпецЮрТорг» подало апелляционную жалобу и заявило ходатайство о восстановлении пропущенного срока на апелляционное обжалование, мотивировав его не надлежащим извещением о разбирательстве по делу, в чем 17 ноября 2014 года ему было отказано.

Не согласившись с определением апелляционной инстанции, ООО «СпецЮрТорг» обратилось в СИП с кассационной жалобой, которая была удовлетворена, и 17 февраля 2015 года дело было направлено в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Читать еще:  Как передать уведомление о сокращении штата персоналу компании

АО «Бельведер» в долгу не осталось и обратилось с жалобой в ВС РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы Судебную коллегию по экономическим спорам.

Девятый арбитражный апелляционный суд после восстановления срока на обжалование и рассмотрения жалобы по существу 26 мая 2015 года подтвердил недействительность оспариваемых договоров об отчуждении исключительных прав на товарные знаки.

ООО «СпецЮрТорг», однако, не сдалось и вновь обратилось в СИП, указав, что при рассмотрении дела суд не принял во внимание, что действующая на момент совершения оспариваемых сделок редакция Устава ООО «Бельведер Русь» не предусматривала необходимость согласования крупных сделок с участниками общества.

АО «Бельведер», возражая против доводов заявителя, указывало, что они направлены на переоценку доказательств, и ссылалось на отсутствие интереса заявителя кассационной жалобы в отмене судебных актов по данному делу, т.к. он является «промежуточным» правообладателем товарных знаков и удовлетворение его жалобы не может привести к восстановлению каких-либо его прав и законных интересов.

Однако СИП поддержал доводы кассационной жалобы, и 11 августа 2015 года отменил постановление апелляции, направив дело на новое рассмотрение.

12 октября 2015 года Девятый арбитражный апелляционный суд отменил решение арбитража от 13 сентября 2013 года и отказал АО «Бельведер» в иске.

Пройдя такой путь в борьбе за справедливость, французская компания не захотела принять поражение и вновь обратилась в ВС РФ, который вновь отказал обществу в передаче кассационной жалобы в Судебную коллегию по экономическим спорам.

Французы духом не пали, а продолжили борьбу в СИП, куда обратились с кассационной жалобой. В её обоснование компания указала, что апелляционным судом не была дана оценка пяти из шести заявленных оснований недействительности сделки, в частности, того, что сделка была совершена в результате злонамеренного соглашения единоличного исполнительного органа общества-правообладателя спорных товарных знаков (ООО «Бельведер Русь») с первоначальным (ООО «СпецЮрТорг») и последующим (ООО «ЮД Трейдинг») приобретателями исключительных прав на товарные знаки; что сделка совершена по заниженной стоимости с целью причинить ущерб обществу «Бельведер Русь» и его участнику – компании; что сделка явилась причиной введения потребителей в заблуждение относительно товара и его изготовителя, что сделка является актом недобросовестной конкуренции.

8 февраля 2016 года СИП отменил постановление Девятого арбитражного апелляционного от 12.10.2015 г., и дело вновь было направлено на новое рассмотрение.

11 апреля 2016 года апелляционная инстанция вновь признала оспариваемые договоры об отчуждении исключительных прав на товарные знаки недействительными. По мнению апелляции, в соответствии с положениями ст. 1488 ГК, регламентирующей договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, сделка по продаже товарных знаков может привести к заблуждению потребителя.

5 июля 2016 года СИП по жалобе ООО «СпецЮрТорг» отменил постановление апелляции и признал оспариваемые договоры действительными. СИП пришел к выводу, что в рассматриваемом случае имелась лишь угроза заблуждения потребителей, а это, по мнению суда, закон никак не нарушает.

Французы, вопреки исторической традиции войны 1812 года, и здесь не сдались. Решение кассационной инстанции было обжаловано в ВС РФ, который и поставил убедительную точку в долгом и трудном споре

Позиция заявителя сводилась к указанию на два существенных нарушения, допущенных СИП при вынесении обжалуемого постановления. В первую очередь, заявитель указал на неверное применение п. 2 ст. 1488 ГК: по его мнению, положение «Отчуждение исключительного права на товарный знак по договору не допускается, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя» предполагает, что даже при угрозе введения в заблуждение потребителя нельзя допустить продажу товарного знака.

Кроме того, заявитель указал, что СИП, заново переоценив те доказательства, которые уже исследовала апелляция, вышел за пределы своих полномочий.

Да и сама правильность такой переоценки доказательств, произведенной СИП, вызвала сомнения заявителя. Представитель в арбитражном суде от французской компании, опровергая вывод СИП о том, что водка «Юрий Долгорукий» малоизвестна в России, отметил, что именно её называет любимым напитком Бориса Ельцина в своих мемуарах Александр Никишин.

Кроме того, по словам представителя истца в арбитражном суде, факт передачи товарных знаков известного алкогольного бренда малоизвестной компании, учрежденной всего за несколько месяцев до сделки, однозначно свидетельствует о недобросовестной конкуренции.

По информации «Право.Ru» 7 февраля 2017 года ВС, наконец, вынес окончательный вердикт: обжалуемый акт СИП отменить, оставив последнее постановление апелляционной инстанции без изменений.

Таким образом, ВС РФ признал, что положения п. 2 ст. 1488 ГК не допускают отчуждения исключительного права на товарный знак даже при наличии уже одной угрозы введения потребителя в заблуждение.

Калькулятор стоимости товарного знака Сколько стоит зарегистрировать товарный знак:

Введение в заблуждение — вторая по частоте причина отказов при регистрации товарных знаков. Введение в заблуждение как причина для отказа означает, что, по мнению экспертизы Роспатента, название или изображение, которое вы хотите зарегистрировать в качестве товарного знака, вызовут у покупателя неправильные ассоциации или попросту собьют его с толку. Регистрация таких товарных знаков запрещена: таким образом законодательство защищает потребителя от заведомо ложной информации о продукте и его производителе, а вас как будущего владельца товарного знака — от проблем с судебными тяжбами, которые могут возникнуть, если потребители сочтут себя обманутыми.

Как понять, может ли ваше обозначение «ввести потребителя в заблуждение» и грозит ли ему отказ в регистрации в соответствии с п.3 ст. 1483 Гражданского Кодекса? Чтобы разобраться во всех тонкостях и взглянуть на этот вопрос глазами эксперта Роспатента, пришлось бы изучить раздел о введении в заблуждение подробных Рекомендаций Роспатента по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений (утв. Приказом Роспатента № 39 от 23.03.2001 г.), который занимает более 200 листов, и лет 5-10 поработать, применяя их на практике. К слову, не все случаи так уж очевидны, и иногда даже Роспатент принимает противоречивые решения.

NIVEA vs LIVIA: как оспаривали регистрацию клона косметического бренда Компании ООО «БРК-Косметикс» удалось зарегистрировать в Роспатенте товарный знак LIVIA, несмотря на то, что графически он напоминал товарный знак NIVEA. Однако немецкая компания Байерсдорф, владеющая правами на NIVEA, с таким решением Роспатента не согласилась и приняла решение об оспаривании регистрации LIVIA. В итоге, Президиум Высшего арбитражного суда РФ признал, что знаки похожи между собой до степени смешения и постановил, что использование товарного знака LIVIA может ввести покупателя в заблуждение. Правовая охрана товарного знака LIVIA была прекращена.

Но оставим в стороне сложные юридические коллизии — есть ошибки, которых следует избегать в 100% случаев, потому что они однозначно приведут к отказу в регистрации вашего товарного знака. Вам следует проявить осторожность и более внимательно проанализировать ваше обозначение, если в нем есть указания на:

  • Вид (основное качество) определенного товара.

Законодательство не позволяет регистрировать название определенного товара для идентификации товаров другой категории, если потребитель такой регистрацией может быть введен в заблуждение относительно свойств продукта. Проще — нельзя позволить потребителям клеить на водку этикетки с надписью «вода», поскольку потребители, в таком случае, примут ее за другой товар.
В качестве примера, можно привести отказ в регистрации товарного знака «ТАН» в отношении химических продуктов, фармацевтических товаров, кофе, чая и пр. Как известно, ТАН — это один из видов кисломолочных продуктов. По мнению Роспатента, регистрация такого товарного знака для других пищевых и химических продуктов вводит потребителя в заблуждение по поводу свойств товара. Суды поддержали вывод Роспатента (дело № А40-15367/2007).

  • Город, страну, область или регион (место происхождения товара).

Подробно тему использования географических названий в товарных знаках мы уже освещали на этой странице. Приведем еще несколько наглядных примеров, демонстрирующих возможность отказа в регистрации товарного знака по причине введения в заблуждение в отношении места происхождения товара:

Простой пример подобного кейса — отказ в регистрации товарного знака GENEVA на имя американской компании. В данном случае, Роспатент руководствовался тем, что покупатель трансформаторов и распределителей тока под товарным знаком GENEVA может ошибочно предположить, что место производства товаров — швейцарский город Женева (GENEVA). На самом же деле, американская компания-заявитель никакого отношения к Женеве не имеет, а следовательно, покупатель будет обманут (введен в заблуждение).

Следует отметить, что о тказ в регистрации товарного знака по причине «введения потребителя в заблуждение» может относиться как ко всему обозначению в целом, так и к определенной его части.Так, индивидуальному предпринимателю-россиянину было отказано в регистрации товарного знака, содержащего, помимо прочих элементов, выражение на французском языке «LE PLUS NOURRISSANT DES ALIMENTS FRANCAIS» . В переводе это выражение означает «Самый питательный из французских продуктов» и указывает на место происхождения продукта — французский («FRANCAIS «). Выводы Роспатента подтвердили и суды, ведь производителем продукции является российский предприниматель и информация о «французских» корнях товаров не соответствует действительности (дело № А40-1670/09).

Читать еще:  Что поможет доказать мнимость сделки перед банкротством

Принимая решение об отказе в регистрации по подобным основаниям, эксперт Роспатента также должен ответить на вопрос, воспримет ли покупатель географическое название как место производства товара или поймет, что оно фантазийное. В частности, обозначения «Северный полюс» для мороженого или «Старый Арбат» для вина — примеры фантазийных обозначений с использованием географических указаний. Регистрация таких товарных знаков в Роспатенте вполне может состояться.

  • Изготовителя товара.

Самый неоднозначный аспект. В Рекомендациях Роспатента не расшифровывается, что нужно понимать под введением в заблуждение относительно изготовителя товаров. Поэтому критерии формируются судебными решениями.

В качестве яркого примера из практики, можно привести попытку одной российской компании зарегистрировать на свое имя товарный знак «Центральный детский мир на Лубянке». Частью знака также служило графическое изображение, которое очень напоминало известное здание «Детского мира» на Театральном проезде, 5. Роспатент и суды обоснованно сочли, что такое обозначение вызывает у потребителя однозначные ассоциации с магазином «Детский мир», который представляет собой крупнейшую в России сеть магазинов товаров для детей. Заявитель к этой сети магазинов не имеет никакого отношения, а потому в регистрации товарного знака должно быть отказано.

Однако решения Роспатента суды поддерживают не всегда.

VACHERON CONSTANTIN: швейцарские часы и одежда класса люкс Товарный знак VACHERON CONSTANTIN для одежды класса люкс был зарегистрирован Роспатентом, несмотря на то, что на момент регистрации соответствующий бренд уже был широко известен и зарегистрирован в отношении швейцарских часов. Компания-правообладатель знака в отношении часов с решением Роспатента не согласилась и обратилась в Палату по патентным спорам с требованием прекратить правовую охрану товарного знака. Палата по патентным спорам правообладателю отказала, сославшись на неоднородность товаров. Однако суды последующих инстанций решение Палаты не поддержали, постановив, что регистрация знака российской компанией может быть актом недобросовестной конкуренции, а также может ввести покупателя в заблуждение относительно товара и его производителя.

Резюмируя, стоит отметить следующее:

  • перед подачей заявки в Роспатент, стоит убедиться, что ваша заявка не противоречит базовым правилам, раскрытым в данной статье. Если они нарушены, проблемы с регистрацией возникнут с высокой вероятностью.
  • если случай не столь очевиден, и явного нарушения нет, процесс регистрации может завершиться успешно, однако будет обременен рисками отказа, и стоит заранее подумать о том, как вы будете его преодолевать.

ИТОН: как защищали бренд чая и кофе Первоначально, Роспатент отказал в регистрации товарного знака «ИТОН» для чая и кофе. Причина отказа — покупатель может подумать, что чай и кофе произведены в одноименном поселении Итон под Лондоном (Великобритания). Однако производитель, доказывая возможность регистрации интересующего его товарного знака, предоставил данные о том, что в этом английском местечке не производят ни чай, ни кофе. Дополнительно проведенные опросы общественного мнения показали, что 90% опрошенных даже не знают о существовании такого городка. В итоге, Палата по патентным спорам признала, что товарный знак можно зарегистрировать.

Важно помнить, что иногда решение эксперта Роспатента бывает сложно предсказать. Не все случаи четко прописаны в Рекомендациях, а некоторые из кейсов и просто дискуссионны. Принимая решение о регистрации либо об отказе в регистрации товарного знака, эксперт работает не со свершившимся фактом (на вас уже подали в суд за введение потребителя в заблуждение и недобросовестную рекламу), а с предположением, руководствуясь своим мировоззрением и пониманием психологии покупателя. Поэтому результат экспертизы не всегда может быть объективно спрогнозирован, а переписку с Роспатентом после отказа стоит воспринимать как аргументацию своей позиции, которая вполне может отличаться от мнения экспертов.

Ответственность за введение в заблуждение по Закону «О защите прав потребителей»

Введение в заблуждение потребителя — разновидность обмана со стороны продавца, в результате которого покупатель приобретает некачественный или неподходящий товар.

Введение в заблуждение считается нарушением прав потребителя и наказывается в административном порядке.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — звоните по телефонам бесплатной консультации :

Введение в заблуждение потребителя — предоставление потребителю ошибочных или недостаточно точных сведений о товаре, услуге, сделке и т. д.

Введение в заблуждение не следует путать с обманом потребителя — в гражданском праве обман всегда считается умышленным действием, имеющим цель получение выгоды.

Читайте также в нашей статье, какова ответственность за навязывание услуг.

Введение в заблуждение может носить как намеренный характер, когда продавец знал о неверности предоставленной информации и ставил целью получение выгоды, так и неумышленный характер, когда продавец сам заблуждался по поводу предоставленной им информации.

Современная юриспруденция склоняется к мнению, что введение в заблуждение — предоставление двойственной информации, исходя из которой потребитель может сделать как верные, так и неверные выводы.

Например, намеренный обвес или обсчет считается обманом — лицо, его совершившее, намеренно ставило себе цель получения выгоды и способствовало этому своими действиями.

Предоставление неверных сведений о качестве, дате изготовления или месте производства товара является введением в заблуждение — продавец предоставил неверную информацию, исходя из которой потребитель сделал ошибочные выводы и приобрел товар.

Что гласит закон?

В законодательстве РФ определено понятие «введения в заблуждения» и меры ответственности за подобное правонарушение.

Необходимость раскрытия подробной информации о товаре и его потребительских качествах утверждается законом «О защите прав потребителей», а конкретно п. 1 ст. 8 закона.

Недействительность сделки, если она была совершена под влиянием существенного заблуждения, утверждена ст. 178 ГК РФ.

Ответственность за подобное правонарушение установлена в соответствии с п. 2 ст. 14.5 КоАП РФ.

Ранее к лицам, обманувшим или введшим потребителя в заблуждение, могла быть применена статья 200 УК РФ. В настоящей редакции кодекса эта статья отменена, так что к правонарушителям применяется ответственность исключительно в административном порядке.

Какая ответственность?

За введение потребителя в заблуждение лица, совершившие правонарушения, несут только денежную ответственность.

    Если деяние было совершено физическим лицом, то оно может быть оштрафовано на сумму от 3 до 5 тыс. рублей.

Если представителем власти или иным должностным лицом — от 12 до 20 тыс. рублей.

  • Юридическое лицо несет ответственность в виде штрафа от 100 до 500 тыс. рублей.
  • к содержанию ↑

    Что делать и куда обращаться, если покупателя обманули?

    Выявив нарушение со стороны продавца, необходимо обратиться к нему с претензией.

    Зачастую уже на этом этапе проблема решается — продавцу гораздо выгоднее решить вопрос в пользу покупателя на месте, чем попасть под прессинг контролирующих органов.

    Претензию необходимо составить в письменном виде, в тексте следует указать все обстоятельства дела и приложить имеющиеся у подателя доказательства.

    Срок рассмотрения претензии составляет 14 суток.

    Если продавец не признает свою вину, то необходимо обращаться в контролирующие органы.

    Службой, ответственной за соблюдение прав потребителей, является Роспотребнадзор.

    Чтобы вернуть денежные средства и наказать виновного, необходимо составить и подать жалобу в отделение Роспотребнадзора.

    В ней указываются все обстоятельства происшествия и прикладываются доказательства со стороны потребителя.

    В ряде субъектов РФ в качестве контролирующих организаций могут выступать муниципальные органы: департаменты потребительского рынка, отделы предпринимательства и т. д.

    Последняя инстанция, в которую может обратиться покупатель — суд.

    Потребитель может обратиться с исковым заявлением в суд по месту жительства или по месту юридического адреса продавца.

    Как доказать?

    Чтобы наказать виновного в введении в заблуждение, потребителю необходимо предоставить доказательства.

    Ими могут выступить:

    • показания свидетелей;
    • фотографии;
    • видеосъемка;
    • заключение независимой экспертизы и т. д.

    Разновидность доказательств во многом зависит от того, какое конкретное нарушение было совершено со стороны продавца.

    Если был продан некачественный товар, то необходимо зафиксировать недостатки с помощью фото или видеосъемки и провести экспертизу.

    Если покупатель был введен в заблуждение на предмет стоимости, изготовителя товара или страны производства, то наиболее подходящим доказательством станут свидетельские показания и т. д.

    Введение в заблуждение должностным лицом

    Должностным лицом именуется представитель власти: сотрудник государственных и муниципальных органов, полиции, вооруженных сил и т. д., то есть граждане, которые вправе осуществлять государственную власть.

    Обладая большими правами, эти лица несут и большую ответственность за свои проступки.

    Введение в заблуждение со стороны представителя власти является квалифицирующим признаком, то есть ответственность должностных лиц серьезнее, чем у физических.

    Размер штрафа должностного лица также определен ст. 14.7 КоАП РФ.

    Обман при дарении квартиры

    Введение в заблуждение во время оформления сделки дарения недвижимости — не редкая ситуация. В этом случае в заблуждение обычно вводится даритель.

    Например, если при оформлении сделки он рассчитывал на получение денежной компенсации. Однако сделка дарения не предусматривает каких-либо выплат дарителю.

    Читать еще:  Включение неденежных требований в состав реестровых в делах о банкротстве

    Читайте также статью о том, как вернуть деньги на киви кошелек при мошеннических действиях.

    Также даритель может быть обманут на предмет потери своих имущественных прав в результате сделки, или быть введен в заблуждение на предмет конкретного объекта недвижимости, участвующего в соглашении.

    Так как сделка дарения предусматривает осознание обеими сторонами ее последствий, то при условии, что даритель был введен в заблуждение, она может быть признана недействительной (ст. 178 ГК РФ).

    Однако в этом случае дарителю необходимо доказать, что он заблуждался в последствиях сделки по вине одаряемого.

    Особенностью дарения является, что это безусловная сделка, то есть при ее совершении не может выставляться дополнительных условий.

    Например, одаряемый устно пообещал после сделки заботиться о дарителе, но нарушил свое обещание. В этом случае сделка отменена не будет, так как даритель осознавал последствия в виде потери имущественных прав на конкретный объект недвижимости.

    Введение суда в заблуждение

    Разновидность введения в заблуждение — предоставление неверных показаний или сведений во время судебного процесса со стороны истца, свидетеля, эксперта или переводчика.

    Во введении суда в заблуждение не может быть обвинен подсудимый в ходе уголовного судопроизводства, так как он имеет право не свидетельствовать против себя.

    Остальные участники уголовного процесса, давшие заведомо ложные показания, несут уголовную ответственность по ст. 307 УК РФ и могут быть приговорены к лишению свободы сроком до 5 лет.

    Что касается гражданского процесса, то в нем ответчик, давший неверные показания, несет ответственность по ст. 99, 151 и 1064 ГК РФ в виде денежной компенсации, выплачиваемой с пользу пострадавшей стороны.

    Читайте также в этой статье, что делать, если с банковской карты пропали деньги.

    Эти же статьи могут быть применены к правонарушителю, если он являлся другой стороной процесса — истцом, свидетелем, экспертом или переводчиком. Компенсация также выплачивается в пользу пострадавшей стороны.

    Смотрите в этом видео, что делать, если вас обсчитали:

    Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему — позвоните прямо сейчас:


    Это быстро и бесплатно !

    Верховный суд решил, когда нельзя продать товарный знак

    Французская компания заявила, что стала жертвой «угона» товарных знаков на премиум-водку и решила вернуть их себе через суд. Сделать это оказалось непросто: дело прошло четыре круга в апелляции и первой кассации и в итоге дошло до Верховного суда. Последнему пришлось разбираться, когда товарный знак нельзя продавать из-за угрозы введения в заблуждение потребителя.

    Успешный бизнес испортил собственный директор

    Еще в начале 90-х французская ликеро-водочная компания «Мари Бризар Вайн энд Спиритс” заняла свою нишу и на российском рынке. Для деятельности в России французы учредили дочерние фирмы (ТД «Времена года», «Бельведер-Русь»), на которые оформили ряд водочных товарных знаков: «Юрий Долгорукий», «Чайковский», «Иван Калита» и другие. Для простоты ведения бизнеса алкоголь разливали на российских заводах и сразу пускали продукцию на продажу.

    Деятельность французской компании в России шла успешно до 2011 года. Тогда «палки в колеса» иностранным предпринимателям вставил Серж дер Саагян, гендиректор «Бельведер-Русь». Саагян продал девять товарных знаков на премиум-водку («Юрий Долгорукий» и др.) по заниженной стоимости через цепочку юрлиц сторонней фирме. Руководитель российской «дочки» воспользовался «лазейкой» в уставе, которая позволяла не согласовывать крупные сделки с материнской компанией. Когда французы поняли, что произошло, было уже поздно: Саагян сбежал, прихватив все документы по сделкам с собой.

    Невероятные судебные приключения французов в России

    «Мари Бризар» обратилась в АСГМ и попросила признать сделки по продаже товарных знаков недействительными, указывая сразу на несколько оснований:

    – нарушен порядок одобрения крупной сделки;
    – речь идет о выводе активов;
    – произошло расщепление бренда, которое приведет к заблуждению потребителя;
    – имеет место паразитарная конкуренция.

    Первая инстанция удовлетворила требования истца, сославшись лишь на нарушение порядка одобрения крупной сделки ответчиком (дело № А40-48196/2013). Спор продолжился только через год. Оказалось, что обе компании из цепочки находятся по адресам массовой регистрации фирм, поэтому извещения о судебных заседаниях они не получали. Сотрудник «Почты России», который приносил заказные письма, так и не нашел адресатов.

    Через год после проигранного спора СпецЮрТорг – промежуточная компания попросила апелляцию восстановить срок на обжалование решения АСГМ. Однако французы представили 9-му ААС доказательство, что регистрация обратившейся компании совпадает с адресом посольства Гвинейской республики: сам посол этой страны в России подтвердил указанную информацию. Кроме того, истец пояснил, что у СпецЮрТорга отсутствует собственный интерес обжаловать решение по делу: эта фирма не является правообладателем товарных знаков.

    Тогда ответчик обратился в Суд по интеллектуальным правам, который пришел к иному выводу. Первая кассация решила, что нарушен порядок уведомления одной из сторон: сотрудникам «Почты России» нужно было посетить посольство Гвинеи хотя бы два раза и попытаться найти адресата. СИП пояснил, что таким образом нарушены права одного из ответчиков, поэтому апелляции нужно рассмотреть спор заново.

    После восстановления срока на обжалование 9-й ААС оставил акт АСГМ без изменений. СИП отменил такое решение апелляционной инстанции, сославшись на то, что действовавшей на момент сделок устав компании не требовал их одобрения. Дело снова вернулось в апелляцию, которая теперь уже отказала истцу со ссылкой на учредительный документ фирмы, который не требовал согласия на заключение крупной сделки.

    Первой кассации не понравился и такой акт, СИП отменил его и потребовал 9-й ААС тщательнее разобраться в запутанном деле, изучив все доводы сторон. Тогда апелляция снова вынесла решение в пользу французской компании, но теперь уже со ссылкой на ст. 1488 ГК. Судьи 9-го ААС решили, что сделки по продаже товарных знаков приведут к заблуждению потребителя, поэтому их нужно признать недействительными.

    СИП опять пришел к другому выводу: заблуждения потребителей не произошло, а имелась лишь его угроза, что не считается нарушением закона. Первая кассация отменила решения нижестоящих инстанций и отказала в иске. Тогда французская компания обжаловала решение кассации в Верховный суд.

    «Заблуждать потребителя не бросим»: ВС решал, как трактовать ст. 1488 ГК

    Представитель истца, руководитель практики корпоративного права «ФБК Право» Александр Ермоленко, на судебном заседании в ВС пояснял, что СИП допустил два существенных нарушения. Во-первых, первая кассация неверно применила п. 2 ст. 1488 ГК («Договор об отчуждении исключительного права на товарный знак»), настаивал юрист. По его мнению, продажу товарного знака нельзя допустить, даже если есть угроза введения в заблуждение потребителя («Верховный суд решит, кому отдать товарный знак любимой водки Ельцина»). Во-вторых, СИП вышел за пределы своих полномочий и заново переоценил те доказательства, которые уже исследовала апелляция, считает Ермоленко.

    Представитель истца уверял, что в этом деле имеет место и недобросовестная конкуренция: «Товарные знаки известного алкогольного бренда попадают к малоизвестной российской компании, которая учреждена за несколько месяце до сделки». Усомнился Ермоленко и в правильности переоценки доказательств СИП: «Первая кассация считает, что водка «Юрий Долгорукий» малоизвестна в России, но в мемуарах Александра Никишина она упоминается как любимый напиток первого президента РФ Бориса Ельцина».

    Игорь Ермихин, директор фирмы «Спецюрторг», которая была в цепочке вывода активов, утверждал обратное: «Во-первых, нет доказательств, что истец как-то раскручивал этот бренд. Во-вторых, доля его на российском рынке алкогольной продукции ничтожна».

    – В книге рассказывается, как Немцов и Ельцин пили водку «Юрий Долгорукий» без конкретных подробностей того, кто ее изготовил, – добавил Ермихин. По мнению ответчика, истцы выбрали ненадлежащий способ защиты, и им нужно было оспаривать регистрацию спорных договоров Роспатентом.

    После минутного совещания прямо в зале «тройка» судей под председательством Владимира Попова объявила о перерыве в рассмотрении дела до 7 февраля 2017 года. Продолжение спора началось с прений, в которых стороны повторили аргументы, озвученные ранее. Выслушав все доводы участников дела, судьи ВС удалились в совещательную комнату и спустя несколько минут огласили свой вывод: решение СИП отменить, а последний акт апелляции оставить без изменений. Таким образом, теперь даже угроза введения потребителя в заблуждение не позволит продать товарный знак.

    Анатолий Семенов, омбудсмен в сфере интеллектуальной собственности
    , который присутствовал на судебном заседании, посетовал на то, что проблема «угона» товарных знаков последние два года включалась в доклад уполномоченного по защите прав предпринимателей Бориса Титова для Владимира Путина: «Но ничего не изменилось». Эксперт признает, что п. 2 ст. 1488 фактически не работает ни на уровне Роспатента, ни в судах. По его мнению, все боятся, что слишком много сделок придется признать ничтожными по указанному основанию. Решение ВС Семенов приветствует, считая, что оно может реабилитировать злополучную норму – п. 2 ст. 1488.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector