Выбытие доли из собственности участника помимо его воли

О выбытии имущества из владения собственника помимо его воли

Григорий Чернышов, старший юрист адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», адвокат.

В процессе корпоративных конфликтов захватчик часто стремится к тому, чтобы завладеть имуществом, в том числе акциями, и получить защиту, предусмотренную статьей 302 ГК РФ для добросовестного приобретателя. Отечественная правоприменительная практика не дает четких ответов на ряд вопросов, которые имеют для собственника имущества крайне важное значение в его противостоянии с захватчиком. Попытке дать ответ на вопрос о том, происходит ли выбытие имущества из владения собственника по его воле либо помимо таковой в тех случаях, когда такое выбытие происходит на основании судебного решения, посвящена настоящая статья.

Скорый и неправый суд

Зачастую захватчик стремится достичь своей цели, используя при этом инструмент судебного решения. Уже давно стали достоянием юридической общественности подробности попытки захвата одной из лесопромышленных компаний в 2002 году. Тогда, напомню, захватчик объявил себя владельцем контрольного пакета акций предприятий, объясняя свои претензии тем, что он приобрел эти акции по договору с РФФИ, заключенному в процессе исполнения судебного акта.

Как правило, подобные судебные решения являются незаконными и впоследствии отменяются. Но с момента исполнения таких решений до момента их отмены проходит значительное время. За это время бывшее предметом исполнения имущество неоднократно перепродается и к моменту, когда собственнику удается эти решения отменить, оказывается во владении лиц, формально не причастных к первоначальной покупке данного имущества. Доказать связанность этих лиц с захватчиком собственнику будет крайне сложно, если не невозможно. Ведь эти конечные владельцы зачастую представляют собой юридические лица, зарегистрированные за рубежом, в так называемых офшорных зонах. А добросовестность участников гражданского оборота, как известно, предполагается, так что доказывать недобросовестность владельцев должен собственник. Сделки, по которым эти лица приобрели имущество, являются возмездными.

Таким образом, для собственника единственной реальной возможностью вернуть свое имущество является доказывание того обстоятельства, что имущество первоначально выбыло из его владения помимо его воли. Раз так, то приобретатель не будет защищен механизмом статьи 302 ГК РФ даже в случае своей добросовестности и возмездности своего приобретения.

Общее правило

Полагаю, что по общему правилу если имущество выбывает из владения собственника на основании судебного решения, то такое выбытие должно быть признано имевшим место помимо воли собственника.

Это объясняется тем, что выбытие имущества из владения собственника в процессе исполнительного производства осуществляется на основании судебного акта, содержащего обязательный для исполнения собственником приказ, направленный на изъятие имущества у собственника.

При этом такой приказ может быть либо непосредственным, если речь идет об истребовании индивидуально-определенной вещи, однозначно поименованной в резолютивной части судебного решения, либо опосредованный, когда имущество реализуется в процессе исполнительного производства на основании судебного решения о взыскании с собственника денежной суммы.

Для более полной иллюстрации сказанного рассмотрим различные варианты выбытия имущества из владения собственника в процессе исполнительного производства.

Пришел судебный пристав.

Наиболее частыми являются ситуации, когда имущество собственника выбывает из его владения в процессе исполнительного производства в результате применения судебным приставом-исполнителем принудительных мер по исполнению судебного акта.

Указанная ситуация имеет место в том случае, когда собственник добровольно не исполнил требования, содержащиеся в исполнительном документе (см. п. 3 ст. 44 Закона об исполнительном производстве) .

Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» // Собрание законодательства РФ от 1997. 28 июля. Ст. 3591.

В этом случае, как представляется, отсутствие воли собственника на выбытие имущества из его владения достаточно очевидно. В самом деле, судебный пристав потому и осуществляет возложенные на него законом функции, что собственник сам, добровольно не исполнил решение суда.

На отсутствие воли собственника в описанных случаях указывают и конкретные формулировки Закона об исполнительном производстве. Так, глава 3 Закона об исполнительном производстве называется «Основание применения мер принудительного исполнения». Одним из оснований применения мер принудительного исполнения является истечение предоставленного должнику срока на добровольное исполнение (ст. 44 Закона об исполнительном производстве). Принудительность этих мер, очевидно, объясняется тем, что они применяются против воли должника.

Из сказанного выше следует вывод, что в тех случаях, когда имущество выбывает из владения собственника в результате применения судебным приставом-исполнителем принудительных мер исполнения судебного акта, воля собственника на выбытие имущества из его владения отсутствует.

Добровольное исполнение

Однако возможны случаи, когда собственник сам, добровольно, исполняет требования, содержащиеся в исполнительном документе.

Думаю, что в этом случае воля собственника на выбытие имущества из его владения также должна быть признана отсутствующей.

Это объясняется тем, что если собственник не исполнит требования исполнительного документа добровольно, то судебный пристав-исполнитель приступит к принудительному исполнению судебного акта (ст. 44 Закона об исполнительном производстве). Кроме того, собственник будет привлечен к административной ответственности в виде взыскания исполнительского сбора (п. 1 ст. 81 Закона об исполнительном производстве).

Таким образом, собственник вынужден исполнять требования судебного акта под угрозой применения к нему санкций за неисполнение. Собственнику прекрасно известно, что если он сам не исполнит требования исполнительного документа, то в дело вступит судебный пристав со всем арсеналом мер государственного принуждения.

Поэтому полагаю, что и в случаях, когда собственник сам исполняет требования исполнительного документа, его воля на выбытие имущества из его владения отсутствует.

Закон об исполнительном производстве дает должнику право указать конкретные виды имущества или предметы, на которые будет обращено взыскание в первоочередном порядке (абз. 2 п. 5 ст. 46 Закона об исполнительном производстве). И хотя такой выбор должника необязателен для судебного пристава, не исключена ситуация, когда судебный пристав последует за желанием должника и обратит взыскание на указанные должником предметы. При этом возможно, что в результате реализации этих предметов претензии взыскателя будут удовлетворены полностью.

Думаю, что и в этом случае имущество будет считаться выбывшим из владения должника помимо его воли. Это объясняется тем, что должник указал те или иные предметы не потому, что он желает с ними расстаться, а потому, что у него нет другого выхода и он предпочел расстаться с менее важным для себя предметом, чтобы не потерять более ценное имущество. Добровольность здесь примерно такая же, как если бы на вопрос грабителя: «Жизнь или кошелек?» — жертва предпочла бы расстаться с кошельком.

Исключение из правила

Таким образом, думаю, что сама суть исполнительного производства доказывает, что бывшее предметом исполнительного производства имущество выбывает из владения собственника помимо его воли.

Исключением из сформулированного правила должен являться случай, когда собственник признал иск. Признание иска может являться единственным основанием для суда, чтобы удовлетворить требования истца (абз. 6 п. 4 ст. 170 АПК РФ).

Признание иска можно рассматривать как презумпцию согласия собственника с материально-правовыми требованиями истца. Такое согласие, в свою очередь, означает согласие собственника с необходимостью исполнить обязательство перед истцом, то есть согласие собственника с тем, чтобы расстаться с частью своего имущества.

Поэтому когда на основании судебного решения, вынесенного в результате признания ответчиком иска, возбуждается исполнительное производство и происходит выбытие имущества из владения собственника, следует признать, что такое выбытие осуществляется по воле собственника.

В качестве устоявшегося в праве аналогичного решения вопроса о наличии желания лицом наступления последствий можно привести пример из уголовно-правовой теории. Уголовное право знает случаи совершения деяния, последствия которого неизбежно должны наступить. Для квалификации в действиях лица прямого умысла, как известно, необходимо не только осознание им наступивших последствий, но и желание таких последствий. Так вот, в случаях, когда лицо осознает неизбежность последствий, считается, что оно их желает.

Та же самая ситуация возникает и при признании ответчиком иска. Ответчик осознает, что в результате его действий будет вынесено решение об удовлетворении иска. На основании данного решения будет выдан исполнительный лист, на основании которого будет возбуждено исполнительное производство, в результате реализации которого ответчик будет лишен части своего имущества. При этом такие последствия должны считаться неизбежными, поскольку установленные в законе процедуры должны соблюдаться. Следовательно, собственник, осознавая неизбежные последствия своих действий, тем самым желает наступления таких последствий.

Вот почему я полагаю, что в случаях, когда собственник признал иск, выбытие имущества из его владения в процессе исполнительного производства должно считаться имевшим место по воле собственника.

Что практика нам говорит?

Однообразия и постоянства в судебных решениях по рассматриваемому в настоящей статье вопросу пока не наблюдается. Те немногие решения, в которых данный вопрос поднимался, не сложились в то, что принято именовать судебной практикой.

Вместе с тем Пленум ВАС РФ в Постановлении от 25.02.98 N 8 указал следующее: «Исковое требование собственника об истребовании имущества у лица, приобретшего спорное имущество в результате публичных торгов, проведенных в порядке, установленном для исполнения судебных актов и актов других органов, указанных в статье 1 Федерального закона «Об исполнительном производстве», подлежит удовлетворению в случае, если проданное с торгов имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли, поскольку согласно статье 302 ГК РФ собственник вправе в этом случае истребовать имущество и у добросовестного приобретателя» (п. 26).

Это разъяснение иногда толкуется в том смысле, что Пленум якобы имел в виду, что в описанных в п. 26 Постановления от 25.02.98 N 8 случаях отсутствие воли собственника не является препятствием для предусмотренной в ст. 302 ГК РФ защиты приобретателя имущества.

Думаю, что такой смысл никак не вытекает из процитированного пункта Постановления. Наоборот, Пленум указал, что во всех случаях, когда имущество выбывает из владения собственника помимо его воли, последний вправе его истребовать в порядке ст. 301 ГК РФ. Реализация имущества в порядке, предусмотренном Законом об исполнительном производстве, в подавляющем большинстве случаев следует за изъятием имущества из владения собственника помимо его воли. Но в то же самое время не исключены случаи, когда, как уже указывалось, совокупность обстоятельств может свидетельствовать о наличии воли собственника на выбытие имущества из его владения.

Закон в ст. 302 ГК РФ не делает никаких исключений для случаев обращения взыскания на имущество в судебном порядке. Наше законодательство не содержит никаких исключений также для случаев приобретения имущества на торгах.

Следовательно, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли будет препятствием для защиты приобретателя такого имущества даже в том случае, если имущество выбыло из владения собственника в результате исполнения судебного акта, в том числе было реализовано на торгах.

Истребование имущества из чужого незаконного владения.

В продолжение темы истребования имущества из чужого незаконного владения (виндикации) рассмотрим вопрос о том, что такое выбытие имущества помимо воли собственника. Почему важно определить, выбыло имущество из владения собственника или лица, которому собственником оно было передано во владение, помимо их воли или нет? Мы уже ранее говорили об ответе на данный вопрос, но сейчас еще раз повторим.

Ст. 302 ГК РФ предусматривает следующее:

Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Таким образом, если имущество было утеряно, похищено или выбыло из владения законного владельца или собственника иным путем помимо их воли, то даже если это имущество было приобретено добросовестным владельцем, то оно может быть истребовано даже у добросовестного владельца. В этом и заключается риск при приобретении имущества, так как может оказаться, что ранее оно было похищено либо выбыло из владения собственника или законного владельца помимо их воли.

Именно поэтому при рассмотрении судебных споров по искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационным) важное значение имеет установление того выбыло имущество из владения помимо воли или нет.

Определимся с тем, когда имущество является похищенным?

В примечании к ст. 158 УК РФ даётся следующее определение хищения:

Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Под понятие хищения подпадают преступления, предусмотренные ст. 158, 159, 160, 161, 162, 164 УК РФ. Иные преступления, например, ст. 163 УК РФ, хотя не называется хищением, так как вымогательство является оконченным с момента предъявления требования о передаче имущества, тем не менее, если имущество будет передано, то по существу это будет хищением.

Если с вопросом хищения все понятно, то перейдем к вопросу определения выбытия имущества помимо воли.

Если собственник заключил сделку, которая затем была признана недействительной, то свидетельствует ли данное обстоятельство о выбытии имущества помимо воли собственника? Как правило, имущество выбывает из владения собственника как раз путем заключения и исполнения договоров.

Ответ на данный вопрос содержится в п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», который разъясняет следующее:

Читать еще:  Доверенность оформлена с недочетами. Как спасти «тонущую» сделку

Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

Обратимся к судебной практике применения данного разъяснения.

Определение Верховного Суда РФ от 18.10.2016 N 59-КГ16-21

По договору купли-продажи от 12 ноября 2012 г. N 1229, заключенному на основании постановления администрации г. Благовещенска от 4 июля 2012 г. N 3077, в собственность СПК «Астрахановский» за плату передан земельный участок с кадастровым номером общей площадью кв. м (т. 1, л.д. 19 — 20, 58 — 59). Действия по передаче указанного земельного участка и отсутствие претензий у сторон договора купли-продажи земельного участка друг к другу подтверждаются актом приема-передачи от 12 ноября 2012 г. (т. 1, л.д. 60).

Постановлением администрации г. Благовещенска от 27 января 2014 г. N 374 постановление о выделении СПК «Астрахановский» земельного участка от 4 июля 2012 г. N 3077 отменено (т. 1, л.д. 19).

12 марта 2014 г. по заявлению СПК «Астрахановский» указанный земельный участок снят с кадастрового учета в связи с его разделом и образованием земельных участков с кадастровыми номерами и (т. 1, л.д. 191).

20 марта 2014 г. между СПК «Астрахановский» (продавец) и Муравецкой Н.А. (покупатель) заключен договор купли-продажи земельного участка с кадастровым номером .

Во исполнение указанного договора купли-продажи земельного участка сторонами подписан акт приема-передачи земельного участка от 20 марта 2014 г. (т. 1, л.д. 116).

Согласно выписке из ЕГРП от 30 июля 2015 г. собственником земельного участка с кадастровым номером является Муравецкая А.М.

Решением Арбитражного суда Амурской области от 13 марта 2015 г. договор купли-продажи земельного участка от 12 ноября 2012 г. N 1229, заключенный между администрацией г. Благовещенска и СПК «Астрахановский», признан недействительным.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что Муравецкая Н.А. является добросовестным приобретателем спорного земельного участка, из владения которой он не может быть истребован.

С этим решением не согласился суд апелляционной инстанции, и, отменив решение суда первой инстанции, обязал Муравецкую Н.А. передать администрации г. Благовещенска спорный земельный участок.

С решением апелляционного суда не согласилась Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, которая отменила апелляционное определение. ВС РФ в частности исходил из следующего:

Заключение между администрацией г. Благовещенска и СПК «Астрахановский» договора купли-продажи земельного участка от 12 ноября 2012 г. N 1229 на основании постановления администрации г. Благовещенска от 4 июля 2012 г. N 3077 свидетельствует о наличии воли муниципального органа власти на отчуждение принадлежащего ему недвижимого имущества. При этом то обстоятельство, что заключение такого договора купли-продажи, как указал суд апелляционной инстанции, не соответствовало интересам муниципального образования г. Благовещенска, а постановление администрации г. Благовещенска от 4 июля 2012 г. N 3077 было отменено впоследствии в порядке самоконтроля, не является юридически значимым при применении положений статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Ссылка суда апелляционной инстанции на решение Арбитражного суда Амурской области от 13 марта 2015 г., которым договор купли-продажи земельного участка от 12 ноября 2012 г. N 1229 был признан недействительным, также не может быть принята во внимание.

Как разъяснено в абзаце втором пункта 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10/22, недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли.

Примерно аналогичные доводы содержатся в Определении Верховного Суда РФ от 26.09.2017 N 14-КГ17-21, в котором говорится следующее:

Согласно приведенным положениям закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, доводы заявителя о нарушении порядка предоставления земельных участков, порядка издания постановлений, их хранения не свидетельствуют о выбытии земельных участков помимо воли, притом, что судами установлен факт совершения действий по распоряжению земельными участками уполномоченными на то должностными лицами.

Доводы заявителя о ничтожности сделки по предоставлению Кабалдиной Н.С. земельных участков, совершенной с нарушением порядка и по заниженной цене, сами по себе не могут являться основанием для истребования имущества у последующего добросовестного приобретателя, который вправе был исходить из достоверности сведений о правах на спорное имущество, зарегистрированных в публичном реестре.

В Определении Верховного Суда РФ от 29.08.2017 N 50-КГ17-19 высшая судебная инстанция также не признала, что земельные участки выбыли из владения собственника помимо его воли. В данном определении в частности говорится следующее:

В соответствии с распоряжением от 25 марта 2008 г. N 1449-р Главное управление по земельным ресурсам Омской области передало в постоянное (бессрочное) пользование администрации Саргатского муниципального района Омской области земельный участок, в отношении которого 6 мая 2011 г. зарегистрировано право собственности муниципального образования Саргатский муниципальный район Омской области.

Указанные действия по передаче земельного участка Саргатскому муниципальному району Омской области расценены судом как не соответствующие воле законного владельца. Однако каких-либо правовых доводов в обоснование данного утверждения, как того требует статья 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в судебных постановлениях приведено не было.

Таким образом, вывод судов о том, что земельный участок с кадастровым номером выбыл из собственности муниципального образования городской округ город Омск Омской области помимо воли собственника, сделан в нарушение положений статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, во многих случаях передача имущества во исполнение договора, который потом был признан недействительным, свидетельствует как раз о наличии воли на передачу имущества.

В Определении Верховного Суда РФ от 04.07.2017 N 4-КГ17-23 указаны некоторые критерии для определения того, выбыло ли имущество помимо воли собственника или нет. В определении говорится следующее:

Согласно пункту 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации в число основных начал гражданского законодательство входит приобретение и осуществление гражданских прав субъектами гражданских правоотношений своей волей и в своем интересе. В силу пункта 1 статьи 2 названного Кодекса гражданские правоотношения основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников.

Исходя из смысла пункта 3 статьи 154 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательным условием совершения двусторонней (многосторонней) сделки, влекущей правовые последствия для ее сторон, является наличие согласованной воли таких сторон.

Таким образом, действия стороны гражданско-правовых отношений могут быть признаны совершенными по ее воле только в случае, если такая воля была детерминирована собственными интересами и личным усмотрением указанной стороны.

При таких обстоятельствах действия собственника по передаче принадлежащего ему имущества третьему лицу, являющиеся следствием заведомо незаконного и (или) недобросовестного поведения приобретателя имущества, не могут быть признаны добровольными.

Споры об истребовании чужого имущества из незаконного владения имеют множество правовых нюансов и для достижения в них положительного результата необходимо привлечении квалифицированного адвоката или юриста.

Адвокат по гражданским делам.

Восстановление корпоративного контроля при утрате доли в уставном капитале ООО (часть I)

Утрата доли в уставном капитале общества влечет потерю прав, вытекающих из нее, в том числе потерю права корпоративного управления и контроля. На практике участники обществ с ограниченной ответственностью не учитывают риски неправомерной утраты доли и не предпринимают периодически действий по проверке сведений в ЕГРЮЛ о том, кому принадлежат доли в уставном капитале ООО. Несвоевременное осведомление об утрате доли влечет сложности реализации механизма восстановления прав на такую долю, а также восстановления и защиты нарушенных корпоративных прав в период, когда доля находилась у другого лица.

До настоящего времени законодатель не определил перечень мер, принятие которых обязательно участниками обществ, а также иными лицами, которые бы предотвратили противоправное лишение участников принадлежащих им долей в уставном капитале. Не конкретизированы и способы защиты и восстановления прав потерпевших участников. Судебная практика воспринимает предусмотренные законом общие способы защиты, устанавливает, какие из них являются надлежащими, а также вырабатывает новые, прямо законом не предусмотренные.

В зависимости от конкретных обстоятельств и причин, по которым выбыла доля в уставном капитале общества, права такого лица могут быть восстановлены посредством применения различных способов защиты.

Иски о признании права собственности на долю

Доля в уставном капитале общества является объектом гражданских прав и может переходить от одного лица к другому на основании соответствующей сделки или на ином основании, предусмотренном законом. Однако, к сожалению, нередко участники общества могут обнаружить, что принадлежащие им доли в уставном капитале выбыли из их владения без соответствующего на то волеизъявления. В такой ситуации лицо может защитить свое нарушенное право посредством предъявления иска о признании за ним права на долю в уставном капитале по причине ее выбытия помимо воли (статьи 301, 302 ГК РФ, п. 17 ст. 21 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Как указано в Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2014 по делу № А56-32091/2013, доля в уставном капитале хозяйственного общества представляет собой особый вид имущества, на который, в случае его выбытия из владения участника общества, распространяются правовые механизмы защиты прав собственника объектов гражданских прав, в частности, такой способ защиты как виндикация. При этом права лица, считающего себя владельцем спорной доли, подлежат защите вне зависимости от признания недействительными ранее совершенных юридически значимых действий с таким имуществом (Постановление Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 № 972/11 по делу № А55-29068/2009).

Для восстановления прав на долю, выбывшую из владения участника помимо его воли, необходимо предъявить иск виндикационного характера к последнему владельцу этой доли и оспорить запись в ЕГРЮЛ о регистрации права. Исковые требования о признании и лишении права на долю носят взаимосвязанный характер, поэтому оспаривать сделку, на основании которой к последнему приобретателю перешла доля, не надо.

В предмет доказывания по указанной категории дел входят обстоятельства утраты доли истцом в результате противоправных действий третьих лиц или иным путем помимо его воли. На практике наиболее распространёнными действиями, направленными на незаконное изъятие чужой доли, являются подделка подписей на договорах, по которым совершаются сделки по отчуждению доли, подделка заявления о выходе участника из общества, фальсификация протоколов общих собраний участников, заключение сделки по отчуждению доли через представителя, не имеющего на то полномочий, а также иные.

Если истец уверен, что не заключал сделку, направленную на отчуждение доли, рекомендуется в ходе судебного заседания заявить о фальсификации и исключении документа из материалов дела либо заявить ходатайство о проведении судебной экспертизы документа. Если оппоненты не представят оригиналы документов для обозрения суда и проведения экспертизы, то бремя доказывания будет переложено на оппонента. Также стоит обратить внимание на фактическое место пребывания истца в день, когда заключалась сделка, наличие у него состояния, не позволяющего распоряжаться имуществом – доказательство указанных фактов также может стать основанием для удовлетворения иска (Постановление ФАС Уральского округа от 14.07.2014 по делу № А71-7991/2013).

Бремя доказывания своей добросовестности лежит на приобретателе к которому предъявлен иск. Срок исковой давности для иска о признании права на долю и одновременно о лишении права на долю добросовестного приобретателя, составляет три года со дня, когда лицо, утратившее долю или часть доли, узнало или должно было узнать о нарушении своих прав. Течение срока исковой давности по требованиям о признании прав на долю начинается не позднее даты проведения очередного собрания в году, следующем за годом, в котором участник лишился таких прав (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 30.10.2014 по делу № А59-5153/2013) – то есть не позднее 30 апреля.

Иск об оспаривании решения общего собрания участников общества об исключении участника в связи с неоплатой доли

По общему правилу, в случае неполной оплаты доли в уставном капитале общества в течение установленного срока, неоплаченная часть доли переходит к обществу. Такая часть доли должна быть реализована обществом в установленном порядке в течение 1 года либо погашена (статьи 16 и 24 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Если у общества отсутствует документ подтверждающий оплату доли участником, то решением общего собрания общества не оплативший долю участник может быть исключен. Рассмотрим механизм защиты участника в такой ситуации.

Утративший право на долю участник в связи с ее неоплатой имеет право обжаловать решение общего собрания участников общества в суд и предъявить документ, свидетельствующий об оплате доли в уставном капитале. В такой ситуации иск будет удовлетворен. Также решение ОСУ может быть признано недействительным в случае существенного нарушения порядка созыва и проведения собрания (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15.04.2013 по делу № А32-15093/2012).

Право на долю в уставном капитале ООО может быть восстановлено в случае, когда участник хотя бы фактически и не оплатил свою долю, однако в течение года со дня, когда такая доля должна была перейти обществу в связи с неоплатой, доля не была распределена между участниками или погашена, а сам участник активно осуществлял свои корпоративные права. Следовательно, после истечения установленного срока у общего собрания не будет права исключать участника и распределять его долю (Постановление Президиума ВАС РФ от 26.02.2013 № 12614/12 по делу № А42-6169/2011).

Срок исковой давности для предъявления таких исков составляет два месяца со дня, когда участник общества узнал или должен был узнать о принятом общим собранием участников решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным.

Иски о восстановлении корпоративного контроля над обществом

Читать еще:  Отдел маркетинга запланировал стимулирующую лотерею. Как уведомить госорганы о новой рекламной акции

Логично заметить, что успешная реализация вышеуказанных способов защиты в конечном итоге приводит к возврату доли. Однако до июня 2008 года при рассмотрении споров о виндикации долей, которые после их выбытия были размыты, складывалась отрицательно. Суды ссылались на невозможность достоверно установить у кого и в каком размере следует истребовать возврат доли, острым оставался и вопрос относительно определения размеров долей иных участников в случае удовлетворения иска. Такое положение вещей требовало введения нового механизма возврата доли, которым и стал иск о восстановлении корпоративного контроля.

Так, статья 12 Гражданского кодекса РФ среди прочих способов защиты гражданских прав предусматривает такой, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права. В области корпоративных отношений реализация данного способа защиты прав может выражаться в виде присуждения истцу соответствующей доли участия в уставном капитале хозяйственного товарищества или общества, исходя из того, что он имеет право на такое участие в хозяйственном товариществе или обществе, которое он имел бы при соблюдении требований действующего законодательства (Постановление Президиума ВАС РФ от 03.06.2008 № 1176/08 по делу № А14-14857/2004-571/21). Изложенная правовая позиция применима к ситуациям, когда после утраты лицом доли в уставном капитале, происходит увеличение уставного капитала, заключаются сделки с долями, и, в конечном итоге, становится затруднительным определить в чью пользу перешла утраченная доля.

Фактически изменение размера уставного капитала и соотношения долей участников приводит к тому, что спорная доля в уставном капитале общества, ранее принадлежавшая утратившему ее лицу, перестает существовать в первоначальном виде, в связи с чем применение реституции в виде ее возврата невозможно. Отказ в защите прав в таких случаях мог бы повлечь ряд злоупотреблений, направленных на захват чужого имущества. Бесспорно, потерпевший мог бы взыскать компенсацию стоимости такой доли, но, как известно, ценность доли по большей части состоит не в ее действительной стоимости, а в предоставлении корпоративных прав, бизнес-возможностей и иных благ, лицу, владеющему ею.

В такой ситуации, как указал Президиум ВАС РФ, надлежащим способом защиты является восстановление корпоративного контроля в виде установления такого состояния вещей, которое было бы при отсутствии нарушения прав лица, доля которого выбыла, то есть истцу должна быть возвращена доля, идентичная утраченной в процентном соотношении.

Интересна также еще одна позиция ВАС РФ, согласно которой отсутствие записи в ЕГРЮЛ о лице в качестве участника общества, не означает, что такое лицо не может осуществлять корпоративные права, если его статус как участника подтверждается иным образом, например, вступившим в законную силу судебным актом (Постановление Президиума ВАС РФ от 10.06.2008 № 5539/08 по делу № А40-11837/06-138-91). Отсюда следует, что, если во временной промежуток с момента, когда лицо помимо своей доли утратило долю в уставном капитале общества, и до внесения записи в ЕГРЮЛ о лице в качестве участника (восстановление корпоративного контроля), иные участники, зная о наличии судебного спора, будут совершать сделки с долями, то такие сделки могут быть признаны недействительными, а истцу будет возвращена доля в эквивалентном размере.

Анализ сложившейся судебной практики по делам о восстановлении корпоративного контроля в обществах с ограниченной ответственностью показал, что одним из условий восстановления корпоративного контроля является недобросовестность ответчика, иных лиц, действия которых направлены на незаконное изъятие доли истца.

Отметим также, что иск о восстановлении корпоративного контроля имеет место быть только тогда, когда невозможно осуществить защиту иным способом, предусмотренным законом. Обоснованием необходимости предъявления такого иска является то, что утраченная доля «исчезла» в юридическом смысле, и ее утрата повлекла утрату возможности осуществлять корпоративный контроль. При этом надо учитывать, что право корпоративного контроля может определяться не только размером доли, но иным образом (предоставление дополнительных прав и др.).

Иск о восстановлении корпоративного контроля непосредственно затрагивает имущественные права и интересы других участников общества. Так, при восстановлении корпоративного контроля одного лица, могут быть нарушены права других участников, если такое восстановление затронуло изменение процентного соотношение их долей в уставном капитале. Однако такое изменение не произойдет, если иные лица будут вести себя добросовестно, в частности, не воспользуются возникшей ситуацией для увеличения размера своей доли в уставном капитале за счет выбытия истца. Поэтому недобросовестность ответчика в делах о восстановлении корпоративного контроля является одним из обязательных условий для удовлетворения иска.

Во второй части статьи будет представлен анализ нового регулирования механизма возврата доли участнику, утратившему ее помимо своей воли, а также рассмотрим основания для отказа в восстановлении таким лицом корпоративного контроля и соответствующие правовые последствия.

Восстановление корпоративного контроля в ООО при утрате доли помимо воли участника общества

Адвокат Южного офиса ЮФ «Солнцев и партнеры» Михальчук Юлия

Утрата доли в уставном капитале общества влечет потерю прав, вытекающих из нее, в том числе потерю права корпоративного управления и контроля. На практике довольно сложно бывает вовремя установить факт выбытия доли помимо воли участника и реализовать механизм возврата доли, а также восстановить нарушенные корпоративные права в период, когда доля находилась у другого лица. В предлагаемой статье рассмотрим основные способы возврата утраченной доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, а также дадим некоторые рекомендации, касающиеся процессуальных нюансов ведения таких дел.

Признание права собственности

До настоящего времени законодатель не определил перечень мер, принятие которых обязательно участниками обществ, а также иными лицами, которые бы предотвратили противоправное лишение участников принадлежащих им долей в уставном капитале. Не конкретизированы способы защиты и восстановления прав потерпевших участников. Судебная практика воспринимает предусмотренные законом общие способы защиты, устанавливает, какие из них являются надлежащими, а также вырабатывает новые, прямо законом не предусмотренные.

В зависимости от конкретных обстоятельств и причин, по которым выбыла доля в уставном капитале общества, права такого лица могут быть восстановлены посредством применения различных способов защиты.

Доля в уставном капитале общества является объектом гражданских прав и может переходить от одного лица к другому на основании соответствующей сделки или на ином основании, предусмотренном законом. Однако, к сожалению, нередко участники общества могут обнаружить, что принадлежащие им доли в уставном капитале выбыли из их владения без соответствующего на то волеизъявления. В такой ситуации лицо может защитить свое нарушенное право посредством предъявления иска о признании за ним права на долю в уставном капитале по причине ее выбытия помимо воли (ст. 301, 302 ГК РФ, п. 17 ст. 21 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Как указано в Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2014 по делу № А56-32091/2013, доля в уставном капитале хозяйственного общества представляет собой особый вид имущества, на который, в случае его выбытия из владения участника общества, распространяются правовые механизмы защиты прав собственника объектов гражданских прав, в частности, такой способ защиты как виндикация. При этом права лица, считающего себя владельцем спорной доли, подлежат защите вне зависимости от признания недействительными ранее совершенных юридически значимых действий с таким имуществом (Постановление Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 № 972/11 по делу № А55-29068/2009).

Для восстановления прав на долю, выбывшую из владения участника помимо его воли, необходимо предъявить виндикационный иск к последнему владельцу этой доли и оспорить запись в ЕГРЮЛ о регистрации права. Исковые требования о признании и лишении права на долю носят взаимосвязанный характер, поэтому оспаривать сделку, на основании которой к последнему приобретателю перешла доля, не надо.

В предмет доказывания по указанной категории дел входят обстоятельства утраты доли истцом в результате противоправных действий третьих лиц или иным путем помимо его воли. На практике наиболее распространенными действиями, направленными на незаконное изъятие чужой доли, являются подделка подписей на договорах, по которым совершаются сделки по отчуждению доли, подделка заявления о выходе участника из общества, фальсификация решений общих собраний участников, заключение сделки по отчуждению доли через представителя, не имеющего на то полномочий, а также иные.

Если истец уверен, что не заключал сделку, направленную на отчуждение доли, рекомендуется в ходе судебного заседания заявить о фальсификации и исключении документа из материалов дела либо заявить ходатайство о проведении судебной экспертизы документа. Если оппоненты не представят оригиналы документов для обозрения суда и проведения экспертизы, то бремя доказывания будет развернуто. Также стоит обратить внимание на фактическое местонахождение истца в день, когда заключалась сделка, наличие у него состояния, не позволяющего распоряжаться имуществом – доказательство указанных фактов также может стать основанием для удовлетворения иска (Постановление ФАС Уральского округа от 14.07.2014 № Ф09-3967/14 по делу № А71-7991/2013).

Бремя доказывания своей добросовестности лежит на приобретателе, к которому предъявлен иск. Срок исковой давности для иска о признании права на долю и одновременно о лишении права на долю добросовестного приобретателя составляет три года со дня, когда лицо, утратившее долю или часть доли, узнало или должно было узнать о нарушении своих прав. Течение срока исковой давности по требованиям о признании прав на долю начинается не позднее даты проведения очередного собрания в году, следующем за годом, в котором участник лишился таких прав (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 30.10.2014 № Ф03-4238/2014 по делу № А59-5153/2013) – то есть не позднее 30 апреля.

Оспаривание решения

По общему правилу, в случае неполной оплаты доли в уставном капитале общества в течение установленного срока, неоплаченная часть доли переходит к обществу. Такая часть доли должна быть реализована обществом в установленном порядке в течение 1 года либо погашена (ст. 16 и 24 Закона № 14-ФЗ).

Если у общества отсутствует документ подтверждающий оплату доли участником, то решением общего собрания общества не оплативший долю участник может быть исключен. Рассмотрим механизм защиты участника в такой ситуации.

Исключенный участник имеет право обжаловать решение общего собрания участников общества в суде и предъявить документ, свидетельствующий об оплате доли в уставном капитале. В такой ситуации иск будет удовлетворен. Также решение может быть признано недействительным в случае существенного нарушения порядка созыва и проведения собрания (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15.04.2013 по делу № А32-15093/2012).

Решение об исключении участника будет признано недействительным в случае, когда хотя участником фактически и не была оплачена его доля, однако в течение года со дня, когда такая доля должна была перейти обществу в связи с неоплатой, она не была распределена между участниками или погашена. Следовательно, после истечения установленного срока у общего собрания не будет права исключать участника и распределять его долю (Постановление Президиума ВАС РФ от 26.02.2013 № 12614/12 по делу № А42-6169/2011).

Срок исковой давности для предъявления таких исков составляет два месяца со дня, когда участник общества узнал или должен был узнать о принятом общим собранием участников решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным.

Восстановление корпоративного контроля

Логично заметить, что успешная реализация вышеуказанных способов защиты в конечном итоге приводит к возврату доли. Однако до июня 2008 года при рассмотрении споров о виндикации долей, которые после их выбытия были размыты, складывалась отрицательно. Суды ссылались на невозможность достоверно установить, у кого и в каком размере следует истребовать возврат доли; острым оставался и вопрос относительно определения размеров долей иных участников в случае удовлетворения иска. Такое положение вещей требовало введения нового механизма возврата доли, которым и стал иск о восстановлении корпоративного контроля.

Так, ст. 12 ГК РФ среди прочих способов защиты гражданских прав предусматривает такой, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права. В области корпоративных отношений реализация данного способа защиты прав может выражаться в виде присуждения истцу соответствующей доли участия в уставном капитале хозяйственного товарищества или общества, исходя из того, что он имеет право на такое участие в хозяйственном товариществе или обществе, которое он имел бы при соблюдении требований действующего законодательства (Постановление Президиума ВАС РФ от 03.06.2008 № 1176/08 по делу № А14-14857/2004-571/21). Изложенная правовая позиция применима к ситуациям, когда после утраты лицом доли в уставном капитале происходит увеличение уставного капитала, заключаются сделки с долями, и в конечном итоге становится затруднительным определить в чью пользу перешла утраченная доля.

Фактически изменение размера уставного капитала и соотношения долей участников приводит к тому, что спорная доля в уставном капитале общества, ранее принадлежавшая утратившему ее лицу, перестает существовать в первоначальном виде, в связи с чем применение реституции в виде ее возврата невозможно. Отказ в защите прав в таких случаях мог бы повлечь ряд злоупотреблений, направленных на захват чужого имущества. Бесспорно, потерпевший мог бы взыскать компенсацию стоимости такой доли, но, как известно, ценность доли по большей части состоит не в ее действительной стоимости, а в предоставлении корпоративных прав, бизнес-возможностей и иных благ лицу, владеющему ею.

В такой ситуации, как указал Президиум ВАС РФ, надлежащим способом защиты является восстановление корпоративного контроля в виде установления такого состояния вещей, которое было бы при отсутствии нарушения прав лица, доля которого выбыла, то есть истцу должна быть возвращена доля, идентичная утраченной в процентном соотношении.

Интересна также еще одна позиция ВАС РФ, согласно которой отсутствие записи в ЕГРЮЛ о лице в качестве участника общества не означает, что такое лицо не может осуществлять корпоративные права, если его статус как участника подтверждается иным образом, например вступившим в законную силу судебным актом (Постановление Президиума ВАС РФ от 10.06.2008 № 5539/08 по делу № А40-11837/06-138-91). Отсюда следует, что, если во временной промежуток с момента, когда лицо помимо своей доли утратило долю в уставном капитале общества, и до внесения записи в ЕГРЮЛ о лице в качестве участника (восстановление корпоративного контроля), иные участники, зная о наличии судебного спора, будут совершать сделки с долями, то такие сделки могут быть признаны недействительными, а истцу будет возвращена доля в эквивалентном размере.

Читать еще:  Проверка патента на действительность — на каком ресурсе получить информацию

Анализ сложившейся судебной практики по делам о восстановлении корпоративного контроля в обществах с ограниченной ответственностью показал, что одним из условий восстановления корпоративного контроля является недобросовестность ответчика, иных лиц, действия которых направлены на незаконное изъятие доли истца.

Отметим также, что иск о восстановлении корпоративного контроля имеет место только тогда, когда невозможно осуществить защиту иным способом, предусмотренным законом. Обоснованием необходимости предъявления такого иска является то, что утраченная доля исчезла в юридическом смысле, и ее утрата повлекла утрату возможности осуществлять корпоративный контроль. При этом надо учитывать, что право корпоративного контроля может определяться не только размером доли, но иным образом (предоставление дополнительных прав и др.).

Иск о восстановлении корпоративного контроля непосредственно затрагивает имущественные права и интересы других участников общества. Так, при восстановлении корпоративного контроля одного лица могут быть нарушены права других участников, если такое восстановление затронуло изменение процентного соотношение их долей в уставном капитале. Однако такое изменение не произойдет, если иные лица будут вести себя добросовестно, в частности не воспользуются возникшей ситуацией для увеличения размера своей доли в уставном капитале за счет выбытия истца. Поэтому недобросовестность ответчика в делах о восстановлении корпоративного контроля является одним из обязательных условий для удовлетворения иска.

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 12.12.2008 по делу N А40-54601/08-83-596 В удовлетворении иска о признании права собственности на доли в уставном капитале общества и их истребовании из незаконного владения отказано, поскольку не представлено доказательств, подтверждающих выбытие доли из владения истца помимо его воли в результате совершения неправомерных действий.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

от 12 декабря 2008 г. по делу N А40-54601/08-83-596

Резолютивная часть решения объявлена 03 декабря 2008 г.

Мотивированное решение изготовлено 12 декабря 2008 г.

Арбитражный суд г. Москвы в составе:

председательствующий: судья А.Н. Маненков

при ведении протокола судебного заседания судьей А.Н. Маненковым

с участием представителей: от истца — Евстигнеева Е.В. дов. от 08.08.08 г.,

от ответчика — Красавин И.В. дов. от 04.09.08 г.; от 3-го лица (ООО “Центр по информатике и электронике“) — Шайхутдинова Л.Д. дов. от 19.06.08 г.

рассмотрел в открытом судебном заседании дело по иску

ООО “Логистик-Сити“ к ЗАО “Инком-Риэлти“, 3-и лица: ООО “Центр по информатике и электронике“ (ООО “ЦИЭ“), Черных Юрий Сергеевич

признании права собственности и истребовании доли

иск заявлен о признании права собственности на 100% долей в уставном капитале ООО “Центр по информатике и электронике“ (ООО “ЦИЭ“) и их истребовании из незаконного владения ЗАО “Инком-Риэлти“.

Ответчик требования не признал, в отзыве (т. 1, л.д. 71 — 72) указал, что ссылка истца на возбуждение уголовного дела по признакам преступления (изготовление поддельных документов) не может считаться доказательством отчуждения гр-ну Черных Ю.С. доли в уставном капитале общества, а также отсутствия воли истца на такое отчуждение, поскольку отсутствует вступивший в законную силу обвинительный приговор суда, из которого был следовало, что эти факты проверены и установлены в предусмотренном законом порядке. Ответчик сослался на материалы арбитражного дела N А40-56258/07-86-162, из которых как указал ответчик, следует что ООО “Логистик-Сити“ было известно о том у третьего лица (ООО “Центр по информатике и электронике“ — ООО “ЦИЭ“) сменился участник и генеральный директор общества, поскольку в суд на полномочного представителя ООО “ЦИЭ“ представлялись доверенности за подписями руководителя ООО “ЦИЭ“, полномочия которого истцом никогда не оспаривались, а работник истца (заместитель генерального директора) на основании этой доверенности действовал как в интересах ООО “ЦИЭ“, так и истца. Истцом не доказано, что отчуждение в уставном капитале ООО “ЦИЭ“ произошло помимо воли ООО “Логистик-Сити“ в пользу гр-н Черных

Ю.С.; ответчик является добросовестным приобретателем доли. В представленных дополнениях к отзыву ответчик указал, что истец обратился с иском спустя более года, после того, как в сентябре 2007 г. в ЕГРЮЛ были внесены изменения, связанные со сменой участника на Черных Ю.С., каких-либо корпоративных споров между истцом и Черных Ю.С. по поводу приобретения последним доли не было; представление договора купли-продажи доли не относится к перечню документов, определенных ст. 17 ФЗ “О государственной регистрации. “, представляемых на государственную регистрацию.

Истец в объяснениях указал, что доводы истца относительно одного и того же оттиска печати на представленных ответчиком документах, исходящих от ООО “ЦИЭ“ правового значения для рассмотрения дела не имеют, т.к. допуская предположение, что Черных Ю.С. неправомерно завладел печатью ООО “ЦИЭ“, нельзя сделать вывод о наличии воли ООО “Логистик-Сити“ на отчуждение 100% долей Черных Ю.С. в уставном капитале ООО “ЦИЭ“; воля юридического лица на совершение той или иной сделки с имуществом общества осуществляется или единоличным исполнительным органом, или советом директоров, или общим собранием участников общества; заместитель генерального директора не уполномочен совершать сделки по отчуждению 100% долей общества в уставном капитале ООО “ЦИЭ“. ООО “ЦИЭ“ не уведомлялось об уступке доли истцом, который никаких сделок по отчуждению доли не совершал. В регистрационном деле отсутствуют договоры между ООО “Логистик-Сити“ на

отчуждение доли Черных Ю.С., который также не уведомлял общество об уступке доли и не имел права на отчуждение доли, т.к. права и обязанности участника общества у Черных Ю.С. не возникли, потому что общество не уведомлялось об уступке доли. Черных Ю.С. являлся не уполномоченным лицом на подачу заявлений о государственной регистрации. Ответчик, как указал истец, является недобросовестным приобретателем, поскольку имел возможность и должен был проявить осмотрительность, выяснив, на каком основании сам Черных Ю.С. приобрел долю.

3-е лицо — ООО “Центр по информатике и электронике“ поддержало правовую позицию ответчика.

Черных Ю.С. о времени и рассмотрения дела извещался по адресу регистрации (т. 1, л.д. 126); заявлений, ходатайств, отзыва по существу спора не направил.

В судебном заседании 27.11.08 г. объявлялся перерыв на 02.12.08 г., а 02.12.08 г. на 03.12.08 г.

Выслушав стороны, исследовав материалы дела, суд находит, что требования не подлежат удовлетворению.

Согласно материалов регистрационного дела ООО “Центр по информатике и электронике“ (т. 2, л.д. 1 — 111), истребованных судом из ИФНС N 1, и представленным истцом — решения единственного участника общества от 05.02.2007 г., выписки из ЕГРЮЛ (т. 1, л.д. 14 — 36) истец являлся единственным участником ООО “Центр по информатике и электронике“ по состоянию на август 2007 г. Сведений об истце в обществе в поздний период времени

09 января 2008 г. единственным участником общества Черных Ю.С., являвшегося и генеральным директором общества, принято решение (т. 2, л.д. 48) об одобрении сделки о продаже доли ЗАО “Инком-Риэлти“. Между Черных Ю.С. и ЗАО “Инком-Риэлти“ 09 января 2008 г. заключен нотариально удостоверенный договор купли-продажи доли (т. 2, л.д. 47). 09 января 2008 г. ООО “Инком-Риэлти“ решением N 2 (т. 2, л.д. 49) утвердило новый устав общества и прекратило полномочия генерального директора Черных Ю.С., назначив генеральным директором общества Белых Д.Н.

Довод истца о том, что Черных Ю.С. не являлся единственным участником общества и не обладал 100%-ной долей, суд находит несостоятельным.

В судебном заседании обозревались материалы дела N А40-56258/07-86-162, в котором ООО “ЦИЭ“ участвовало в качестве 3-го лица (по иску МИФНС N 46 о ликвидации ОАО ПТК “Зеленоградстрой“), как один из учредителей ответчика. Материалами арбитражного дела N А40-56258/07-86-162 подтверждается факт участия в деле представителя ООО “Центр по информатике и электронике“ Ефименко Н.Ф. по доверенности от 12 марта 2007 г., выданной генеральным директором Капунцовым Б.А., и по доверенности от 06 декабря 2007 г., выданной генеральным директором Черных Ю.С. В материалы дела N 86-162 были представлены: выписка из ЕГРЮЛ от 19.12.2007 г., решение участника общества от 17.09.07 об утверждении изменений в устав общества (в связи со

сменой участника общества), из которых следует, что единственным участником и генеральным директором ООО “ЦИЭ“ на сентябрь 2007 г. являлся Черных Ю.С.; копии представленных документов общества заверены представителем общества Ефименко Н.Ф. Наряду с представителем Ефименко Н.Ф. по доверенности, выданной Черных Ю.С., в деле участвовал другой представитель ООО “ЦИЭ“, по доверенности, ранее выданной генеральным директором Капунцовым Б.А. 06.09.07 г., полномочия которого подтвердил истец решением N 1 от 05.02.2007 г. (т. 1, л.д. 13). Указанные обстоятельства подтверждают, что истец и общество не оспаривали полномочия Черных Ю.С. как генерального директора, имеющего статус участника общества. Конфликта интересов и полномочий, как и в поддерживаемой позиции по рассматриваемому спору, между представителями по доверенностям от имени ООО “ЦИЭ“, выданными Капунцовым Б.А. и Черных Ю.С. не было.

Конфликт интересов, как усматривается из материалов дела N 86-162 возник после продажи доли Черных Ю.С. ответчику и назначении генеральным директором общества Белых Д.Н., который отменил доверенности, выданные представителям ООО “ЦИЭ“ до 31 марта 2008 г. (в т.ч. доверенности, выданные Капунцовым Б.А. и Черных Ю.С.).

В деле N 86-162 имеется письмо заместителей генерального директора ООО “ЦИЭ“ А.А. Евсегнеева и заместителя генерального директора ООО “Логистик-Сити“ Н.Ф. Ефименко на имя начальника УБОП ГУВД по г. Москве N 01 от 28.01.2008 г., представленное в качестве приложения к сопроводительному

и участнике общества.

Непредставление ООО “Логистик-Сити“ и Черных Ю.С. договора об отчуждении доли последнему, утверждение о том, что такой договор в письменной форме не заключался, не могут свидетельствовать об отсутствии оснований владения и распоряжения долей Черных Ю.С.

Согласно п. 1 ст. 51 ГК РФ юридическое лицо подлежит государственной регистрации в уполномоченном государственном органе в порядке, определяемом законом о государственной регистрации юридических лиц. Данные государственной регистрации включаются в Единый государственный реестр юридических лиц, открытый для всеобщего ознакомления. В соответствии с требованиями п. 3 ст. 52 ГК РФ изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, а в случаях, установленных законом — с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию, о таких изменениях.

Довод истца о недобросовестности ответчика как приобретателя доли, вследствие проявления неосмотрительности, поскольку не было выяснено на каком основании Черных Ю.С. приобрел долю, суд находит несостоятельным.

Приведенные выше обстоятельства, указывают на то, что еще до внесения сведений в ЕГРЮЛ об ответчике как об участнике общества, ООО “Логистик-Сити“ и ООО “ЦИЭ“, а также неограниченному кругу третьих лиц (в т.ч. ответчику) были известны сведения с момента их государственной регистрации, внесенные в ЕГРЮЛ в отношении Черных Ю.С. как об участнике (владеющем 100%-ной долей в уставном капитале ООО “ЦИЭ“) и генеральном директоре общества. Решение

регистрирующего органа о внесении этих сведений в ЕГРЮЛ заинтересованными лицами не оспаривалось. Не подвергались сомнению и доверенности, выданные Черных Ю.С. в рамках рассматриваемого дела N А40-56258/07-86-162, как лицом, имеющим право на выдачу доверенностей от имени ООО “ЦИЭ“.

Согласно статье 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. При этом статьей 302 ГК РФ установлено, что имущество может быть истребовано от добросовестного приобретателя, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

Истцом в обоснование требований не представлено доказательств подтверждающих, что Черных Ю.С., являясь участником общества (о чем имелась запись в ЕГРЮЛ), не имел права отчуждать принадлежащую ему долю. Не представлено доказательств, подтверждающих выбытие доли из владения истца помимо его воли, в результате совершения неправомерных действий. Обосновывая отсутствие воли, истец в исковом заявлении выделяет (л.д. 6), что

подписи и печать общества были подделаны, не представляя соответствующих доказательств такого утверждения.

При указанных обстоятельствах, оснований для применения ст. ст. 301, 302 ГК РФ, указываемых истцом в исковом заявлении и удовлетворения требований, не имеется.

Ходатайство ответчика о проведении экспертизы печати, в отношении которой истец указывает на ее поддельность, на предмет опровержения довода истца и установления подлинности печати, судом отклонено, т.к. установление подлинности печати не может иметь решающего значения для рассмотрения спора по существу, поскольку истец в дополнительных объяснениях указал не на поддельность печати, а на неправомерное завладение ею.

Расходы по госпошлине согласно ст. 110 АПК РФ возлагаются на истца.

Руководствуясь ст. ст. 9, 123, 167 — 171 АПК РФ, суд

в удовлетворении иска ООО “Логистик-Сити“ к ЗАО “Инком-Риэлти“ о признании права собственности на 100% долей в уставном капитале ООО “Центр по информатике и электронике“ и их истребовании из незаконного владения ЗАО “Инком-Риэлти“ отказать.

Решение может быть обжаловано в порядке и сроки, установленные АПК РФ.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector