Третейские суды в 2017 году

Реформа третейских судов в РФ

С 1 ноября 2017 года третейские суды 1 , не получившие разрешение Правительства РФ, утрачивают возможность рассматривать споры. Введение разрешительного порядка предоставления права на учреждение институциональных третейских судов направлено на достижение одной из основных целей реформы арбитража (негосударственного) в России – на борьбу с «карманными» третейскими судами, повышение доверия к арбитражу и улучшение его качества.

Как следствие, это повлияет на рассмотрение споров по договорам, в которых уже содержатся третейские оговорки, а также приводит к необходимости изменить проекты (шаблоны) еще не заключенных договоров.

Об этом и других изменениях третейских судов в России – в нашем новом обзоре.

1. КЛЮЧЕВЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

С 1 сентября 2016 года вступили в силу Федеральный закон от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации (далее – «Закон об арбитраже») и Федеральный закон от 29.12.2015 № 409-ФЗ о внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с принятием Закона об арбитраже.

Данные законодательные акты внесли существенные изменения в российское законодательство о третейских судах, глобальной целью которых является доведение российского третейского разбирательства до мировых стандартов.

    Разрешительный порядок создания третейских судов (подробнее см. ниже)

Разрешительный порядок не распространяется на два наиболее известных арбитражных учреждения в России – МКАС при ТПП РФ и МАК при ТПП РФ – они получили право рассматривать споры в качестве постоянно действующих арбитражных учреждений (ПДАУ) в силу закона.

Прямое закрепление арбитрабельности корпоративных споров (подробнее см. ниже)

Ограничение компетенции третейских судов ad hoc

• Третейские суды ad hoc, т.е. образованные для рассмотрения конкретного спора, не могут рассматривать корпоративные споры.

• Cтороны арбитража ad hoc не могут заключить соглашение об отказе от возможности обращения в государственный суд за содействием.

• Третейские суды ad hoc лишены права обращаться к государственным судам за содействием в получении доказательств.

• Соглашение сторон об окончательности решения арбитража ad hoc является недействительным, т.е. сторона не утрачивает право на обращение в государственный суд с заявлением об отмене решения третейского суда adhoc.

• Стороны арбитража ad hoc могут поручить выполнение отдельных функций по администрированию спора ПДАУ, но это не повлечет за собой признание такого арбитража администрируемым со стороны ПДАУ.

Обращение в иностранные арбитражные учреждения

Необходимость получения разрешения Правительства РФ на осуществление функций ПДАУна территории РФ распространяется и на иностранные арбитражные учреждения. Однако единственным требованием, предъявляемым к иностранным арбитражным учреждениям, является наличие широко признанной международной репутации.

Если иностранное арбитражное учреждение не получило разрешение на администрирование арбитража в России, его решение рассматривается как решение третейского суда ad hoc с соответствующими ограничениями (см. выше).

Кроме того, для рассмотрения большинства корпоративных споров иностранное арбитражное учреждение также должно опубликовать специальный регламент по рассмотрению корпоративных споров (у большинства серьезных международных «арбитражей» такие регламенты существуют).

В связи с этим существует риск отказа в признании на территории РФ решений иностранных арбитражных учреждений, не получивших разрешения Правительства, по корпоративным спорам.

• Нововведения предусматривают, что арбитражное соглашение может быть заключено в том числе путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами (включая электронные), передаваемые по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от другой стороны, а также путем обмена процессуальными документами.

• Возможность включения арбитражного соглашения в устав юридического лица (кроме уставов АО с числом акционеров более 1000 и уставов ПАО). Устав должен быть одобрен всеми участниками. При этом важно иметь в виду, что арбитражное соглашение, включенное в устав юридического лица, распространяется на споры с третьим лицом, если третье лицо прямо выразило свою волю на обязательность для него указанного арбитражного соглашения.

2. КАКИЕ ПОСТОЯННО ДЕЙСТВУЮЩИЕ АРБИТРАЖНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ УЖЕ ПОЛУЧИЛИ РАЗРЕШЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ?

До 01.09.2016 не существовало практически никаких ограничений в создании третейских судов, что привело к формированию многочисленных «карманных» судов, учреждаемых для сомнительных целей.

Для исключения злоупотреблений в этой сфере введен разрешительный порядок. Право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (ПДАУ) теперь предоставляется распоряжением Правительства РФ. Распоряжение издается по рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Министерстве юстиции РФ.

ПДАУ может быть создано при некоммерческой организации (НКО) при соответствии следующим требованиям:

Соответствие правил арбитража требованиям Закона об арбитраже;

Достоверность представленной информации о НКО и ее учредителях (участниках);

Наличие у НКО репутации, масштаба и характера деятельности, позволяющих обеспечить высокий уровень деятельности ПДАУ, в также осуществление НКО деятельности, направленной на развитие арбитража в России;

Ведение и публикация в информационных целях рекомендованного списка арбитров, состоящего не менее чем из 30 человек, при условии получения в письменной форме согласия каждого кандидата на включение в список.Один арбитр не может входить в списки более 3 арбитражных учреждений. При этом установлены требования к списку арбитров с точки зрения квалификации и опыта работы по юридической специальности (см. диаграмму ниже).

Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП (не требуется получение разрешения Правительства РФ в силу закона)

Морская арбитражная комиссия при ТПП (не требуется получение разрешения Правительства РФ в силу закона)

Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей (на основании Распоряжения Правительства Российской Федерации от 27.04.2017 № 798-р);

Арбитражный центр при Институте современного арбитража (на основании Распоряжения Правительства Российской Федерации от 27.04.2017 №799-р)

На данный момент отсутствует единый реестр ПДАУ, которые получили разрешения Правительства РФ.

3. СТАТУС ТРЕТЕЙСКОЙ ОГОВОРКИ О РАССМОТРЕНИИ СПОРА В АРБИТРАЖНОМ УЧРЕЖДЕНИИ, НЕ ПОЛУЧИВШЕМ РАЗРЕШЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ

Арбитражное учреждение, которое до 1 ноября 2017 года не будет соответствовать новым правилам, не сможет далее осуществлять деятельность по администрированию арбитража. Это значит, что третейские оговорки о передаче споров в такие арбитражные учреждения станут неисполнимыми.

После 1 ноября 2017 года третейские оговорки о передаче спора на рассмотрение в постоянно действующее арбитражное учреждение, не получившее разрешение Правительства РФ, станут de facto неисполнимыми.

При этом незаконченные споры будут администрироваться как в арбитраже ad hoc, если стороны не договорятся об иной процедуре разрешения спора или если арбитражное соглашение не станет неисполнимым.

4. АРБИТРАТЕЛЬНОСТЬ КОРПОРАТИВНЫХ СПОРОВ

Несмотря на то, что до введения в действие Закона об арбитраже законодательство не содержало прямого запрета рассмотрения корпоративных споров в третейских судах, государственные суды в основном поддерживали точку зрения, отрицающую арбитрабельность корпоративных споров.

В настоящее время арбитрабельными являются корпоративные споры, связанные с созданием юридического лица, управлением им, участием в юридическом
лице-коммерческой организации, а также ряде некоммерческих организаций.

Все корпоративные споры должны рассматриваться только постоянно действующими арбитражными учреждениями (ПДАУ). Например, это касается корпоративных споров, связанных с принадлежностью акций и долей в уставном капитале российских юридических лиц, включая:

  • споры из договоров купли-продажи акций и долей;
  • споры, связанные с обращением взыскания на акции и доли;

споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг.

Ко многим корпоративным спорам применяются также дополнительные правила; они могут быть переданы на рассмотрение третейского суда лишь при соблюдении следующих условий:

1) Юридическое лицо, все его участники и иные лица, являющиеся истцами и ответчиками, заключили третейское соглашение;

2) В арбитражном учреждении утверждены правила рассмотрения корпоративных споров;

3) Местом арбитража является РФ.

Не могут рассматриваться третейскими судами те корпоративные споры, в которых, по мнению законодателя, явно выражен публичный интерес:

Споры о созыве общего собрания участников юридического лица;

Споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале ООО;

Споры, связанные с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий/бездействия государственных органов, органов местного самоуправления и т.д.;

Споры в отношении стратегических обществ (за исключением споров из сделок с акциями и долями в уставном капитале таких обществ, не требующих предварительного согласования);

Споры, связанные с приобретением и выкупом размещенных акций акционерным обществом и приобретением более 30% акций публичного общества;

Споры, связанные с исключением участников юридического лица.

5. АРБИТРАБЕЛЬНОСТЬ СПОРОВ О ПРАВАХ НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО

Законодательство не ограничивает передачу в арбитраж любых споров о правах на недвижимое имущество, однако запись в публичный реестр 2 о правах на недвижимость не может быть внесена в отсутствие исполнительного листа, выданного на основании судебного акта государственного суда.

Аналогичное требование – получение исполнительного листа – касается внесения записей в любые юридически значимые реестры по решению третейского суда (ст. 43 Закона об арбитраже), включая ЕГРЮЛ, ЕГРИП, ЕГРН и любые другие реестры, внесение записей в которые влечет за собой возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Все информационные материалы «Мозго и партнеры» доступны на нашем сайте и странице в LinkedIn .

Настоящий материал не является юридической консультацией, подготовлен исключительно в ознакомительных и информационных целях. «Мозго и партнеры» не несет ответственности за возможные последствия использования содержащихся в настоящем материале сведений без обращения к профессиональным консультантам.

Читать еще:  Как прекратить полномочия представителя и отменить доверенность

© Mosgo & Partners. Москва, 2017.

1 Новый закон оперирует рядом терминов, воспринимаемых в повседневной речи в качестве синонимов: арбитраж, третейский суд, арбитражное учреждение. Однако закон их разделяет. Так, по закону арбитраж – это синоним третейского разбирательства, то есть процесса (не следует путать с обиходным словом «арбитраж», которое часто означает государственный арбитражный суд). Третейский суд по закону – это непосредственное лицо (арбитр) или группа лиц (коллегия арбитров), которые рассматривают спор. Проводимое специалистами по третейскому разбирательству деление на институциональные арбитражи и арбитражи adhoc в законе находит выражение в двух терминах: «постоянно действующее арбитражное учреждение» (ПДАУ) (подразделение НКО, выполняющее на постоянной основе функции по администрированию арбитража) и «третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора». Все эти детали можно подробнее рассмотреть в ст. 2 Закона об арбитраже.

2 Единый государственный реестр недвижимости (ЕГРН)

По итогам реформы в России осталось четыре арбитражных учреждения

С 1 ноября рассматривать третейские споры в РФ могут только арбитражные учреждения, получившие разрешение правительства. Но за год с начала реформы их выдано всего два, плюс имеют право работать еще два суда при Торгово-промышленной палате (ТПП). Таким образом, число третейских судов в стране уменьшилось более чем в сто раз. Минюст утверждает, что российский арбитраж начинает соответствовать мировым трендам, а мошенничество уходит в прошлое. Но участники рынка говорят о вымирании третейского судопроизводства в России.

Точное число работавших в РФ до стартовавшей год назад реформы третейских судов (ТС) неизвестно, по разным оценкам — 1,5–3 тыс. По итогам переписи журнала «Третейский суд», на 17 февраля 2017 года их было 398. При этом число обращений за исполнением решений ТС росло: в 2013 году арбитражные суды вынесли 4403 акта по таким делам, в 2014 году — 5747, а в 2015 году — 8053. Рост числа обращений в 2015 году может объясняться решением КС от 18 ноября 2014 года, позволившим исполнять решения «карманных» ТС, аффилированных со стороной спора, если не доказана пристрастность арбитров. В 2016 году число актов об исполнении третейских решений составило 7422 (на 31 октября 2017 года — 5460).

Вступивший в силу в сентябре 2016 года закон «Об арбитраже» определил, что ТС может быть лишь некоммерческая организация (НКО), которая должна получить рекомендацию Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте, а затем разрешение правительства. С 1 ноября третейские споры в РФ могут рассматривать только те, кто прошел процедуру и стал постоянно действующим арбитражным учреждением (ПДАУ). Исключение сделано лишь для Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ, им достаточно было задепонировать новые правила рассмотрения споров. Реформа сократила количество ТС на несколько порядков: в Минюст поступило более 70 заявлений от примерно 40 НКО, на рассмотрении около десятка, полностью завершить оформление смогли только два суда.

До совета не добраться

Поскольку в составе совета при Минюсте чиновников мало, а большинство его членов — корпоративные юристы, представители науки и бизнес-объединений, третейское сообщество исходно не опасалось проблем. Беспокойство процедура вызывала в первую очередь у ТС, которые действовали полулегально и были, например, средством взыскания несуществующих долгов или разрешения спора в отсутствие ответчика. Но неожиданно главной преградой стал Минюст, куда подаются документы для первичной проверки. За год в совет из министерства ушло лишь три заявки, на их рассмотрение понадобилось одно заседание. Две были одобрены, соискатели получили разрешение правительства на создание ПДАУ. Это РСПП и Институт современного арбитража (ИСА).

Третейское разбирательство стало национальным

В качестве причины такого жесткого отсеивания в Минюсте называют «большое количество недочетов и ошибок в заполнении документов». Среди типичных недостатков отмечают несовпадение информации об арбитрах в рекомендованном списке ПДАУ с данными документов НКО, а также отсутствие оригиналов или надлежаще заверенных копий документов, подтверждающих наличие у арбитров необходимого по закону десятилетнего опыта разрешения гражданских споров (должна иметь как минимум половина арбитров из списка ПДАУ) или ученой степени по гражданским специальностям (не менее трети).

Представители НКО, не прошедших проверку Минюста, добавляют, что многие претензии касались небольших ошибок в номерах и названиях или несовпадения данных со сведениями из интернета. Основные проблемы связаны с информацией об арбитрах. Например, если название вуза указывалось в документах так, как в дипломе, но теперь изменилось, Минюст мог счесть это недостоверными сведениями. Если арбитра повысили в должности за время рассмотрения бумаг, оно приостанавливалось для исправлений. Также министерство требовало, чтобы наименование места работы арбитра в справке соответствовало общедоступным сведениям в интернете. При этом в числе арбитров с учеными степенями не учитывались те, кто получил их за рубежом, а также те, чей шифр научной специальности не совпадал с данными из электронного каталога диссертаций РГБ. Многие документы Минюст требовал заверить нотариально.

Михаил Морозов: «Пока Минюсту не станет неудобно, ничего не изменится»

Еще одной типичной головной болью стало подтверждение стажа арбитров и судей в отставке. Какие именно документы для этого требуются, в законе не указано. Возглавляющий совет замминистра юстиции Михаил Гальперин рассказал “Ъ”, что министерство рекомендовало брать справки из судов о рассмотренных судьями (арбитрами) делах с указанием сторон и предмета спора, «чтобы было понятно, что это достоверная информация». «Мы сталкивались с ситуациями, когда справка о делах арбитра просто выдавалась председателем ТС самому себе, что, безусловно, вызывает сомнения в реальности сведений,— объяснил чиновник.— Не буду говорить за всех, но я, как один из членов совета, считаю, что информации о делах без указания того, кто и о чем судился, недостаточно».

Если справку о том, что лицо работало арбитром или федеральным судьей, получить было сравнительно легко, то информацию о конкретных делах согласились дать далеко не все суды. Большинство ТС отказали в этом из-за условия о конфиденциальности рассмотрения споров, а в госсудах ссылались на то, что закон не обязывает их предоставлять данные, говорят заявители. Некоторые из них добавляют, что при повторной подаче документов после приостановления или возврата Минюст мог выдвинуть новые претензии к тому, что исходно вопросов не вызвало. В ряде случаев министерство вообще возвращало документы со ссылкой на «недостоверные сведения» без уточнений.

Управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры» Максим Кульков уверен, что подобный «излишний формализм» не оправдан. «Критерии отбора намеренно прописаны нечетко для обеспечения дискреции аппарата Минюста,— полагает управляющий партнер “Муранов, Черняков и партнеры” Александр Муранов.— Конечно, формальные неточности основанием для отказа в передаче документов в совет быть не должны».

Андрей Горленко: «Не могу сказать, что к нам как-то лучше и легче относились»

По мнению одного из заявителей, получивших отказ, «министерство проявляет чудеса формализма, потому что им поставили такую задачу — “под шумок” очистить рынок от всех возможных конкурентов». Александр Муранов также видит проблему в том, что Минюст «начинает изобретать новые придирки и проявляет двойные стандарты, избирательность к заявителям». Представитель одной из НКО, чьи документы не дошли до совета, также говорит о борьбе с конкурентами, подчеркивая, что арбитражный центр при ИСА «по сути, создан при Минюсте, который поддерживает его через всяческие программы финансирования». В ИСА, впрочем, особые отношения с Минюстом отрицают (см. интервью с Андреем Горленко).

Отдельной проблемой стали требования к стажу и ученым степеням арбитров для провинциальных ТС. «Далеко не каждый регион может похвастаться таким составом судей даже в госсудах,— говорят в одной из региональных ТПП.— Например, из 35 судей арбитражного суда Вологодской области только 10 человек имеют опыт рассмотрения гражданских дел свыше 10 лет и только один судья закончил аспирантуру. В Курганской области и вовсе нет юристов со степенями, потому что нет юридического вуза».

И даже опытные иностранные арбитры выражают недоумение по поводу параметров российской реформы. Сейчас из иностранцев, по сведениям “Ъ”, в списках ПДАУ присутствуют арбитры в основном из стран СНГ (Белоруссии, Украины), а также, например, Болгарии. Их стаж подтверждали, как правило, арбитражные центры при национальных ТПП, не давая, впрочем, информации о сторонах и предмете спора.

Что думают иностранные арбитры о требованиях Минюста РФ

В Минюсте не считают свои требования завышенными, а претензии придирками. «Если профессионал не может переписать правильно свои ФИО и паспортные данные, то с ним не о чем больше говорить»,— подчеркивает Михаил Гальперин.

По узбекскому варианту

Сколько третейских судов нужно России?

Основную задачу реформы чиновники называют «выполненной в том смысле, что уже сейчас мы видим контуры будущей системы арбитражей, они соответствуют мировым трендам, у нас формируются сильные ПДАУ, в которых есть профессиональные арбитры мирового уровня». «Российский бизнес имеет четыре ПДАУ, в которых он может быть уверен как в добросовестных участниках рынка, которым можно доверять. Мошенники, конечно, не перестанут автоматически существовать с 1 ноября. Они сейчас придумывают разные способы обхода закона, но, на мой взгляд, эти попытки свидетельствуют об агонии маргинального рынка ТС»,— подчеркивает Михаил Гальперин.

Читать еще:  Отзыв доверенности

Эту позицию разделяет партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов: «Было расчищено страшное болото, а именно, когда сотни и сотни институций, называемых третейскими судами, фактически занимались проштамповкой междусобойчиков и договорняков, а на самом деле никакого отношения к правовому спору все это не имело».

«Несомненный плюс реформы — создание понятного правового поля для рассмотрения корпоративных споров,— признает управляющий партнер юрфирмы Lidings Андрей Зеленин.— Но стоило ли это таких жертв? Ведь по сути, имея в уме благую цель победить “карманные” третейские суды, мы пока добились только очень серьезного замедления развития арбитража в РФ». Максим Кульков также считает, что «власть перегнула палку».

Можно ли мошенничать после реформы

По мнению главы Арбитражной ассоциации Владимира Хвалея, в результате третейская реформа в России пошла по узбекскому варианту: «В Узбекистане Минюст создал ТС в областях, городах, районах. Эти суды входят в Ассоциацию третейских судов Узбекистана, а третейские судьи имеют категории, чтобы было понятно, почему гонорары у одного арбитра выше, чем у другого. По сути, это не имеет ничего общего с третейским разбирательством. Больше похоже на создание системы полугосударственных судов, и непонятно, зачем это нужно».

Александр Муранов, отмечая положительный эффект от «прекращения безобразий и злоупотреблений», заключает: «Если судить по той инфраструктуре и той атмосфере, которые получились, то итоги скорее печальны». «Похоже, арбитражная реформа терпит полное фиаско, поскольку ни одна из задекларированных целей не достигается,— категоричен представитель одной из НКО.— Оказалось, что на всю Россию у нас есть только четыре ПДАУ, все остальные “рожей не вышли”, иностранные институты не получили разрешения на работу, споры по-прежнему убегают за границу, а внутренний арбитраж сильно попахивает плановой экономикой и контролем государства». За бортом оказались и ТС, созданные при крупных компаниях. В «Газпроме», «Ростехе», «Росатоме» и ЛУКОЙЛе отказались ответить на запрос “Ъ” о судьбе их ТС и будущем месте рассмотрения споров.

Какова судьба кэптивных третейских судов

Ситуация накалилась до такой степени, что даже Минюст признал наличие проблемы. «С ноября достоверность сведений НКО будет оцениваться на заседаниях совета, потому что мы видим непонимание, напряженность среди заявителей и хотим продемонстрировать открытость и прозрачность»,— сообщил “Ъ” Михаил Гальперин. Но заявители не уверены, что их шансы возрастут. «Совет не доказал самостоятельность. Он напоминает Верховный совет СССР: вроде бы все члены очень уважаемые люди, но почему-то всегда голосуют, как говорит партия»,— говорят в одной из НКО. Другой источник “Ъ” подтверждает, что уже были ситуации, когда желание членов совета проголосовать отлично от большинства встречало «неодобрение и непонимание».

Следующее заседание совета назначено на 10 ноября. По данным “Ъ”, на рассмотрении Минюста, в частности, заявления ТС при Независимой арбитражной палате, где раньше судился Сбербанк, Арбитражной ассоциации, а также при фонде «Право и экономика ТЭК». В связи с большим количеством заявок еще одно заседание совета планируется провести в декабре.

Ассоциация международных
автомобильных перевозчиков

Создана в 1974 году

Арбитры обновились. Третейские суды в России перешли на новые правила работы

1 ноября официально начали действовать новые правила для третейских судов.

На данный момент в стране действуют лишь четыре официальных третейских суда. Точнее — арбитражные учреждения, так их называют по новому закону. Но суть остается та же, третейская процедура — это альтернативный способ рассмотрения споров. Дело рассматривают негосударственные судьи.

В прошлом году стартовала большая реформа третейских судов. Вчера закончился переходный этап, и отныне все действующие арбитражи должны отвечать новым правилам. Работать имеют право лишь те, кто получил разрешение от правительства страны.

Исключения составляют Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате России. Им, согласно закону, одобрения правительства не требуется.

Cейчас в минюсте рассматривается около 30 заявок от некоммерческих организаций, желающих открыть постоянно действующие арбитражи.

Как сообщила вчера на брифинге, посвященном реформе, член президиума Арбитражного центра при Институте современного арбитража Анна Грищенкова, в год третейские суды рассматривали около 10 тысяч дел. А через государственные суды ежегодно проходят миллионы дел. Развитие арбитражей призвано в том числе снизить нагрузку на судебную систему, создав эффективные механизмы для защиты прав граждан.

Третейские суды активно развивают современные технологии: есть возможности проводить процессы с использованием видеоконференцсвязи, создаются специальные программы, позволяющие участвовать в процессе удаленно. Изучать материалы, представлять доказательства — и все в электронном режиме. Так что даже в отдаленных районах можно получить доступ к третейскому разбирательству.

Совет по совершенствованию третейского разбирательства при минюсте будет обобщать и анализировать практику третейских судов. Недавно министерство юстиции приняло соответствующий приказ. При этом правовые подходы не должны отличаться, ведь законы одинаковые, и третейские суды не придумывают какие-то новые правовые принципы.

Пресс-конференция ТАСС «Третейские суды нового времени». ТПП РФ: Мы не должны потерять третейское разбирательство на местах.

1 ноября 2017 года в ТАСС состоялась пресс-конференции «Третейские суды нового времени», в которой приняли участие вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ, заместитель председателя Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Министерстве юстиции РФ Вадим Чубаров, председатель Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ, заведующий кафедрой международного частного и гражданского права МГИМО Алексей Костин, президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко, региональный представитель России в Судебном комитете Международной ассоциации юристов, член президиума Арбитражного центра при Институте современного арбитража Анна Грищенкова и ответственный администратор Арбитражного центра при Институте современного арбитража Андрей Горленко.

Завершился переходный этап реформы третейского разбирательства. С 1 ноября 2017 года постоянно действующее арбитражное учреждение (ПДАУ) вправе осуществлять свою деятельность лишь при условии получения некоммерческой организацией, при которой оно создано, права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, предоставляемого актом Правительства Российской Федерации, за исключением МКАС и МАК при ТПП РФ.

Вадим Чубаров подробно рассказал о работе ТПП России по развитию международного и национального коммерческого арбитража в нашей стране, которую она проводит уже более 80-ти лет, ее роли в подготовке нового законодательства об арбитраже, а также о работе Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте РФ по рассмотрению заявок некоммерческих организаций на получение права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения.

Он также отметил, что реформа третейского разбирательства будет продолжена и после 1 ноября 2017 г. Так, в соответствии с новыми требованиями законодательства создано два новых ПДАУ, при этом более 30 заявок от некоммерческих организаций находятся на рассмотрении в Министерстве юстиции, пояснил Вадим Чубаров.

Важным направлением реформы законодательства является поддержание третейского разбирательства на местах, которое мы не должны потерять, подчеркнул Вадим Чубаров. МКАС при ТПП РФ реализует это направление путем открытия своих отделений в регионах, третейское разбирательство в которых проходит по правилам и стандартам МКАС. Сегодня МКАС открыто 4 отделения в Ростове-на-Дону, Иркутске, Уфе и Казани, торгово-промышленными палатами подано более 20 заявок на открытие отделений МКАС в регионах.

Алексей Костин остановился на развитии МКАС при ТПП РФ в условиях нового законодательства, включая подготовку правил арбитража, возможности по рассмотрению внутренних, корпоративных и спортивных споров и открытию первых отделений МКАС.

По мнению Алексея Костина, количество создаваемых постоянно действующих арбитражных учреждений должно соответствовать потребностям бизнеса, а третейское разбирательство – иметь высокое качество.

Как заметил Юрий Пилипенко, Федеральная палата адвокатов РФ была вовлечена в очень важное для нашей страны дело реформирования третейского разбирательства и выступила одним из учредителей некоммерческой организации «Институт современного арбитража», которая создала впоследствии Арбитражный центр как постоянно действующее арбитражное учреждение. Юрий Пилипенко отметил также, что реформа третейского разбирательства свершилась, но она ещё не закончена. — ВИДЕО здесь. //

Арбитражный суд Сахалинской области

Отделение Южно-Сахалинск, г. Южно-Сахалинск

Получатель

УФК по Сахалинской области(МРИ ФНС РФ №1 по Сахалинской области)

Расчетный счет

Список третейских судов

Минюстом России разъяснены последствия окончания 1 ноября 2017 года переходного периода реформы арбитража (третейского разбирательства) для физических и юридических лиц

По сообщению Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Сахалинской области, направленному по поручению Минюста России, 1 ноября 2017 года окончен переходный период реформы арбитража (третейского разбирательства).

С 01.11.2017 для администрирования арбитража необходимо наличие права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Данное право предоставляется актом Правительства Российской Федерации.

Двум арбитражным институтам данное право предоставлено законом – Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации осуществляют функции постоянно действующего арбитражного учреждения без необходимости предоставления Правительством Российской Федерации права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (часть 1 статьи 44 Федерального закона от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»).

Читать еще:  Как назвать организацию

Постоянно действующие арбитражные учреждения, постоянно действующие третейские суды, не получившие права администрировать арбитраж, не могут осуществлять данную деятельность. В отсутствие права учреждение, например, не может назначать или отводить арбитров, вести делопроизводство, собирать и распределять арбитражные сборы (организационно обеспечивать арбитраж).

В случае, если после 01.11.2017 учреждение, не получившее соответствующее право, продолжит администрировать арбитраж по начатым спорам и принимать новые дела к рассмотрению, его деятельность подлежит прекращению.

Вынесенные после 1 ноября 2017 года решения учреждений, не получивших права администрировать арбитраж, считаются принятыми с нарушением процедуры арбитража, предусмотренной законом, что в силу норм процессуального законодательства может явиться основанием для отмены решения третейского суда или отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение его решения.

Согласно пункту 16 статьи 52 Федерального закона от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее – Закон об арбитраже) по спорам, которые были начаты в учреждении до 01.11.2017, все функции подлежат выполнению третейским судом (то есть непосредственно составом арбитров, а не учреждением) как при арбитраже, образованном для разрешения конкретного спора. Такое решение подлежит признанию и приведению в исполнение как решение, принятое арбитражем, образованным для разрешения конкретного спора. При этом арбитраж, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, не в праве рассматривать корпоративные споры.

По состоянию на 24.11.2017 только четыре арбитражных учреждения получили право на администрирование арбитража:

1) Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (на основании Закона об арбитраже),

2) Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (на основании Закона об арбитраже)

3) Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей (на основании распоряжения Правительства РФ от 27.04.2017 № 798-р)

4) Арбитражный центр при некоммерческой автономной организации «Институт современного арбитража» (на основании распоряжения Правительства РФ от 27.04.2017 № 798-р).

Таким образом, учреждения, не входящие в данный список, не имеют права администрировать арбитраж после 01.11.2017. Следовательно, часть арбитражного соглашения о передаче спора в конкретное учреждение, у которого отсутствует право администрировать арбитраж после 01.11.2017, становится неисполнимой. Физические и юридические лица могут заключить новое арбитражное соглашение о передаче спора на рассмотрение арбитражного учреждения, получившего право администрировать арбитраж.

Кроме того, согласно статье 43 Закона об арбитраже внесение изменений в юридически значимые реестры (например, в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Единый государственный реестр юридических лиц) осуществляется на основании исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Таким образом, основанием для внесения изменений является именно исполнительный лист, а не решение постоянно действующего арбитражного учреждения. При отсутствии исполнительного листа изменения в юридически значимые реестры вноситься не могут.

Для отмены решения третейского суда, считает ВС РФ, суды должны пользоваться «в исключительных случаях».

ВС РФ хочет обязать государственные суды лояльнее относиться к третейским

Верховный суд (ВС) РФ намерен убедить инвесторов в лояльности российских судов к третейскому разбирательству. Он готовит постановление пленума, обязывающее суды проявлять больше гибкости при рассмотрении арбитражных оговорок и устанавливать действительную волю сторон.

Постановление должно продемонстрировать как отечественным, так и иностранным инвесторам нацеленность российских судов на поддержку такого важного в инвестиционном отношении способа разрешения споров как арбитраж и третейское разбирательство, говорила во вторник на заседании пленума ВС РФ его судья Наталья Павлова, представляя проект документа. Она отметила, что третейское разбирательство и международный коммерческий арбитраж являются самыми используемыми альтернативными средствами разрешения споров.

Разработку документа она объясняла необходимостью обобщения складывающейся практики, а также проведенной реформой третейского разбирательства.

Борьба в России с «карманным правосудием» в третейских судах, выносящих решения в пользу определенной стороны, привела осенью 2017 года к резкому — в сотни раз — сокращению таких судебных инстанций. Право рассматривать третейские споры получили арбитражные учреждения, имеющие разрешение правительства РФ. Вместо существовавших в стране, по разным экспертным оценкам, от 1,5 тыс. до 3 тыс. третейских учреждений, сейчас в стране насчитываются лишь семь таких организаций.

КОМПЕТЕНЦИЯ ТРЕТЕЙСКИХ СУДОВ

Проект постановления указывает, что на рассмотрение в третейские суды можно передавать гражданско-правовые споры, если иное прямо не запрещено законом. «Для судебной практики очень важно указание на то, что перечень гражданско-правовых споров, которые не могут передаваться в арбитраж, является закрытым и не может быть расширен судом», — говорит правовой советник Российского арбитражного центра Юлия Муллина.

Сейчас в процессуальных кодексах и ряде законов указаны споры, которые передать в третейский суд нельзя. К ним, в частности, относятся дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, дела о защите прав и законных интересов группы лиц, споры о созыве общего собрания участников юрлица, споры, связанные с исключением его участников. А закон «О рынке ценных бумаг» запрещает отдавать на рассмотрение третейского суда споры по договорам, заключенным форекс-дилерами с гражданами, не являющимися индивидуальными предпринимателями.

Также ВС РФ отмечает, что закон может предусматривать и обратное исключение — разрешить третейское разбирательство по ряду споров, которые должны рассматриваться в государственных судах, по общему правилу. Например, закон «О физической культуре и спорте в РФ» делает такое исключение для споров, возникающих в профессиональном спорте и спорте высших достижений. Они могут передаваться в специальный арбитраж. О его создании в России было объявлено весной 2019 года.

«Долгое время оставался неразрешенным вопрос арбитрабильности отдельных категорий трудовых споров, а именно соотношения общего регулирования в Гражданско-процессуального кодекса РФ и специального регулирования ФЗ «О физической культуре и спорте», которые прямо противоречили друг другу. Проект постановления пленума ответил на этот вопрос формулой, что в данном случае частное регулирование уточняет и отменяет общее регулирование, поэтому частный закон в данном случае имеет приоритет и существующее противоречие не так критично», — говорит юрист практики международного коммерческого арбитража адвокатского бюро КИАП Наталья Кислякова.

ОШИБКА В НАЗВАНИИ СУДА

Указание на несуществующее арбитражное учреждение может свидетельствовать о неисполнимости арбитражной оговорки, говорится в документе. При этом ошибка при указании наименования арбитражного учреждения или третейского суда в соглашении сторон о выборе места разрешения споров или применимых правил (такое соглашение называется арбитражной оговоркой — ИФ) сама по себе не влечет невозможность его исполнения, говорится в проекте постановления.

В этом случае государственный суд, выполняющий функции контроля, должен попытаться определить, о чем на самом деле договорились стороны. ВС РФ отмечает, что судам при наличии сомнений в действительности и исполнимости арбитражного соглашения следует оценивать не только текст арбитражного соглашения, но и иные доказательства, позволяющие установить действительную волю сторон. К ним относятся и предшествующие арбитражному соглашению переговоры, переписка, последующее поведение сторон.

КОГДА ТРЕТЕЙСКИЙ СУД ГОСУДАРСТВЕННОМУ НЕ УКАЗ

Действующее законодательство разрешает государственным судам отменять решения третейских или отказывать в выдаче исполнительных листов на исполнение их решений, если эти решения, по мнению государственных судов, противоречит публичному порядку РФ. И такие основания для отмены заявляются сторонами все чаще, отмечает юрист практики международного коммерческого арбитража адвокатского бюро КИАП Степан Султанов.

ВС РФ в проекте постановления указывает, что публичным порядком следует считать фундаментальные принципы, которые обладают особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы РФ, отмечает ВС РФ.

Такой возможностью для отмены решения третейского суда, считает ВС РФ, суды должны пользоваться «в исключительных случаях». При этом они обязаны установить совокупное наличие признаков: нарушение фундаментальных принципов правовой системы РФ, которое наносит ущерб суверенитету или безопасности государства, затрагивает интересы больших социальных групп либо нарушает конституционные права и свободы частных лиц.

По мнению ВС РФ, о нарушении публичного порядка РФ могут свидетельствовать, в частности, взыскание на основании арбитражного решения неустойки по неисполненному контракту, заключенному в результате совершения преступных действий, например, коммерческого подкупа уполномоченного лица организации — стороны контракта. В качестве второго примера ВС РФ приводит принятие арбитражного решения на основе подложных документов. Еще один пример — нарушение принципа соразмерности ответственности допущенному нарушению в виде взыскания заранее согласованных убытков или неустойки, которые носят карательный характер.

Однако последний пример смущает Султанова. «Конечно, проект постановления пленума ограничивает применение данного основания случаями, когда неустойка будет носить карательный характер. Но вопрос определения того, носит ли неустойка карательный характер, останется на усмотрение суда. В результате может возникнуть ситуация, когда суды будут чаще пересматривать решения третейских судов по существу и в результате снижать договорные неустойки», — опасается он.

Проект постановления отправлен на доработку.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector